Практика показала, что для успеха во многих областях той сферы деятельности, которую обобщенно называют информационными технологиями, вовсе не обязательно быть обладателем приличного академического образования. Самый богатый в мире человек лучше всех доказал — для того чтобы делать деньги и потребляемые программы, учиться вовсе не обязательно.

Успех, основанный на производстве, казалось бы, столь высокотехнологичного продукта каким является программное обеспечение, стал возможным вследствие ряда противоречий, скрывающихся под покровом современных ИТ. С одной стороны, росла и продолжает нарастать внутренняя сложность аппаратных и программных систем, примерно удваиваясь каждые полтора года в полном согласии с Законом Мура. С другой, чтобы как-то справляться с проблемами сложности, интуитивно было выработано естественное защитное средство в виде разнообразных оболочек. Жизнь показала, что пока другого не дано. Собственно, на этом и сделано это самое большое в мире состояние.

Но капустный принцип, предполагающий нарастание защитных слоев, который начал свой закономерный путь с первых языков программирования и операционных систем, как любое полезное средство, имеет кроме основного положительного эффекта еще и побочные эффекты. Один из эффектов «качана» заключается в снижении квалификационных требований к специалистам массовых профессий, причем не только к тем, кто занимается эксплуатацией информационных систем, но и даже и к тем, кто ведет массовые направления разработок. Логическим результатом прогресса в таком нетребовательном к уровню образования направлении становится преимущественное положение «монтерских» знаний в сравнении со знаниями академическими. Особый вклад в подготовку «монтеров» вносят компании, проводящие одно-трехдневные курсы обучения, или даже проталкивающие свои курсы в вузы, сертифицирующие специалистов по своим продуктам. Признавая практическую необходимость такого рода обучения и тренингов, нельзя отрицать того обстоятельства, что, в конечном счете, такое образование сродни обучению в ПТУ, ну, быть может, немного выше уровнем.

Надо сказать, что ИТ не одиноки в этом отношении, можно привести аналогии в инженерном образовании, например, нечто подобное можно обнаружить, если сравнить электротехнику с соответствующими разделами физики. Инженерный подход выхолащивает физический смысл явлений, сводя все к формальным описаниям, более доступным людям с невысоким IQ. Однажды я был свидетелем, как кафедра электротехники известного столичного вуза в полном составе не могла решить несложную электротехническую по форме, но физическую по содержанию задачу. Доценты и профессора ломали голову над тем, куда девается половина энергии, если закоротить заряженный конденсатор другим незаряженным конденсатором, равным ему по емкости. Им не хватило знаний на уровне закона Ома, а на самом деле при простоте формулировки задача относится к тем, о которых стоит поразмышлять.

Нужно ли получать фундаментальное образование? Этот вопрос не возникает при обучении специальностям, связанным с естественными или гуманитарными науками. Что же касается прикладных аспектов использования компьютеров, то здесь нет готового ответа. Действительно, есть целый ряд специализаций, требующих очень высокого профессионализма, но при этом совсем не требуется широта эрудиции, приобретаемая при получении академического образования. Эта проблема носит далеко не частный характер для нашей страны — она возникает повсеместно, например, мне приходилось беседовать со студентами Массачусетского технологического института, и они рассказывали о предстоящем им сложном выборе между альтернативами: получить ли бакалавра за четыре года и пойти работать, либо проучиться еще два года, чтобы стать магистром. Во втором случае есть явная, легко считаемая упущенная выгода: нужно два года платить деньги за обучение, а не получать их.

Кроме того, нередко с меньшими амбициями легче найти работу и получить за те же два года лучшую профессиональную подготовку в узкой, но востребованной области. Однако есть и столь же очевидные преимущества в продолжение учебы. Согласно восточной мудрости, думающий на год сажает хлеб, на десять лет — дерево, на всю жизнь — воспитывает человека.

Судьбы поколений по Цикритзису

Одно из наиболее интересных рассуждений на тему «учиться или не учиться» можно найти в статье Дэниса Цикритзиса «Как удержаться на гребне технологических волн, нами же созданных» [1]. За прошедшие шесть лет статья немного устарела по фактологии, но, на мой взгляд, стала еще актуальнее по существу. С позиции многоопытного мэтра Цикритзис постарался дать добрый совет тем, кто только входит в компьютерный мир. Особенность этого мира состоит в том, что в нем циклически возникают технологические волны, каждая из которых требует специалистов определенной квалификации и ориентации. Волны эти одна за другой накатывают и отступают. Но как человеку, на период профессиональной деятельности которого явно выпадет не одна технологическая волна, адаптироваться к ним? Как выбрать наилучшую стратегию? Цикритзис условно делит прошедшие пятьдесят лет на периоды длительностью по десять лет и ставит в соответствие каждому из них поколение специалистов, специфичное для данного периода. «Каждому поколению кажется, что их предшественники старомодны, консервативны и вообще отстали от жизни. Те, в свою очередь, считают преемников экзотическими, хаотичными и безответственными. Эти мнения не отличаются от мнений родителей о собственных детях и мнений детей о собственных родителях. В силу молодости нашей сферы деятельности все эти поколения сосуществуют, хотя у каждого свои проблемы и возможности. Как же их представители готовят себя к скольжению по новым волнам?»

Поколение Фортрана, Кобола, перфокарт

Это поколение в значительной степени уже сошло со сцены, но все еще существует, хотя многие стесняются относить себя к нему. Его основные характеристики — основательность и точность (не путать с консерватизмом). В то время ошибки были очень болезненны, о забавах с компьютерами не могло быть и речи. Хотя это поколение видело много перемен, его представители по-прежнему внимательны и основательны. В целом у этого поколения нет особых проблем. Среди них мало неудачников, они занимают высокие посты, и им остается лишь ждать, когда их карьера благополучно завершится через несколько лет. Они знают, что на волнах нужно быть осторожными, поэтому не рискуют.

Поколение мэйнфреймов, OS-360, PL/1

Это первое поколение людей, которых обучали как специалистов в области информатики. Они полагают, что знают достаточно, не подозревая, что многое из того, что они знают, уже устарело и идет не во благо, а во вред работе.

  • Они считают мэйнфреймы и окружающую их инфраструктуру не только обязательными, но и наиважнейшими вещами.
  • Во всем новом они видят возрождение мэйнфреймов - в серверах, в хранилищах данных, в видео по запросу, в сетевых компьютерах.
  • Их технические знания недостаточно глубоки, зато организаторские таланты превосходны. Их труд стоит дорого.
  • Они лишь поверхностно знакомы с другими дисциплинами и обычно отказываются углубляться в них. Многие из них являются руководителями среднего звена.
  • На поддержание работы руководимых ими подразделений уходят огромные средства, что делает их очевидными кандидатами на реструктуризацию. За годы работы они установили обширные профессиональные связи.

Это поколение уязвимо; его представители могут столкнуться еще с одним технологическим циклом. Многие новые приложения, в том числе мультимедийные, требуют людей с иными знаниями. Новые же волны, появившиеся на горизонте, могут таить опасность.

Поколение миникомпьютеров, Unix, Си

Это поколение состоит из бывших хакеров — людей очень талантливых, хотя и негибких. Они знают многое, но полагают, что знают все, что нужно знать. Смена рабочей станции Sun на ПК расценивается ими как понижение по службе. Им приходится бороться со сложившимися иерархиями компьютерных центров, они чувствуют себя неуютно, работая в организациях со строгим порядком.

  • Эти люди - настоящие "хилеры", целители, способные выявить и устранить самые сложные проблемы.
  • Они обожают сложность и погоню за деталями.
  • Обычно это игроки-индивидуалисты, практически неуправляемые.
  • Они внимательно следят за технической стороной новых разработок.
  • Имея высокий технический уровень, они легко перестраиваются для работы в новой сфере деятельности.
  • Зачастую они не владеют искусством общения, а служебные обязанности считают скучными и неинтересными.
  • Они редко понимают требования пользователей, потому что редко прислушиваются к ним.
  • Они отлично проектируют компоненты, но не системы с дружественным интерфейсом.

Это поколение технически подготовлено очень хорошо. Его представителям непросто удержаться на гребне волн, но они отличные пловцы и не рискуют утонуть. У них нет серьезных проблем, им лишь нужно время от времени обновлять свои знания. Разработка компонентов и серверная поддержка для будущих систем — хорошая сфера применения их знаний. Спрос на этих людей будет всегда. Они в большой цене. Чем проще будет использование компьютеров, тем меньше будет людей, обладающих глубокими техническими знаниями.

Поколение MS-DOS, Windows, ПК

Представители этого поколения обеспечивает в организациях работу ПК со всеми их многочисленными пакетами и несовместимостями. Область их знаний обширна, но сами знания довольно поверхностны. Они легко находят причины неполадок, но редко способны их устранить. Это поколение особенно уязвимо. Большинство функций, выполняемых его представителями, перейдет либо к сетевым администраторам, либо к конечным пользователям. У многих из них нет серьезной технической подготовки, поэтому им будет сложно переучиваться, хотя хорошей возможностью остается обучение средствам мультимедиа. Как бы то ни было, им придется перестать нянчиться с ПК и обеспечить поддержку творческого использования новых мультимедийных средств.

Поколение Internet, электронной почты, Web

Это молодое поколение пользуется репутацией людей, умеющих скользить по сетевым волнам дальше и дольше других. У них нет технических знаний, зато они — интерфейсных дел мастера. Люди такого типа «плохие» пловцы. Им следует углубиться в изучение отдельных предметов, особенно традиционных, таких как математика, философия, психология. Умение играть на компьютере не делает человека специалистом по информатике. В конце концов, информацию для Web-страниц будут подбирать библиотекари, а оформлять художники, и сделают это более профессионально. Представителям этого поколения стоит вернуться в школу и подучить основные дисциплины.

Свою статью Цикритзис заканчивает разделом «Добрый совет». В нем, наряду с разумными общечеловеческими рассуждениями он пишет: «Как же лучше всего встретить надвигающиеся волны? Будьте всегда готовы учиться, это даст возможность узнать много нового из других областей, не связанных с вашей деятельностью. Все порядки и структуры будут постоянно меняться. В таком хаотичном окружении легко потерять направление. Нам нужно привыкнуть к этому и быть осторожными. Волны надвигаются. Мы не можем знать, какая из них окажется самой опасной. Мы помогли создать их, но пока нет способа их остановить. Давайте не будем проявлять недовольства, а попробуем насладиться ими».

Вторая молодость поколения «третьей волны»

Из пяти перечисленных поколений наибольшими шансами на выживание, по мнению Цикридзиса, в 1997 году обладало нынешнее поколение пятидесятилетних. К 2003 году жизнь подтвердила его правоту. Оказался востребованным их потенциал, основанный не на конкретных навыках и умениях, а на серьезном академическом образовании. В момент, когда ИТ подошли к критическому рубежу, когда признаком благополучия стал не максимальный уровень прибыли, а минимальный уровень потерь, оказалось, что последние поколения специалистов, привыкшие работать в сложившихся условиях, не готовы предложить свои решения, пригодные для выхода из кризиса. Взгляды снова обратились к бывшим хакерам, к их эрудиции. Было бы неверно полностью отождествлять востребованность выдающихся представителей с благополучием судьбы поколения со всем поколением в целом. Однако показательной является востребованность их знаний в изменившихся условиях и в этом заключается урок для шестого и следующих поколений.

«Семидесятники» собрались на конференцию «Великие цели для исследований» (Grand Research Challenges) в середине прошлого лета в небольшом городке Уорренгтон, в штат Вирджиния. Оценивая его значение, стоит принять во внимание, что организатором выступила ассоциация Computing Research Association (www.cra.org). Камерность акции, по всей видимости, являлась необходимым условием для продуктивного обсуждения важнейших стратегических направлений исследований в узком кругу высококвалифицированных специалистов. CRA — одна из примерно дюжины влиятельных общественных организаций, связанных с компьютерами, которая объединяет более двухсот североамериканских академических лабораторий, университетов и частных компаний. Ассоциация осуществляет мониторинг подготовки научных кадров и дает правительству рекомендации, способствующие сохранению национальных приоритетов в компьютерной области. Поэтому свою основную миссию CRA видит в усилении связей между исследовательскими лабораториями и теми университетами, где занимаются подготовкой специалистов высшей квалификации, с одной стороны, и федеральными ведомствами — с другой. Наиболее приоритетными партнерами CRA в администрации США являются: Агентство по перспективным исследованиям Минобороны (Defense Advanced Research Projects Agency, DARPA) и Национальный научный фонд. Видимо, эта краткая характеристика является достаточно убедительным доказательством значительности конференции, целью которой была выработка долгосрочной перспективы компьютерной отрасли в национальном масштабе. Не случайно был выбран и момент для ее проведения. Широко обсуждаемый кризис в информационных технологиях не может быть объяснен только конъюнктурными обстоятельствами: он, очевидно, имеет серьезные методологические причины, отнюдь не лежащие на поверхности. Конференция, в числе прочего, была призвана способствовать их обнаружению.

Открывая конференцию, Питер Фриман, один из руководителей Национального научного фонда США с поражающей откровенностью оценил достижения науки в области ИТ и задачи образования. По его мнению, наступил ответственный момент, когда необходимо начать строить новую серьезную научную базу в области ИТ, которая могла бы стать основой для практических исследований на ближайшие десятилетия. Он признал, что научный потенциал, созданный несколько десятков лет назад, оказался исчерпан, а новый не создан. «Я стыжусь того факта, что в моей специальности, программной инженерии, проработав 30 и более лет, мы еще не приблизились к уровню инженерной культуры создателей мостов, самолетов и строительных сооружений».

Более того, по мнению Фримана, необходимо переопределить, что такое компьютерная наука (computer science). Это не чистая наука, не математика и не инженерия, а какой-то новый сплав всех трех компонентов. Не менее критично Фриман оценил и успехи в образовании за последние десятилетия. «Я считаю, что мы все еще не знаем, как учить основным принципам и методам компьютинга. ... Наша задача разработать образовательный механизм, который позволил бы людям приобрести грамотность в данной области».

Для полноценного анализа перспектив отрасли необходимо, прежде всего, ответить на вопрос: каким объективным закономерностям подчиняется эволюционный процесс компьютинга? Поиском ответа на него и были заняты участники конференции. Выбор же столь претенциозного, на первый взгляд, названия «Великие цели для исследований» аргументировался следующим образом. У большинства профессионалов-практиков сложилось мнение о том, что компьютерные наука и инженерия будут (как это было на протяжении нескольких десятилетий) развиваться по нарастающей, плавно, без скачков, а потому нет и перспективных целей. Устроители конференции считают это мнение глубоко ошибочным; они убеждены, что отрасль еще только приближается к порогу зрелости, и ее ждут очень серьезные изменения. При этом следует учитывать, что известные чисто технологические прорывы, такие как миниатюризация, микроэлектромеханические устройства, нанотехнологии, беспроводные технологии и другие, принимаемые за конечный результат, всего лишь создают строительные блоки будущей компьютерной отрасли. Это своего рода материаловедение, а компьютинг — архитектура на основе этих материалов, одно не должно подменять другое.

Подавляющую часть участников конференции составили пятидесяти-шестидесятилетние ветераны. Но какие — каждое имя вызывает уважение! Среди них были легендарные личности: Гордон Белл, создатель компьютеров VAX, ныне работающий в Microsoft; Леонард Клейнрок, один из авторов теории коммутации пакетов; Роберт Кан, соавтор протокола TCP/IP; Дэвид Паттерсон, профессор из Беркли.

Паттерсон: К оружию!

Дэйв Паттерсон опубликовал документ, озаглавленный «Призыв к оружию, новый системный манифест» [2]. Паттерсон начинает с того, что отмечает усилившуюся зависимость специалистов всех профессий «от ИТ», компьютеры проникли повсюду. За 20 лет производительность компьютеров возросла на четыре порядка и невероятно возросла доступность информации, например, посредством таких свободных услуг, как Google. Однако далее он пишет: «Моим ночным кошмаром стало представление о том, что через двадцать лет компьютеры станут еще в 10000 быстрее, однако останутся такими же неудобными и небезопасными, как сегодня».

Дэвид Паттерсон, профессор из Беркли, двадцать лет назад предложил идею RISC-процессоров, потом дисковых массивов, а сейчас разрабатывает интереснейшую архитектуру вычислительных систем Recovery-Oriented Computing

В качестве основы своего манифеста Паттерсон выделяет три тезиса.

  1. Согласованность с человеческой природой (Synergy with humanity). Нам нужны технологии, в полной мере соответствующие человеческим способностям и возможностям.
  2. Надежность (Dependability). Мы должны создавать такие технологии, на которые мир мог бы реально положиться, доверяя им.
  3. Безопасность и независимость личности (Security/Privacy). Мы должны предложить технологии, которые сделали бы мир более безопасным, не нарушая прав и свобод личности.

На основании этих тезисов Паттерсон призывает к оружию тех, кто занимается системными исследованиями. «Мы должны выйти за пределы представлений, сформированных под влиянием единственного критерия — производительность. Наши системы должны быть производительными, но при этом гранулированными. Возможно, существующий стек технологий позволит это сделать, а может быть, потребуются принципиально новые архитектуры, программное обеспечение, системы программирования и приложения, и нам придется идти неведомыми путями. Независимо от того, какими именно они будут, их цель, — улучшение человеческого существования, повышение безопасности, соблюдение прав и свобод личности. Следующие 20 лет могут стать гораздо более впечатляющими, чем предыдущие 20 лет, прошедшие под знаком роста производительности».

Клейнрок: Преодолеть стену сложности

По мнению Леонарда Клейнрока, современный уровень сложности систем стал почти непреодолимым барьером для дальнейшего развития

Доклад, представленный Леонардом Клейнроком тоже был озаглавлен довольно воинственно: «Победа над сложностью и построение систем, состоящих из миллиардов компонентов» (Conquering Complexity Building Systems with Billions of Parts). Подзаголовок тоже достаточно значительный и не нуждающийся в переводе: «Complexity/Self-*». По мнению Клейнрока и его коллег, современный уровень сложности систем стал почти непреодолимым барьером для дальнейшего развития. Требуется переформулировать архитектуру систем на всех уровнях, начиная от электронных цепей до глобальных распределенных систем с тем, чтобы преодолеть «стену сложности» и научиться создавать надежные и долгоживущие системы. В докладе сказано: «Компьютерные системы завтрашнего дня не могут быть построены с использованием тех методов, которыми мы пользуемся сегодня». Основным свойством систем будущего названа сложность организации и поведения; в то же время они должны быть построены из простых и малонадежных компонентов. Вместе с тем, они должны быть несложными для пользователя, администратора и проектировщика. Для этого они должны быть self-*, что можно понять как «само-все»: самоконфигурируемыми, саморегулируемыми, самоадаптируемыми...

Кан: кесарю — кесарево, а слесарю — слесарево

Сейчас Роберт Кан, как это принято у ученых высокого ранга, является руководителем небольшого исследовательского института. Одна из тем, которые он обсуждает в своих публикациях постоянно, в том числе и на этой конференции, — распределение ролей между частными компаниями и государством при участии и стимулировании технического прогресса. Кан представляет свою точку зрения на историю компьютерной отрасли и ее будущее. Он так делит прошедшие годы на двадцатилетия:

  • до 1960 года: все было новым, не было никакой индустриальной базы, но и никаких серьезных ограничений;
  • 1960-1980 годы: передача идей в промышленность, основная цель которой - обеспечение обороны;
  • 1980-2000 годы: сокращение влияния обороны, повышение роли краткосрочных проектов с быстрой окупаемостью.
Одна из тем, которые обсуждает Роберт Кан в своих публикациях постоянно — распределение ролей между частными компаниями и государством при участии и стимулировании технического прогресса

На первом этапе и в начале второго развитие ИТ финансировалось в основном государством, это позволяло вести долгосрочные проекты, развивать фундаментальные. Последующая коммерциализация способствовала бурному количественному росту и замедлению качественного развития. Сейчас в определенном смысле ситуация та, что была в 60-е годы, частные компании, особенно в условиях кризиса, не в состоянии субсидировать долгосрочные исследования, а без них реальный выход из него проблематичен. Следовательно, опять особое значение, как в те годы, приобретает взаимодействие между исследовательским сообществом и государством: госструктуры должны взять на себя долгосрочные проекты. Должна быть восстановлена роль отраслевых общественных организаций.

Белл: никаких изменений

Основные тезисы выступления Гордона Белла: «В пределах ближайшего десятилетия никаких серьезных технологических перемен не будет; индустрия продолжит свое эволюционное развитие». Белл известен консервативностью своих высказываний. Трудно сказать, является ли скепсис в данном случае его личной позицией или отражает стремление представляемой им корпорации, поскольку при известных обстоятельствах монопольное положение Microsoft вполне может пошатнуться.

Знакомство с материалами конференции оставляет противоречивые ощущения. Багаж достижений, которым обладают выступающие, заставляет относиться к их словам с должной мерой доверия и уважения. Но при этом просто поражает их философская и методологическая неподготовленность. Почти все, что они открывают для себя в компьютерных системах, давно описано теми, кто специализируется на общей теории систем. Так, конференция прошла под знаком сложности систем, и это рассматривалось как откровение. В то же время в работе [3], автор которой, как и большинство участников конференции, живет в Калифорнии, можно найти такие слова: «Кажется, ?сложность? стала модным словечком».

А как же быть с вопросом, учиться или не учиться, получать образование или фирменные сертификаты? Каждый отвечает на него сам, все зависит от постановки цели и возможностей.

Литература
  1. Дэнис Цикритзис, Как удержаться на гребне технологических волн, нами же созданных. // Jet Info, 1997, № 16.
  2. David Patterson. A Call to Arms: A New Manifesto for Systems. www.cra.org/Activities/grand.challenges/patterson.pdf.
  3. Peter A. Corning. Synergy and self-organization in the evolution of complex systems. Institute for the Study of Complex Systems, www.complexsystems.org.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями