Чуть больше года назад была создана компания Cassatt. Для тех американцев, которые знают свою историю, ее название значит многое. Сестра и брат Мэри и Александр Кассатт жили в XIX веке. Мэри была первой художницей в Америке, которая писала в стиле французских импрессионистов, а Александр — известным железнодорожным инженером, построившим нью-йоркский вокзал Пенсильвания.
Мэри Кассатт. Автопортрет

В современном компьютерном мире возможности спекулятивного обогащения практически исчерпаны; теперь преимущество — на стороне многоопытных ветеранов. Не случайно в десятке наиболее перспективных начинающих американских ИТ-фирм в 2004 году обязательно упоминают Cassatt, которую связывают с именем ветерана отрасли 55-летнего Билла Колемана, основавшего в 1995 году компанию BEA Systems.

Своей прежней успешной деятельностью Колеман доказал, что может себе позволить быть философом и филантропом. Глядя на современное положение дел с высоты своего положения, он утверждает, что в бизнесе грядут радикальные изменения. На смену нынешней модели, «подталкивающей» потребителя к спросу (push) и возникшей еще в индустриальную эпоху, идет другая — «вытягивающая» (pull). Используя эту модель, добились успеха такие фирмы, как Amazon, eDay и Google. Скажем, кто-нибудь заметил признаки активной маркетинговой кампании, организованной Google? А ведь ей предрекают будущность второй Microsoft.

По мнению Колемана, с наступлением «эпохи pull» действительно убийственным приложением для Web станет возможность каждого обслуживать себя самостоятельно, вытаскивая то, что ему нужно. С нынешнего момента и до 2020 года продлится период строительства новой Паутины, а еще раньше, до конца текущего десятилетия, доминирующее положение займут архитектуры, ориентированные на сервис (service-oriented architecture, SOA).

Профессионалам в области ИТ важно осознать, говорит он, что одновременно со становлением SOA на аппаратной стороне информационных систем станут доминировать кластеры и grid-среды. В отличие от традиционных «башен» (silo) они позволят полноценно реализовывать самоконфигурируемые саморегулируемые системы, способные к самовосстановлению и работе в режиме реального времени. К 2020 году произойдут основные события материальной революции, в том числе слияние нано- и биотехнологий. Еще одной волной этой революции будет информационная, и мир захлебнется объемом хранимых данных.

Прогностических взглядов такой широты давно не демонстрировал никто из «капитанов» индустрии, а потому созданная Колеманом компания привлекает к себе особое внимание. При этом почти все, что она делает сейчас, скрыто от посторонних, и о ее конкретных предложениях пока говорить сложно. Однако если судить по интеллектуальному потенциалу, собранному в Cassatt, уже в близком будущем ожидать можно многого.

Сама история создания Cassatt не лишена интереса. Она началась с того, что к Колеману обратилась известная венчурная фирма Warburg Pincus с просьбой оценить перспективность компании Unlimited Scale.

Колеман принял предложение Warburg Pincus, но последствия оказались неожиданными. Из своего рода аудитора Unlimited Scale он превратился в приверженца этой компании, решил дать ей новое рождение и во второй раз начать свое дело. Что же его привлекло?

Напомним, что, организуя десять лет назад BEA, ее отцы-основатели руководствовались идеей создания платформы для корпоративных приложений, аналогичной по роли платформе Microsoft для офисных приложений. Тогда Колеман говорил об этом прямо. Он и его бывшие коллеги по Sun Microsystems начали реализовать свой замысел с известного программного обеспечения промежуточного слоя Tuxedo и постепенно дошли до серверов приложений. В какой-то мере идея разработки универсальной платформы была воплощена, но за десять лет заметно трансформировался «нижний этаж», на котором она базируется, а именно — аппаратная платформа. Сначала использовать что-то, кроме серверов, не представлялось возможным, а в 2003 году на первый план вышли кластерные конфирмации, и роль программного обеспечения промежуточного слоя стала меняться на глазах.

По-видимому, в современных условиях Колеман увидел возможность реализации старой идеи на ином уровне, и вот тут-то ему и попалась на глаза Unlimited Scale. У этой компании — сложная биография, но благородные корни. Ее организовали бывшие сотрудники Cray Research, позже слившейся с Silicon Graphics, затем проданной Tera Computer и восставшей в виде Cray. С момента основания команда Unlimited Scale специализировалась на поставке управляющего программного обеспечения для Linux-кластеров, состоящих из AlphaServer, которые со временем перешли сначала в Compaq, а затом в Hewlett-Packard.

Наиболее постоянными «составляющими» для Unlimited Scale были сотрудничество с ядерной лабораторией Sandia National Laboratories и работа Стивена Обелина на постах президента и главного управляющего. Техническое кредо компании сложилось в процессе разработок систем с массовым параллелизмом Cray T3D и T3E (Обелин был главным архитектором T3E). Дешевые сетевые технологии нанесли сильнейший удар по MPP-архитектурам, появилась возможность строить суперкомпьютеры из имеющихся на рынке компонентов. В изменившихся условиях было вполне логично клонировать операционную систему T3E в виде Linux-кластера, состоящего из компьютерного ширпотреба. В последние годы Unlimited Scale пришла к необходимости сотрудничества с обновленной HP, но, несмотря на проявленный последней интерес, оно почему-то не сложилось.

В сентябре 2003 года была создана Cassatt, которая тут же купила Unlimited Scale. К этому времени Unlimited Scale имела трехлетнюю историю и располагала 34 сотрудниками — своеобразным «мыслящим танком»: все они были инженерами высшей квалификации с опытом работы в Cray.

В Cassatt из Sun перешли 19 разработчиков. Первым из них был Ричард Грин, на тот момент вице-президент подразделения Sun Developer Platforms and Java Software. Именно под его руководством была создана 64-разрядная версия Solaris. Кроме того, в Cassatt перешел из Sun Роб Джинджелл, покинув пост главного инженера компании, а из Oracle — ее вице-президент Санджар Капур, который в последнее время возглавлял подразделение, ответственное за Oracle Collaboration Suite.

На вопрос, чем autonomic computing отличается от utility computing, Грин ответил: «Я согласен с тем, что разнообразие названий может дезориентировать, но оно объективно отражает состояние рынка. Множественность названий указывает на интерес к предмету и его зародышевое состояние. Каждый по-своему старается подобрать слова для выражения сложной и не вполне осознанной концепции, а отсюда и путаница в терминологии». Но в целом все так или иначе движутся к SOA, концепции, которая, по мнению Грина, стала формироваться шесть лет назад, когда Sun выпустила J2EE.

Вице-президент Cassatt Дэйв Алистер подчеркнул, что в условиях роста сложности программного обеспечения и конвергенции технологий grid и Web возрастает потребность в средствах управления. Казавшиеся перспективными несколько лет назад многоуровневые архитектуры CORBA лишь породили еще большую сложность, а J2EE в сочетании с Web-сервисами может стать решением проблемы. У нее есть несколько проявлений. Первое: взаимодействующие приложения требуют создания сложной системы взаимосвязей между ними. Второе: разнообразие типов накопителей — внешняя память может быть распределенной, а некоторые устройства могут вообще отключаться от сети (мобильные клиенты и серверы). Третье: нет уверенности в том, что концепция центров обработки данных и аутсорсинга окажется перспективной; есть основания полагать, что перспективна модель, основанная на использовании множества распределенных кластеров.

Сильную сторону Cassatt Колеман видит в том, что в ней удалось собрать специалистов по классическому программному обеспечению для систем с MPP-архитектурой и Java-технологиям. В декабре компания предполагает выпустить свой первый продукт Collage, предназначенный для управления стеком Linux и Windows-серверов как единым серверным пулом.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями