Встреча с Дейлом Фуллером, президентом компании Borland

Дни разработчиков Borland в Москве в этом году посетил президент и генеральный директор компании Дейл Фуллер, который, помимо участия в конференции и бесед с командами разработчиков и российскими партнерами компании, встретился и с прессой.

Фуллер видит миссию компании в том, чтобы «помогать своим заказчикам перейти к будущему, не отбрасывая прошлого». Продукты Borland позволяют профессионалам создавать системы, опираясь на последние технологические достижения, но при этом не терять отдачи от ранее сделанных инвестиций в программные системы. Приложение, разработанное пять лет назад на Delphi, без особых усилий можно сегодня запустить в среде Kylix, более того, встроить в мобильный телефон.

По мнению Фуллера, философия Borland по отношению к своим продуктам и своим заказчикам уникальна, поскольку конкуренты, как правило, применяют политику запланированного устаревания, когда каждые полтора-два года все наработанное фактически отбрасывается, и пользователям предлагается иметь дело с все новыми и новыми разработками. Может быть, именно благодаря особому подходу, Borland удается создавать не просто сообщество приверженцев своих технологий, но настоящую «семью разработчиков», которые, однажды выбрав инструментарий Borland, долгие годы не изменяют своему выбору.

С приходом Фуллера Borland, стоявшая на грани банкротства, сумела вернуться в число наиболее преуспевающих программистских компаний. В чем секрет успеха, как помогает президенту Borland предшествующий опыт работы в компьютерном бизнесе — на эти вопросы Фуллер не дал однозначных ответов. Ясно одно — удача сопутствует этому человеку в его карьере, нам же остается лишь строить предположения, на какой смеси таланта, ума и трудолюбия зиждется эта внешне легкая и элегантная удачливость. Прежде чем стать во главе Borland, Фуллер отвечал за направление PowerBook в Apple и сумел сделать свое подразделение самым прибыльным в компании, затем непродолжительное время возглавлял собственную фирму, которую успел выгодно продать Lycos. Сегодня президент Borland с нескрываемой гордостью говорит о своих успехах на новом поприще. По его словам, Borland сейчас — единственная софтверная компания, которая зарабатывает деньги: «Мы увеличиваем свой оборот на 10-15 млн. долл. каждый квартал, у нас почти треть миллиарда долларов свободных средств и никаких долгов».

За этими цифрами стоит реальный успех и особое положение технологий Borland на рынке инструментальных и инфраструктурных программных продуктов. По оценкам аналитиков, цитируемых Фуллером, большинство Java-программистов используют сегодня JВuilder, а система Kylix за пять месяцев сумела выйти на первое место среди платформ разработки Linux-приложений. Растет популярность (и важность для самой компании) сервера приложений AppServer, предназначенного для построения инфраструктуры электронного бизнеса. Не ввязываясь в концептуальные споры «что лучше?» (скажем, .NET или J2EE), компания создает средства разработки для популярных платформ и языков — C#, Visual Basic, Delphi, TurboPascal, C++ или Java.

Благодаря такому подходу, заказчики Borland получают ощущение защищенности — они могут придерживаться той платформы, которая им нравится, или перейти на другую без особых затрат.

В отличие от многих компьютерных компаний, которые сегодня все больше внимания в своем бизнесе уделяют не просто продаже продуктов, а предоставлению консалтинговых услуг, Borland берет на себя роль только «консультанта для консультантов», а не для конечных пользователей. Продукты компании занимают вполне определенное место в системе информационных решений для заказчика — это платформа для внедрения приложений, средства разработки и поддержки прикладных решений. Поэтому для бизнеса самой Borland не так актуальны услуги по внедрению, компания работает через партнеров, которые строят свои решения на платформе Borland. Фуллер ставит цель держать консалтинговый бизнес Borland в рамках 20%, чтобы не отвлекаться от главного предназначения компании — разрабатывать инструменты для программистов.

Компания для разработчиков

Borland — компания-разработчик и компания для разработчиков. В ней работают представители более чем 60 национальностей более чем из 30 стран в 11 тыс. местах дислокации. Фуллер сравнил свою роль в компании с попыткой «сбить кошек в стадо».

По мнению Фуллера, пространство для инновационной работы на рынке инструментального программного обеспечения чрезвычайно узко. На каждое уникальное средство приходится сотня рядовых. Borland необходимо быть в курсе событий, внимательно следить за тем, что предлагают другие, и быстро реагировать — интегрироваться с новыми решениями, покупать или пытаться двигаться самостоятельно в том же направлении. В конечном итоге рынок будет определять развитие стандартов. Сейчас Borland удается не только следовать тенденциям, но и самой быть законодателем мод. Создание архитектуры Java Connector Architecture для интеграции собственных разработок на Java с бизнес-логикой крупных ERP-решений претендует на роль нового стандарта в области корпоративных информационных систем. Еще одно важное направление — создание в сотрудничестве с Nokia технологии разработки приложений для мобильных устройств, которая также претендует на роль стандарта. Платформа Nokia рассматривается в Borland как стартовая, после нее планируется обеспечить поддержку всех остальных производителей мобильных систем.

Возможности интеграции разработок на Java c функциями ERP-систем не могут не заинтересовать. SAP, стратегическое соглашение с которой недавно заключила Borland, активно ведет себя на отечественном рынке. При этом все, кто так или иначе сталкивался с внедрениями R/3, представляют себе, насколько трудоемким и подчас болезненным может быть этот процесс. Фуллер согласился с этим, поскольку сам дважды занимался внедрением систем SAP. Возможно, отчасти собственный горький опыт подтолкнул к разработке технологии интеграции бизнес-логики R/3 и платформы JВuilder, которая позволит вести разработку на Java в среде R/3. Фуллер уверен, что в результате работа с ЕRР-системой пойдет быстрее и проще. Кроме того, такой подход обойдется компании гораздо дешевле, чем использование встроенных средств разработки SAP, поскольку не потребует привлечения дорогостоящих консультантов извне. Фуллер выразил надежду, что подобная интеграция средств разработки обеспечит более эффективное использование системы SAP, и в результате больше компаний решатся на внедрение R/3. С другой стороны, возрастет количество пользователей и, следовательно, продажи инструментария JBuilder.

Не менее интересен эксперимент с поддержкой двух вариантов СУБД InterBase — коммерческой и с открытыми кодами. Фуллер подчеркнул, что верит в перспективы идеи открытых кодов. По его мнению, широкое применение открытых СУБД сдерживает проблема доверия — далеко не всякий пользователь рискнет доверить такой важный ресурс, как данные, новой, пусть и бесплатной разработке. Фуллер провел аналогию с банком: мы не положим свои деньги в банк, о котором мало что знаем.

Широкое применение «открытых» СУБД сдерживается из-за недостатка доверия к ним, но за InterBase стоит 14 лет опыта эксплуатации, многие солидные организации по всему миру, в том числе Московская межбанковская валютная биржа, работают на InterBase. Самой Borland открытие кодов InterBase дает большие преимущества, поскольку расширяет горизонты ее применения.

С другой стороны, многим необходим сервер баз данных в условиях бесперебойной работы, удовлетворяющий особым требованиям к надежности. Такие заказчики готовы заплатить за дополнительные гарантии, специальную поддержку, особое тестирование системы. Для них будет существовать закрытый, коммерческий вариант InterBase. По оценке Фуллера, эксперимент идет с большим успехом, положительно влияя на прибыльность бизнеса, связанного с InterBase. Так что отказываться от него в компании не намерены.

Быть или не быть центру разработки в Москве?

У Borland давние и прочные корни в России, здесь множество настоящих фанатов продуктов компании. Фуллер подчеркнул, что уникальность нашего региона состоит в наличии разработчиков мирового класса. И это открывает путь для налаживания еще более активного партнерства. Видимо, переговоры с разработчиками позволили Фуллеру сделать вывод, что его компания сможет использовать созданные в России технологии на платформе Borland в интересах своих заказчиков по всему миру и в интересах собственных разработок.

Сейчас у Borland четыре центра разработки. По одному на севере и на юге Кремниевой Долины, один — в «западной Кремниевой Долине», как в компании называют Чикаго, и один в «восточной Кремниевой Долине» — Сингапуре. Фуллер вполне серьезно заявил, что возможно появление и пятого центра — в Москве. Во всяком случае, для этого здесь есть прочный фундамент из разработчиков, которые превосходно знают продукты Borland. По словам Фуллера, сегодня Borland рассматривает возможности самых разнообразных партнерских отношений с российскими компаниями-разработчиками.

Естественно, важнейшим препятствием к этому было названо пиратство. Высказавшись поначалу крайне обтекаемо — есть-де те, кто покупает наши продукты, и те, кто их «берет взаймы» — президент Borland затем продемонстрировал самое непримиримое отношение к этому явлению, заявив, что компания будет делать все возможное, чтобы искоренить пиратство. Во всяком случае, будучи эмоционально сторонником самой жесткой линии, Фуллер соглашается, что в реальной жизни эмоции должны уступать место обдуманным действиям. По его мнению, необходимо искать оправданные с точки зрения бизнеса способы защитить то, что по праву принадлежит вам, идет ли речь о программном продукте или журналистской статье. Однако слишком жесткие меры могут стать препятствием на пути инноваций. Фуллер не стал спорить с точкой зрения тех, кто убежден в неоправданности силовых методов в ситуации, когда число пользователей нелицензионных программных продуктов во много раз превышает число тех, кто делает все по закону. Он лишь призвал объединить усилия в поиске путей преодоления этой ситуации.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями