Организации и компании, сделавшие сегодня ставку на такие ИТ-инициативы, как SOA, grid, EDA (event-driven architectures), надеются интенсифицировать свою деятельность, перейдя от централизованного к распределенному хранению информации и приложений, попутно сократив затраты на интеграцию, которые сегодня составляют уже 40% ИТ-бюджета. Как отмечают авторы этого выпуска журнала, одним из способов может быть построение Enterprise Data Fabric — корпоративного здания, структуры или «матрицы» данных» предприятия. Основная задача EDF состоит в интеграции и виртуализации корпоративных данных, и действительно этому способствуют и SOA, обеспечивающая виртуализацию приложений, и grid, обещающая виртуализацию ресурсов, и WWW, виртуализирующая информацию.

Однако здесь компании неизбежно сталкиваются с проблемами обеспечения надежного и быстрого доступа к данным, консолидации поступающих из многих источников данных и их доставки распределенным пользователям и приложениям, масштабирования объемов данных и событий. Многочисленные попытки переделать для решения этих проблем существующие СУБД, средства доставки сообщений и инструменты класса enterprise information integration имеющимися инструментами оказались неуклюжими, громоздкими и неэффективными.

Казалось бы, компаниям пора отказаться от политики компромиссов и сменить модель поведения. Но не тут-то было. На фоне заинтересованности компаний в корпоративных структурах данных наблюдается усиление маркетинговой активности ведущих ИТ-производителей, фактически монополистов, обещающих все более «эффективные» средства интеграции для построения «корпоративного здания данных» и предлагающих, например, фактически сначала разрушить его стены, выбросив унаследованные приложения. Что из этого получается, хорошо иллюстрирует провал нашумевшего некоторое время назад проекта Everest, затеянного компанией Ford Motor и спланированного по принципу «выбросить и заменить» программы, управляющие закупками через партнерскую сеть. В проект было вовлечено 350 ИТ-специалистов и инвестировано почти 400 млн. долл., однако взять Эверест не удалось даже за четыре года. Не получилось консолидировать данные, а новые композитные приложения работали недопустимо медленно. В итоге Ford Motor вернулась к использованию старых приложений.

Вот и аналитики Aberdeen Group предупреждают в своем отчете, специально посвященном оценке эффективности усилий по интеграции унаследованных приложений в современные архитектуры, что лишь около 20% компаний решаются сегодня на замену имеющихся приложений, остальные либо расширяют их функционал, либо модернизируют, предпочитая путем реинжиниринга средствами промежуточного ПО «упаковывать» их для использования в сервис-ориентированной среде.

Иногда на проблему смотрят со слишком близкого расстояния, но, возможно, не стоит преждевременно списывать со счетов унаследованные технологии и программы, и будет нелишним вспомнить, что, например, по надежности и стоимости обслуживания в долгосрочной перспективе мэйнфреймам до сих пор нет равных. К тому же у заказчиков имеется большой выбор — средства модернизации и расширения унаследованных приложений сегодня предлагают многие поставщики, действующие по принципу «за лидерами не следуют, их обходят». Однако здесь возникает ряд других вопросов: как адаптировать старые программы для новых условий? Как оценить качество программ?

В типичном гарантийном документе на приобретаемый программный продукт часто можно прочитать, что «программное обеспечение будет в течение n дней работать в соответствии с сопроводительными материалами, хотя программы могут содержать ошибки и установка может не завершиться успешным образом». Такая гарантия, по существу, ничего не гарантирует. Поставщики не могут гарантировать отсутствие ошибок в своем программном обеспечении, потому что они не могут в этом убедиться, однако стоимость ошибок потрясающе велика — по данным американского Национального института стандартов и технологии (NIST), ошибки в программном обеспечении только экономике США ежегодно обходятся в 60 млрд долл.

Корпорация General Motors тратит на ИТ более 3 млрд долл. в год и, по утвержденияю ее ИТ-директора, давно бы вышла из бизнеса, если бы продавала автомобили таким же образом, как сегодня продается программное обеспечение. Следует призывать поставщиков программных продуктов предоставлять гарантию, ограждающую потребителей от любых ошибок в коде. Однако сегодня поставщик не отвечает за финансовые убытки потребителей — поставщик должен устранять ошибки в программном обеспечении и возмещать потери, которые возникли по его вине. Можно ли ожидать появления программного обеспечения с гарантией пригодности к использованию по назначению? Как считают авторы данного выпуска журнала, надо стремиться именно к этому.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF