Каждый год университеты мира выпускают сотни тысяч дипломированных специалистов в области программирования. До 30 тыс. из них выходят из университетов стран бывшего СССР, в которых по-прежнему сохранились очень похожие системы образования, мало изменившиеся с 80-х годов. Учитывая явные тенденции к глобализации мировой экономики, следует ожидать, что в ближайшем будущем наши выпускники будут все активнее интегрироваться в мировое ИТ-сообщество. Но смогут ли завтрашние выпускники отечественных вузов на равных общаться с западными специалистами? Как наша система образования соотносится с западной? Что нам было бы полезно перенять?

Прежде всего, проведем аналогию между процессами развития информатики в СССР и на Западе. И «у них», и у нас первыми заказчиками и потребителями серьезных исследований в информатике были военные ведомства. И у нас, и «у них» компьютерная наука не сразу завоевала признание как самостоятельная дисциплина. Более того, у нас процесс институциализации информатики как науки еще далеко не завершен. Достаточно сравнить количество математических факультетов с количеством факультетов информатики. Представители других дисциплин воспринимают быстроразвивающуюся «компьютерную науку» с настороженностью. В отличие от мира бизнеса в академических кругах специалистам по информатике все еще приходится доказывать самостоятельность своих исследовательских направлений.

Такое же развитие событий наблюдалось и на Западе, только чуть раньше; процесс становления компьютерной науки там уже завершился. В частности, к концу XX века стало ясно, что возникли явные тенденции к дальнейшему разделению данной области знаний на самостоятельные дисциплины. Сегодня выделяют четыре самостоятельных и независимых направления, являющихся основой для соответствующей профессии:

  • информатика (computer science);
  • разработка аппаратных платформ (сomputer engineering);
  • программная инженерия (software engineering);
  • информационные системы (information systems).

В 1993 году профессиональные сообщества IEEE Computer Society и ACM создали объединенный комитет, перед которым была поставлена цель «оценивать, планировать и координировать действия, необходимые для становления программной инженерии как самостоятельной профессии». С этой целью комитет занялся работой по формальному описанию совокупности знаний в области программной инженерии, формированию учебной программы и аккредитационных требований для соответствующей специальности, а также определением этических норм для профессионалов в данной области. Таким образом, наблюдается очередной виток становления новых дисциплин, отделяющихся от своего родителя подобно тому, как когда-то компьютерная наука отделилась от математики.

Computing Curricula 2001: Computer Science

Советские исследования в области обучения информатике развивались в значительной мере самостоятельно и в некотором отрыве от мировых разработок. Они носили глубокий (хотя и несколько однобокий) характер. К сожалению, на рубеже 80-х годов на методическую проработанность учебных программ стали обращать значительно меньше внимания, что привело к заметному ухудшению качества преподавания. В то же время западные проекты по стандартизации обучения информатике развиваются по-прежнему активно и потому заслуживают самого пристального внимания. Основные усилия мирового педагогического сообщества сосредоточены вокруг создания и обновления документа Computing Curricula («Рекомендации по преподаванию информатики в университетах»).

Первая версия Computing Curricula была разработана комитетом по образованию в рамках Association for Computing Machinery и вышла в свет в 1968 году. В 70-х годах аналогичный документ был выпущен и в IEEE Computer Society. Наконец, в конце 80-х эти организации объединили свои усилия, выпустив в 1991 году обновленную версию рекомендаций — Computing Curricula?91. Именно с нее и началось наше знакомство с «Рекомендациями по преподаванию информатики», когда мы попытались соотнести их с учебным планом обучения информатике в Санкт-Петербургском государственном университете. Результаты оказались весьма обескураживающими: к 1992 году наша программа обучения не покрывала и 40% курсов, описанных в Computing Curricula. С того момента ситуация улучшилась, но и сегодня нельзя сказать, что наша программа соответствует этому стандарту.

В 2000 году комитет разработчиков принял решение о разделении документа Computing Curricula на пять томов (информатика, программная инженерия, разработка аппаратных платформ, информационные системы, а также общий вводный том). В следующем году появился черновой вариант новой версии Computing Curricula для Computer Science, а затем был опубликован окончательный документ. Сразу же после этого мы начали работу по его переводу на русский язык, что и было завершено к июню 2002 года.

СС2001-CS — многоплановый документ, в котором накоплен коллективный опыт сотен квалифицированных программистов и педагогов. Саму книгу можно условно разделить на две части: методические рекомендации и примерные программы курсов, которые занимают основную часть книги и будут весьма полезны для преподавателей. Методические рекомендации, изложенные достаточно сжато и занимающие всего треть объема, наверняка заинтересуют специалиста. Разберем некоторые ключевые принципы, положенные в основу СС2001-CS.

Информатика — одна из наиболее динамично развивающихся наук. Авторы CC2001-CS пишут: «Быстрая эволюция дисциплины оказала сильное воздействие на ИТ-образование, влияя как на содержание преподаваемых курсов, так и на методики. Например, во время публикации отчета СС1991, сетевые технологии не воспринимались как самостоятельная тема — им было отведено только шесть часов из списка общеобязательных. Сегодня сетевые технологии и WWW стали основой для большой части экономики и уже невозможно представить себе программу обучения информатики, в которой этой теме не уделялось бы внимания. В то же время, существование WWW изменило природу самого образовательного процесса». Быстрота изменений приводит к тому, что учебные планы физически не могут включать все темы и предметы, считавшиеся когда-то фундаментальными. Было решено заносить в список обязательных только те разделы, относительно необходимости которых достигнут консенсус среди специалистов по информатике. Это позволило, с одной стороны, ограничить объем обязательной части программы, предоставляя университетам свободу в формировании окончательных версий учебных планов, а с другой, — описать «ядро» знаний по информатике, обязательных для всех студентов.

Еще одно следствие высокой динамики изменений — отсутствие по многим вопросам «общепринятых» и «устоявшихся» подходов. В особенности это касается того, как должна выглядеть «правильная» структура курса и в какой последовательности необходимо предлагать материал. Авторы СС2001-CS выделяют и описывают наиболее распространенные стратегии обучения (шесть вариантов для базовых курсов и пять для основных курсов), предлагая университетам самостоятельно выбирать наиболее подходящий для них способ реализации. Так, в вводных курсах можно делать упор на алгоритмы, можно — на объектно-ориентированное программирование, а можно — на аппаратную базу. СС2001-CS предоставляет университетам максимально гибкий механизм, который, тем не менее, должен обеспечивать получение студентами необходимого набора знаний. При этом подразумевается, что любая программа обучения должна давать студентам знания, во многом превосходящие обязательный минимум, но конкретные требования к учебной программе оставляются на усмотрение вуза.

CC2001-CS содержит интересную дискуссию относительно возможностей адаптации рекомендованных учебных планов к требованиям различных вузов, имеющих свои собственные цели и задачи. В частности, рассматриваются следующие важные случаи:

  • учебный план для большого университета с уклоном в исследовательскую деятельность;
  • учебный план для модели обучения, в которой студенты имеют право самостоятельного выбора курсов;
  • модель для факультетов информатики с небольшим количеством преподавателей;
  • программа обучения для колледжей с двухгодичной программой обучения (по окончании таких колледжей, распространенных в западных странах, слушателям присваивается минимальная степень associate; некоторые студенты используют такие колледжи как более дешевый способ получить базовые знания с целью последующего поступления на третий курс университета).

Авторы СС2001-CS учитывали также и глобалистические тенденции, разрабатывая документ без особой привязки к системе образования США. Более того, как официально сказано в проекте — «отчет CC2001 должен быть полезным для всего мирового сообщества».

По мере роста общественного значения компьютерной науки растут и требования общества к специалистам соответствующего профиля, причем не только к их профессиональной квалификации, но и к их гражданской позиции. Современный программист должен адекватно реагировать на требования общества и нести ответственность за результаты своих действий. Для этого необходимо привить студентам профессиональный подход к своей работе, добиваться от них серьезного отношения к качеству производимых программ, следования принципам постоянного самосовершенствования, соответствия стандартам профессиональной этики.

Информатика является не просто важной дисциплиной, она также обслуживает множество других наук. Поэтому отдельная часть документа посвящена тому, как современные достижения информатики могут использоваться для повышения уровня преподавания других дисциплин. Это предлагается делать путем создания соответствующих общеобразовательных, мультидисциплинарных и узкоспециальных курсов в области информатики и интеграции их в учебные планы «некомпьютерных» факультетов.

Информатика и программная инженерия

Не секрет, что 90-95% выпускников не занимаются программированием как наукой, а идут в индустрию. Это нормальное явление, которое наблюдается во всех без исключения странах мира. Ученых и не должно быть много — в отличие от профессиональных программистов. ИТ-образование должно, прежде всего, ориентироваться на ИТ-индустрию. С этой точки зрения ИТ-специальности, преподаваемые в университетах бывшего СССР, постепенно все больше и больше отдаляются от требований современного мира. В ряде случаев это хорошо, так как определяет преемственность нашей научной школы, подчеркивает ее «классицизм» и свидетельствует о том, что отечественная система образования стоит на прочном основании, заложенном технически ориентированной советской системой. Однако все эти черты, являющиеся несомненными преимуществами для фундаментальных наук, для прикладных областей оказываются скорее досадными препятствиями.

В этом смысле программирование занимает особое место, соединяя в себе как фундаментальную науку, так и прикладную инженерную дисциплину. Между этими областями существует некоторое разделение: информатика занимается базовыми теоретическими вопросами, в то время как программная инженерия посвящена искусству применения этих теоретических знаний в жестких ограничениях реального мира. В информатике фактически отсутствуют такие понятия, как ресурсы, трудозатраты, менеджмент и т.п., но в программной инженерии именно эти ограничения часто играют ключевую роль.

К сожалению, в сложившейся в странах бывшего СССР практике преподавания программирования существует явный перекос в сторону теории. В советское время коммерческого программирования в чистом виде не существовало, оно было завуалировано под работу сугубо академических коллективов. Реалии окружающего мира изменились, а модель преподавания осталась прежней. В результате, современный процесс обучения студентов напоминает стрельбу из пушки по воробьям. Студенты получают огромное количество знаний, которые вряд ли им когда-либо пригодятся, но недополучают массы действительно необходимых им знаний (управление проектами, требованиями к ПО, управление конфигурацией, вопросы качества ПО, человеко-машинного взаимодействия и т.п.). Таким образом, наши учебные программы с самого начала решают неправильную задачу, готовя исследователей, хотя следовало бы готовить профессиональных программистов.

Подчеркнем, потребность в более практических программах обучения не должна сводиться к заучиванию студентами нескольких популярных языков программирования и «натаскиванию» на роль программиста или тестировщика. В конце концов, эту задачу можно решать и вне рамок университетского образования. В то же время ощущается объективная потребность в разносторонних и полноценных университетских программах обучения профессиональных специалистов в области программной инженерии. Такие программы еще не стали массовым явлением, но уже преподаются в передовых университетах США, Канады, Великобритании и Австралии.

Еще одно отличие нашей системы образования от западной заключается в низкой популярности программ бакалавриата. Подавляющее большинство наших студентов, обучающихся по программе бакалавриата, не останавливается на достигнутом, впоследствии продолжая обучение по магистерской программе. Это совсем не типично для западного мира, в котором магистерская программа, в основном, ориентируется на специалистов, собирающихся в дальнейшем заниматься исследовательской или преподавательской деятельностью в данной области, а подавляющее большинство студентов ограничивается получением степени бакалавра. Так, в 2000 году около половины американских программистов имели степень бакалавра, в то время как магистерской степенью обладали лишь 12,8%.

В странах бывшего Советского Союза наблюдается противоположная картина. Подавляющее большинство студентов выпускается из университетов со степенью магистра несмотря на то, что почти все из них в дальнейшем будут работать в индустрии. Вероятно, это связано с бесплатностью образования в странах СНГ, позволяющей нашим студентам совершенствовать свои знания на два года дольше.

О преподавании программной инженерии

Внимательное рассмотрение существующих в мире университетских программ обучения программной инженерии позволяет выделить два принципиально различных подхода к преподаванию этой дисциплины.

Один из них заключается в том, что студенты два-три года изучают дисциплины информатики, а затем переходят к специфическим дисциплинам программной инженерии. Такой эволюционный переход к новой специальности по программной инженерии прост в реализации и потому весьма популярен: учебные программы по информатике имеются в большинстве университетов и все, что остается сделать — организовать чтение нескольких дополнительных курсов. Типичным представителем такого подхода к преподаванию программной инженерии является, например, британский университет Брэдфорд. Кстати, именно такой подход и был взят на вооружение при разработке нового тома Computing Curricula 2001, посвященного программной инженерии.

Существует и альтернативный подход к обучению программной инженерии (например, такой курс читается в канадском университете Виктории). Его последователи считают, что программная инженерия прежде всего должна быть инженерией, и потому необходимо ориентироваться не только на информатику, но и на базовые науки (физику, химию) и другие инженерные дисциплины (прикладную механику, электротехнику, теорию управления и т.п.). Конечно же, создание такой инженерно-ориентированной программы — весьма непростая задача, ибо требует объединения усилий сразу нескольких факультетов вуза.

В процессе обучения на столь разнообразных курсах студенты учатся общаться со специалистами других профессий, что является одним из самых важных навыков для профессионального программиста. Также отметим, что одним из обязательных условий для завершения обучения является работа в индустрии; к моменту выпуска студент должен проработать на предприятиях в течение 16 месяцев (чаще всего, в течение четырех месяцев летних каникул после окончания каждого курса).

В результате, такие программы готовят более универсальных специалистов, способных реализовать себя не только в «чистом программировании», но и в создании сложных программно-аппаратных приложений и разработке интегрированных систем. Кроме того, данная подготовка создает предпосылки для последующей сертификации программистов как инженеров. Эту идею сейчас активно обсуждают на Западе. В конце концов, если строители мостов и других инженерных сооружений обязаны пройти государственную сертифицикацию для получения разрешения на работу, то почему такие же требования не предъявляются к разработчикам медицинских или банковских программ?

Пока что не ясно, какая из изложенных точек зрения на преподавание программной инженерии получит большее распространение. Возможно, в странах бывшего СССР обе системы найдут свое применение. Например, подход, основанный на расширении программ по информатике легко реализовать в «традиционных» государственных университетах, в то время как инженерно-ориентированный подход очень хорошо подходит для технических вузов. Однако в любом случае своевременное внедрение программ подготовки по программной инженерии дает шанс наверстать упущенное время и восстановить свои ведущие позиции в области ИТ-образования.

Заключение

Развитие компьютерной индустрии во многом зависит от количества и качества выпускников вузов по ИТ-специальностям, поэтому система образования вправе ожидать поддержки со стороны промышленности. Однако сегодня такая поддержка носит преимущественно случайный, адресный характер. Правда, появились и более масштабные начинания. Некоторые компании (например, Intel, Motorola и Microsoft) развивают собственные программы поддержки образования. Другой положительный знак — появление специальных комитетов по образованию в ассоциациях компьютерных компаний, например, комитет по образованию АП КИТ.

Тем не менее, нынешнее положение никак нельзя назвать стабильным. Постепенное «вымывание» кадров и снижение уровня подготовки выпускников могут породить порочный круг постоянного ухудшения, при котором разрыв между индустрией и образованием будет только увеличиваться, что вскоре приведет к потере нашими странами имеющихся конкурентных преимуществ в области ИТ. Поэтому мы считаем, что в ближайшие несколько лет государственные, образовательные и промышленные учреждения должны сконцентрировать свои усилия на конструктивных преобразованиях существующей системы ИТ-образования в сторону ее переориентации на индустрию и учета положительного опыта, накопленного мировым преподавательским сообществом и постепенной интеграции в мировую систему образования.

Андрей А.Терехов (terekhov@computer.org) — Санкт-Петербургский государственный университет, Владимир Павлов (vlpavlov@ieee.org) — компания eLine Software (Украина/США).


Дополнительная литература

Для отечественного научного и педагогического сообщества могут быть интересны следующие книги и проекты. В данный момент идет работа над томом Computing Curricula 2001, посвященным программной инженерии (Computing Curricula 2001: Software Engineering, http://sites.computer.org/ccse). Работа над этим проектом вряд ли завершится раньше 2004 года. Однако его результат может оказаться даже более полезен для ИТ-сообщества, чем CC2001-CS. Мы призываем всех, кто заинтересован в преподавании программной инженерии, поучаствовать в процессе написания этой книги.

Еще один замечательный проект IEEE CS — Guide to the Software Engineering Body of Knowledge (SWEBOK), в котором проведена попытка формально очертить рамки дисциплины программной инженерии. Без такого описания невозможно становление какой-либо дисциплины как самостоятельной области знаний. Теперь, в результате нескольких лет работы ведущих специалистов всего мира (среди которых, к сожалению, нет ни одного специалиста из России или Украины), такое определение совокупности знаний все-таки появилось (www.swebok.org).

Издательство «Вильямс» перевело классическую книгу «Инженерия программного обеспечения» Иэна Соммервилла, в которой известный английский исследователь сумел в доступной форме описать основные методы и средства программной инженерии. Книга носит энциклопедический характер, выдержала уже шесть изданий и несомненно может служить достаточно полным введением в программную инженерию.


Академическая программа Intel

Сотрудничество российских вузов с ведущими ИТ-компаниями становится все заметнее. Вопрос лишь в том, какие цели преследуют стороны. К сожалению, довольно часто небогатая отечественная система образования видит в компаниях прежде всего источник материальной помощи, а производители проводят разовые благотворительные акции в целях маркетинга. Но реальный эффект дает лишь долгосрочное сотрудничество, способное стимулировать перемены в учебном процессе. В этом сейчас остро нуждаются и вузы, и компании — потенциальные работодатели.

Академическая программа корпорации Intel реализуется в России с 1997 года, когда Крейг Баррет выступил в МГУ им. Ломоносова, а в остальном мире академическая программа Intel существует уже около 15 лет. Американские корпорации традиционно занимаются благотворительностью, и в Intel решили направить свои главные усилия на образование. Это и неудивительно — большинство топ-менеджеров высокотехнологичной корпорации обладают научными степенями, многие преподавали в университетах и чувствуют себя выходцами из академической среды. Корпорация заинтересована в том, чтобы молодежь получала образование в области естественных и компьютерных наук, а индустрия не скудела талантами. Глобальная цель программы — стимулировать интерес талантливой молодежи к получению образования и продолжению карьеры в индустрии ИТ.

По словам директора академических программ Intel в России Камиля Исаева, программа включает в себя университетский и школьный блоки, преследуя две основные цели: подготовку кадров для ИТ-индустрии и поддержку научных исследований Intel, делегируемых в университеты. У корпорации имеется концепция фокусных университетов из числа наиболее сильных и заметных университетов. В Москве это МГУ им. Ломоносова, МГТУ им. Баумана, МИФИ и МФТИ. Пятый российский фокусный университет — Нижегородский государственный университет им. Лобачевского. Этим вузам делегируются работы, горизонт внедрения которых в производство составляет не менее десяти лет.

Еще один инструмент сотрудничества Intel с университетским образованием — стипендии. Хотя цели академической программы шире, чем просто подготовка кадров для компании, назначение стипендий нацелено на то, чтобы привлечь молодежь и, поближе познакомившись со студентами, определить тех, кто сможет присоединиться к компании после окончания вуза. Центром подготовки таких кадров в России является Нижний Новгород; помимо стипендий здесь развивается программа интернатуры, в рамках которой студенты и аспиранты могут поработать в Intel в течение некоторого периода времени — от летней производственной практики до длительной годичной стажировки. С интернатурой связана также программа проведения летних школ, куда приглашаются студенты и профессора со всей страны. Две недели студенты слушают лекции по тематике, определенной с участием Intel, а затем большая часть студенческой аудитории школы проходит летнюю стажировку на предприятиях корпорации.

Большинство факультетов вычислительной математики были организованы в свое время выходцами с механико-математических или физических факультетов соответствующего университета. Люди, создававшие эти факультеты, решали сложные вычислительные задачи из различных областей науки, которые, строго говоря, не имели отношения к computer science. Естественно, что за прошедшие несколько десятилетий программы были модифицированы, и элементы computer science в значительной степени присутствуют в них сегодня. Тем не менее, в целом они сильно отличаются от традиционных программ по ИТ в западных университетах. И, надо отметить, далеко не всегда в худшую сторону, поскольку сильный математический компонент — скорее плюс, чем минус. Но взять здравые идеи, заложенные в западных стандартах ИТ-образования, необходимо. Определенные шаги в этом направлении уже делаются. В трех университетах — Московском, Санкт-Петербургском и Нижегородском — вводится экспериментальная специальность «Информационные технологии», учебный план которой учитывает многие требования Computing Curricula 2001.

Роль высокотехнологичных компаний в Intel видят в том, чтобы, взаимодействуя с Министерством образования, по мере возможности влиять на то, как будут меняться стандарты преподавания ИТ-дисциплин в российских вузах. Корпорация информирует вузы о том, курсы по какой тематике представляются ей наиболее важными и при этом отсутствуют сегодня в программе или являются устаревшими, и поддерживает работы по модификации и разработке новых курсов. Особенно остро сейчас не хватает курсов по руководству проектами в области разработки ПО — software engineering. У Intel уже есть подобный опыт. Так, были переработаны курсы по операционным системам в МФТИ, а также проведен конкурс по совершенствованию учебных планов среди вузов нижегородского региона.

Работа по совершенствованию учебных планов ведется в рамках учебно-исследовательских лабораторий. Деятельность студенческих лабораторий не сводится только к реализации проектов; обсуждается возможность использования этих лабораторий в работе по модификации учебных планов по компьютерным наукам, а также курсов по беспроводным технологиям на радиофизическом факультете ННГУ, где открыта лаборатория технологий беспроводной связи. Вторую лабораторию в Нижнем Новгороде на факультете ВМК ННГУ, условно можно назвать лабораторией системного программирования. Она поддерживает целый ряд направлений, связанных с computer science и с теми работами, которые проводятся в нижегородском Центре Intel. Этой лаборатории по тематике близка лаборатория на ВМК МГУ. В МФТИ создается лаборатория по инструментам CАПР для дизайна микропроцессоров.

Взаимодействие компаний с университетами — это всегда взаимодействие людей. Самая большая проблема здесь — добиться того, чтобы инженеры, разработчики, научные сотрудники компании находили время для общения с университетскими специалистами, участия в семинарах и т.д. С другой стороны, персонал университета должен быть достаточно гибким, чтобы как минимум воспринимать новую информацию. Университетские преподаватели, которые всю жизнь учат других, готовы учиться сами, но если речь идет о проведении научных исследований или проектов под руководством Intel, то почти никогда не бывает так, что тематика ведущихся работ идеально совпадает с целями корпорации. То же самое относится и к изменению учебных программ: одно дело читать курс в течение десятков лет и совсем другое — работать над его модификацией, возможно, переписать заново или поставить с нуля.

Самая масштабная программа Intel для школ в течение последних нескольких лет, «Обучение для будущего», направлена на интеграцию информационных технологий в учебный процесс, с тем чтобы он стал более интересным и эффективным для учителей и учеников. Разработанный в США учебный план этой программы проходит локализацию в той или иной стране, которая подразумевает не только перевод, но и переработку плана в соответствии с образовательными традициями страны. В России «Обучение для будущего» действует с ноября 2001 года, программа осуществляется в тесном взаимодействии с Министерством образования и местными органами управления образованием в девяти регионах. В ходе реализации программы Intel в прошлом году в России было обучено 7,5 тыс. учителей. В течение недельного практического курса учитель, изучив соответствующие программные инструменты, создает пакет учебных материалов по своему предмету.

Программа показывает учителям, как они могут изменить свой повседневный труд, преподавать свой предмет совершенно по-другому. В основе этого курса лежит проектный метод обучения, который, вообще говоря, не привязан к компьютерным технологиям. Суть метода в том, что обучение проходит не по системе лекция-семинар, а путем постановки и выполнения творческих заданий для учащихся. Внедрение проектного метода в учебный процесс предъявляет повышенные требования как к учителям, так и к учащимся, но это было бы крайне полезно, в частности, для тех, кто хочет в будущем стать инженером или программистом. Инженер всю жизнь занимается проектами, решая задачи, сформулированные жизнью, предприятием, индустрией, все его теоретические изыскания связаны с реализацией конкретных проектов.

С другой стороны, невозможно изменить в соответствии с этой новой парадигмой учебный процесс во всей стране. Задача Intel скромнее — показать учителям, что существуют другие возможности преподавания. Они сами разберутся, где новые методики найдут свое применение, а где нет: компьютеры пришли в школы, теперь надо научиться их эффективно использовать.

Другая инициатива Intel в сфере школьного образования — конкурс International Science and Engineering Fair. Это смотр научно-технического творчества школьников, который уже несколько десятилетий проводится с участием представителей свыше 40 стран мира, в том числе и России с 1998 года. Глобальная цель ISEF — стимулировать интерес к образованию в области науки и научной карьере среди молодых талантливых школьников.

Возникает вопрос, как в Intel оценивают эффект от прошедших шести лет реализации академической программы в России. Его невозможно измерить в денежном выражении с точки зрения ROI, однако качественный эффект имеется. В компанию приходят новые люди, а большинство сотрудников центра Intel в Нижнем Новгороде — выпускники нижегородских вузов. Есть заявки на патенты по результатам проектов, которые выполнялись с российскими вузами. Есть работы, которые ведутся в рамках создания определенных технологий в Intel. Другие проекты обеспечивают поддержку пользователей корпорации по всему миру, например, уже в течение нескольких лет идет сотрудничество с химфаком МГУ по переносу разработанного в США программного пакета для квантовых химических вычислений на платформу IA-64. В разных странах существует несколько тысяч пользователей этой системы — специалистов по квантовой химии.

Что касается оценки компанией эффективности реализации программы в России, то стоит сказать, что инвестиции в программу за это время составили примерно 3 млн. долл. За 6 лет годовой бюджет программы и число задействованных сотрудников выросли в несколько раз.

— Наталья Дубова

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями