Если у компании, разрабатывающей программное обеспечение, имеется один или три заказчика и не очень много сотрудников, то считать какие-либо показатели, как правило, не обязательно — руководитель и без них может получить всю информацию, необходимую для эффективного управления. Проблемы возникают, когда численность персонала достигает примерно 150 человек. В этом случае многие происходящие процессы оказываются уже вне поля зрения высшего руководства компании.

Этой пороговой величины многие российские разработчики уже достигли, а другие вплотную подошли к ней. Поэтому отрасль находится сегодня на пороге серьезных перемен. Пора переходить к так называемому регулярному менеджменту, который, в частности, подразумевает использование ряда экономических показателей для отражения происходящих процессов и принятия правильных решений.

Будущее, как показатель возвратности инвестиций

Компания Digital Design за время своего существования вкладывала значимые для себя средства в развитие, например, несколько лет назад мы пошли на достаточно затратную процедуру получения сертификата соответствия международным стандартам качества программного обеспечения CMMi, а в 1999 году провели сертификацию по стандартам ISO9001. Тогда мы не рассчитывали какой-либо показатель, характеризующий эффективность вложений — это было слишком сложно, да и не нужно, поскольку делали то, без чего у компании не было бы будущего.

Сейчас ситуация изменилась: у нас несколько направлений бизнеса, выросли обороты, увеличилось количество клиентов и реализуемых проектов. Все это позволило повысить показатель дохода на одного сотрудника. Однако в то же время стали неуправляемо расти расходы. С этого момента возникла необходимость что-то менять в управлении компанией. Параллельно с проводимыми организационными изменениями мы начали рассчитывать эффективность вложений в различные проекты. То же самое делают многие из наших клиентов. И не так важно, вкладывает ли софтверная компания в развитие нового направления или машиностроительное предприятие внедряет информационную систему — подход один.

Клиент также начал считать

Бизнес меняется сегодня не только в сфере разработки программного обеспечения. Все начинают лучше считать деньги. При этом не только коммерческие предприятия, но и государственные организации. Согласно статистическим данным, основанным на международной практике последних трех-четырех лет, внедрение, например, систем электронного документооборота для государственных учреждений привносит в среднем экономию 10-15% бюджетных средств. Системы электронного документооборота вместе с системами CRM и ERP позволяют решать множество задач — от сокращения бюрократии до борьбы с коррупцией, однако все-таки важнейшим фактором оценки той или иной системы является ее прямая экономическая эффективность — сокращение расходов и увеличение прибыли. Именно поэтому ведущие российские ИТ-компании продают сегодня не столько технологии, сколько услугу по увеличению эффективности работы предприятия или учреждения.

Самый простой способ расчета эффективности инвестиций в какую-либо систему выглядит следующим образом. Поставщик сообщает стоимость проекта, к ней необходимо добавить расходы на собственных специалистов, которые примут участие во внедрении. Можно еще заложить в расчеты различные риски. Возврат инвестиций определяется посредством анализа дополнительных доходов и полученной экономии. Если взять, например, CRM, и посмотреть, сколько продаж сделали менеджеры за год без системы и за год с системой, а потом сравнить прибыль компании за эти годы, то получится грубая оценка экономического эффекта от внедрения. Ее нужно сравнить с затратами. Похожие действия можно проделать с системой ERP, системой электронного документооборота и т.п. Однако на практике не все так просто. Некоторые полученные выгоды сложно оценить в деньгах (например, повышение управляемости компании, улучшение исполнительской дисциплины и т.д.). К тому же, часто предприятие реализует не один проект по совершенствованию управления, а эффект от их реализации может быть общим. Да и внешние факторы часто в неопределенной степени влияют на доход и получаемую экономию.

В некоторых случаях этот способ расчета эффективности инвестиций может быть вполне приемлемым. Однако, как правило, нужно проводить более серьезный анализ, рассчитывая ряд сложных показателей.

Плюсы и минусы ROI

В России очень распространенным и модным методом определения эффективности внедрения ИТ-разработок является сравнение показателя ROI (Return on Investments) компании до и после реализации проекта. Этот показатель может рассчитываться как для внутренних проектов, так и для компаний или промышленности в целом. Он определяется как соотношение оперативного дохода (за вычетом налогов) к чистой амортизированной стоимости активов. ROI является одним из важных вспомогательных финансовых показателей оценки прибыльности бизнеса, так как отвечает главному принципу любого учета - консервативности. Однако важно понимать, что при оценке активов учитывается не их рыночная стоимость, а та стоимость, по которой активы были приобретены. Таким образом, показатель ROI может быть принят только как часть оценки показателя, оценивающего реальную (экономическую) стоимость инвестиций, а именно: балансовой стоимости. Есть у него и другие минусы.

В разных отраслях показатели ROI разные. Следует ли из этого, что бизнесу нужно бросить заниматься машиностроением, где показатель ROI относительно низкий, и вкладывать все деньги в компьютерную индустрию, где он выше? Или может быть что-то неправильно с этим показателем? Второе предположение более верное. Если смотреть только на показатель ROI, то некоторые компании или отрасли будут казаться более прибыльными, чем другие, хотя на самом деле это совсем не так. Подобное несоответствие связано с тем, что нематериальные активы (например, результаты разработки ПО и научно-исследовательской деятельности) достаточно сложно учесть в балансе.

Предположим, что мы инвестировали одинаковую сумму в развитие машиностроительного предприятия (в приобретение современного оборудования), а также в компанию, которая специализируется на разработке программного обеспечения. Благодаря более низкой стоимости активов по балансу у софтверной компании показатель ROI будет выше. Однако это не значит, что ее бизнес идет лучше, чем у машиностроительного завода. Просто у ИТ-компаний гораздо большее значение имеют скрытые и трудно учитываемые нематериальные активы: знания экспертов, бренд, накопленный опыт разработок и др.

Балансовая и реальная амортизация

Недостатки показателя ROI проявляются не только в сравнении эффективности инвестиций в предприятия различных отраслей. Даже если его использовать для сопоставления разных проектов внутри ИТ-бизнеса, оценка сравнительной эффективности вложений по ROI будет затруднительной и, скорее всего, ошибочной.

Следует также знать и помнить, что при расчете ROI используется балансовая амортизация, которая почти никогда не совпадает с реальной. Рассчитать износ различного оборудования бывает сложно, поэтому большинство компаний предпочитают принимать достаточно условное расписание амортизации основных средств. Это отражается на показателе ROI, оставляя много вопросов о его привязанности к реальной жизни. Например, еще до недавнего времени амортизация на компьютеры считалась исходя из срока службы в десять лет, а сейчас 36-40 месяцев, что все равно слишком много. Амортизация программного обеспечения, других нематериальных активов также считается по завышенным, а иногда и нечетко определенным нормативам, ничего общего не имеющих с действительностью. И процедура оценки материальных активов крайне затруднена — необходимо искать аналог с помощью Роспатента, и брать стоимость этого аналога за отправную точку.

Перемены во времени

Некоторые специалисты полагают, что существенные недостатки ROI проявляются только тогда, когда рассматривается какой-то короткий промежуток времени. Если анализировать бизнес в течение нескольких лет, то эти недостатки не так ужи значимы, чтобы обращать на них внимание. Однако несложно показать, что это вовсе не так. Величина ошибки будет зависеть от того, насколько быстро растет бизнес, а не от длительности рассматриваемого периода. Для примера можно рассмотреть две непохожие друг на друга компании. Одна использует имеющиеся активы в течение долгого времени, а другая, динамично развиваясь, эти активы наращивает. Вполне вероятно, что ROI у растущей компании будет существенно ниже. Таким образом, данный показатель, безусловно, статичен и показывает лишь некий срез, не отражая изменения ситуации во времени.

Популярность ROI в России можно объяснить тем, что это один из наиболее простых и понятных параметров для оценки инвестиционных проектов. Однако он очень далек от совершенства. Поэтому мы отдаем предпочтение другим показателям, которые сложнее для понимания и применения на практике, но зато дают более точную оценку эффективности инвестиций, чем ROI.

«Правильные» стоимости

Наиболее подходящими для нашей компании являются динамические показатели NPV и WACC, позволяющие не только сравнивать между собой эффективность самых разных проектов, но и оценивать изменения этой эффективности во времени. Данные показатели достаточно точны, когда сравниваются разные по своей природе и специфике промышленности, компании и проекты. К тому же, они отражают динамику развития рынка. Фактически показатели NPV и WACC позволяют осуществлять оценку как эффективности внутренних подразделений и проектов, так и конкурентоспособности компаний в целом.

Чистая приведенная стоимость (Net Present Value, NPV) — это текущая стоимость будущих денежных потоков инвестиционного проекта с учетом дисконтирования и за вычетом инвестиций. Этот показатель рассчитывается с использованием прогнозируемых денежных потоков, связанных с планируемыми инвестициями, по следующей формуле:

где NCFi — чистый денежный поток для i-го периода, Inv — начальные инвестиции, r — ставка дисконтирования (стоимость капитала, привлеченного для инвестиционного проекта).

При положительном значении NPV считается, что вложение капитала эффективно. Данная формула верна только для простого случая структуры денежных потоков, когда все инвестиции приходятся на начало проекта. В более сложных случаях для анализа следует усложнить формулу, чтобы учесть распределение инвестиций во времени. Чаще всего, для этого инвестиции приводят к началу проекта аналогично доходам.

Средневзвешенная стоимость капитала (Weighted Average Cost of Capital, WACC) — это средняя норма дохода на вложенный капитал, которую приходится выплачивать за его использование. Этот показатель характеризует стоимость капитала почти так же, как ставка банковского процента — стоимость привлечения кредита. Отличие заключается лишь в том, что WACC не подразумевает равномерных выплат. Данный параметр широко используется в инвестиционном анализе, для дисконтирования ожидаемых доходов от инвестиций, расчета окупаемости проектов, в оценке бизнеса и других приложениях. Он особенно применим, когда мы говорим не об эффективности отдельно взятого проекта, а об оптимизации бизнес-процессов и деятельности подразделений, как части единого бизнеса.

Преимущество NVP перед ROI можно проиллюстрировать следующим примером. Допустим, некая компания намерена инвестировать в разработку продукта 100 тыс. рублей. Продажи продукта по годам составят 20, 40, 80, 120, 150 тыс. рублей, а затраты на маркетинг, продажи и поддержку, соответственно, 20, 30, 40, 50, 50 тыс. рублей. Средняя стоимость капитала (WACC) в ИТ-отрасли — около 25% годовых. Остается подставить все это в формулы и получить результат (см. Таблицу).

Если смотреть только на показатель, то получается, что разработка нового продукта дает доход на 41% превышающий вложения. При более детальном анализе (с учетом стоимости капитала) мы видим, что эти вложения на самом деле менее прибыльны, чем инвестиции в среднестатистический ИТ-бизнес. Вывод — от этого проекта следует отказаться и найти более выгодные приложения для имеющегося капитала.

Нужны менеджеры

В российских софтверных компаниях показатели NPV и WACC пока почти не используются. Дело в том, что руководящие должности в отрасли, за очень редким исключением, обычно занимают люди, которые являются высококлассными специалистами в области ИТ, но отнюдь не в области менеджмента. Недостаток профессиональных менеджеров в сфере разработки программного обеспечения уже ощущается. Когда возникают проблемы структурной перестройки бизнеса, уровень компетенции в сфере менеджмента должен быть совсем не такой, как у подавляющего большинства сегодняшних руководителей софтверных компаний.

Вопросы реструктуризации компании тесно связаны с определением эффективности инвестиций. Не так сложно рассчитать показатель по существующим формулам, как выделить затраты и доходы, относящиеся исключительно к данному проекту. Для того чтобы это было легче делать, в компании создаются подразделения по видам деятельности. Для них будут отдельно рассчитываться и доходы, и затраты. Не исключено, что по результатам анализа работы этих подразделений будут появляться новые компании.

Андрей Федоров (andrew@digdes.com) — генеральный директор компании Digital Design (Санкт-Петербург).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями