Недавно мне пришлось лететь в Нью-Джерси, и моим соседом в самолете оказался бизнесмен. Стремясь избавиться от дорожной скуки, я поспешил представиться первым. Когда я сказал ему о том, что я лечу из Индии в США в служебную командировку, он воскликнул: «Индия! Должно быть вы — программист». Такое представление об индийцах вполне обосновано, и сейчас Индия действительно стала, пожалуй, одной из стран с самой развитой отраслью программного обеспечения.

Крупнейший регион, где работают англо-говорящие научные и инженерные специалисты, Индия добилась того, что оборот национальной отрасли программного обеспечения составляет 5,7 млрд. долл., а его ежегодные темпы роста превышают 50%. Учитывая, что отрасль начинает играть все более важную роль в национальной экономике, руководство страны ищет пути, которые позволили бы увеличить темпы ее развития. Согласно прогнозам, к 2008 году оборот отрасли превысит 80 млрд. долл. при объеме экспорта в 50 млрд. долл.

Индия — страна контрастов

Верно ли, что Индия — страна, где более 40% населения неграмотны и огромное количество людей живет за чертой бедности, или это страна, где работают предприниматели и специалисты мирового уровня? И то, и другое. Впрочем, не только это. Индия — страна контрастов, парадоксов и противоречий. Так что ответ на этот вопрос, на самом деле, зависит от точки зрения наблюдателя. Это одна из самых древних мировых цивилизаций с очень богатыми культурными традициями. Здесь проживает более миллиарда человек. Страна занимает пятое место в мире по экономическим показателям и самое крупное демократическое государство. За последние два десятилетия Индию перестали воспринимать как страну заклинателей змей и стали считать страной программистов мирового уровня. Индия остается, в основном, аграрной страной, но, учитывая высокие темпы развития сектора высоких технологий, ИТ быстро становятся важнейшим компонентом ее экономического роста.

Исторически сложилось так, что отрасль программного обеспечения Индии начала свое становление с предложения контрактных услуг («продажи рабочих рук») американским и европейским компаниям. Постепенно акцент с экспорта рабочей силы сместился в сторону офшорных разработок, которые сейчас составляют около 50% всех реализуемых проектов. Одна из причин такого сдвига связана с ограничениями на количество виз, выдаваемых для въезда в США. Американское правительство лимитирует число виз для иностранцев и требует, чтобы иностранцам, работающим в США, платили такую же зарплату, как и американцам. Кроме того, действуют местные налоги для иностранцев, работающих по контракту, что значительно увеличивает затраты и стимулирует использование модели офшорной разработки как выгодной с экономической точки зрения альтернативы.

Конкурентные преимущества

Низкие расходы на организацию местных подразделений разработки стали стимулом к развитию отрасли программного обеспечения в Индии. По мере роста популярности офшорной модели, отрасль стала активно развиваться и получила международное признание — настолько, что капитализация программных компаний в Индии стремительно выросла с 4 млрд. долл. в январе 1999 года до 55 млрд. долл. в начале июня 2000-го. Сейчас Индия экспортирует программное обеспечение почти в 100 стран, а самым крупным рынком (62%) является Северная Америка. Почти 200 компаний, входящих в список Fortune 500, либо имеют собственные центры разработки в Индии, либо пользуются услугами аутсорсинга в этой стране. Так в чем же состоят преимущества Индии перед конкурентами? На рост программной отрасли в Индии влияют пять факторов:

  • большое число квалифицированных и талантливых специалистов;
  • зрелые процессы разработки, обеспечивающие качество мирового уровня;
  • конкурентоспособные структуры с низким уровнем затрат;
  • высокая скорость реализации проектов;
  • отсутствие языкового барьера.

Люди — исходный материал

Итак, Индия — второй по размеру регион в мире, где проживает большое количество научных и технических специалистов, говорящих по-английски. В отрасли программного обеспечения Индии работает около 300 тыс. человек, из которых 80% — мужчины. Однако отрасли требуется дополнительно около 200 тыс. новых специалистов ежегодно. Индийские университеты ежегодно выпускают около 90 тыс. специалистов, и примерно столько же — готовят частные школы, дающие разный уровень навыков и качества образования. Хотя правительство, стремясь сократить дефицит квалифицированных кадров, создает целую группу вузов, получивших название Индийские институты информационных технологий, предстоит еще немало сделать для того, чтобы ликвидировать разрыв между спросом и предложением.

Развернулась настоящая война за таланты. Все важнее становится возможность привлечь, обучить и удержать квалифицированных специалистов. Для этого используются самые разные подходы: поиск опытных специалистов в других компаниях, рекламные объявления, порталы с вакансиями, рекрутинг в университетах, услуги «охотников за головами», совместные учебно-производственные программы и т.д. Но ни один из этих подходов не способен адекватно удовлетворить все потребности. Многие используют подход, который называют «заполучи их молодыми», в соответствии с которым поиск нужных кадров следует начинать еще в высшей школе. Кое-кто приглашает квалифицированных домохозяек для работы на дому неполный рабочий день. Имеет место и обратная «утечка мозгов»: все чаще квалифицированные индийцы возвращаются домой, привлеченные высокими темпами развития программной отрасли на родине.

Однако борьба за талантливых специалистов порождает тревожно высокий уровень текучести кадров. С ростом внутренней конкуренции и усиливающимся спросом на специалистов за рубежом, уровень текучести кадров по отрасли составляет 12-35%, что значительно увеличивает затраты на набор сотрудников и их обучение. Для индустрии высоких технологий значительный уровень текучести кадров означает не только то, что сотрудники уходят к конкурентам, но и то, что организация теряет знания. Ситуация ухудшается еще больше в связи с тем, что многие европейские государства стали активно приглашать индийских специалистов. Одним из последних примеров может служить решение правительства Германии предоставить льготы для приема на работу программистов из Индии, чтобы сократить растущий дефицит высококвалифицированных кадров.

Действительно, поиск талантов и удержание специалистов становятся краеугольным камнем стратегии конкурентной борьбы. Многие организации приглашают сотрудников с учетом их способности к обучению, а ряд крупных компаний, такие как TCS, Wipro, Satyam и Infosys, создают свои собственные обучающие центры. Другие, такие как NIIT и Pentafour, организуют дорогостоящие программы обучения и ищут талантливых людей, которых приглашают к себе на работу. Чтобы решить вопрос текучести кадров, они используют разнообразные стратегии, в том числе предлагающие:

  • постоянные возможности обучения;
  • высокое качество труда и условий работы;
  • возможность работать за границей;
  • конкурентную оплату труда и вознаграждение за высокую производительность;
  • льготы, кредиты и отпуска;
  • возможность укрепления благосостояния, например, предоставление сотрудникам опционов;
  • дистанционное обучение;
  • карьерные перспективы и служебный рост.

Однако главное в решении вопроса текучести кадров — создание благоприятной эмоциональной атмосферы в каждой организации и оправдание ожиданий сотрудников. Принимая во внимание, что средний возраст индийских программистов составляет 26,5 лет, управление исходным материалом отрасли — людьми, действительно очень сложная задача. Молодые специалисты имеют иные ожидания и приоритеты, нежели их более старшие коллеги. Чтобы сохранить конкурентоспособность, многие компании создают условия, которые выходят за рамки рабочей среды и учитывают личные, социальные и семейные запросы сотрудников.

Вопрос качества

Поскольку зарубежным компаниям необходимы определенные гарантии качества, индийские фирмы приступили к осуществлению целого ряда инициатив. Со временем, по мере увеличения числа компаний, конкурирующих за долю глобального рынка ПО и повышения уровня конкуренции среди фирм, предлагающих услуги разработки, предприятия все больше уделяют вопросу качества как возможности выделиться на рынке. Кроме того, поскольку теперь обязательным требованием стало получение сертификата качества определенного уровня, формируется тенденция использования определенной модели качества и совершенствования процессов. По мере того, как индийские компании сталкиваются с усилением конкуренции со стороны фирм из других стран, где также активно развивается отрасль ПО, таких как Ирландия, Китай или Израиль, обеспечение качества превращается скорее в конкурентную необходимость, нежели в стратегическое преимущество.

Сейчас свыше 175 программных компаний имеют сертификаты ISO 9001, а почти 50 добились сертификации SW-CMM на уровне 3 и выше. Более 55% компаний во всем мире, получивших сертификацию CMM уровня 5, находятся в Индии, а многие фирмы поддерживают P-CMM и Six Sigma. К сожалению, обеспечение качества и сертификация зачастую используются как маркетинговый ход. Шаги, предпринимаемые для получения определенного сертификата или достижения уровня CMM, приводят в основном к соглашательскому подходу, нежели к стремлению реально увеличить уровень мастерства и новаторства за счет улучшения качества и совершенствования процессов. Если средняя для индийской экономики производительность в расчете на сотрудника довольно низка (35-50 тыс. долл. в год) и, скорее всего, то же самое можно сказать и об отрасли программного обеспечения, необходимо в качестве стратегического приоритета выбрать совершенствование процессов в сочетании с повышением уровня интеграции технологий.

Область компетенции

Отрасль программного обеспечения Индии ориентирована на предоставление услуг практически во всех областях: системное ПО, телекоммуникации, электронная коммерция, медицинские системы, программы для автомобильных систем, разработка Web-решений, мультимедиа-приложения, а также прикладные программы для страховых компаний, банков, риэлтерских фирм. Разработка готовых продуктов до сих пор не являлась приоритетной, и лишь недавно в Индии появились предприятия, ориентированные именно на создание продуктов. В то время как навыки индийских разработчиков программного обеспечения находятся на уровне лучших мировых стандартов, возможности индийских компаний в области управления проектами и создания новых продуктов необходимо наращивать — прежде, чем страна сможет обрести в этой области заметные конкурентные преимущества.

Новые инициативы

В мае 1998 года индийское правительство сформировало рабочую группу по ИТ, которая должна способствовать развитию индийского сектора программного обеспечения. С созданием в этом году министерства по информационным технологиям эти меры приобрели стратегический характер. Активно работая над улучшением инфраструктуры и упрощением правил и процедур, правительство способствует развитию отрасли. Оно использует такие меры, как создание парков программных технологий и формирование экспортных зон, где компании получают значительные налоговые льготы на экспортируемое ПО, внедрение новых принципов обслуживания оборотного капитала, либерализация политики в области связи и снижение налогов на акции предприятий, полученные сотрудниками.

Программные центры Индии

Бангалор — один из самых известных центров разработки программного обеспечения из всех городов Индии и его часто называют Кремниевой долиной Индии. Хайдерабад, который также зовут Киберобадом, — еще один город, где много программных компаний. Мэр Хайдерабада предложил Биллу Гейтсу открыть здесь центр разработки корпорации Microsoft. Мумбаи (бывший Бомбей) и Пун, расположенные в западной части Индии, а также индийская столица Дели на севере тоже известны своими специалистами в области программного обеспечения. Чиннаи (бывший Мадрас) и Калькутта очень быстро развиваются и привлекают инвестиции предпринимателей и крупных компаний.

Индия прошла долгий путь, прежде чем стала известна своей программной отраслью, но ей предстоит решить еще некоторые вопросы, чтобы сохранить подобную репутацию. Именно новаторское мышление и сокращение текучести квалифицированных кадров в перспективе определят успех отрасли. Кроме того, катализатором развития отрасли, безусловно, остаются низкие затраты; это преимущество должно сохраниться за счет постоянного увеличения производительности и совершенствования инфраструктуры. Рост уровня заработной платы, расходов на решение кадровых вопросов и отсутствие инфраструктуры мирового уровня, по-видимому, ослабят преимущество в стоимости. Кроме того, следует решить и другие важные вопросы, такие как создание торговых марок, значительное увеличение качества обучения, обеспечение адекватной мировому уровню телекоммуникационной инфраструктуры и создание идеальной законодательной базы. Кроме того, за последние два года настоящими «золотыми жилами» стали проекты, связанные с решением проблемы 2000 года и переходом но новую европейскую валюту — евро, но теперь необходимо завоевывать новые позиции, расширяя возможности, которые позволят сохранить достигнутые темпы развития. Усиление приоритета разработки продуктов требует серьезных и оперативных усилий. Многие международные корпорации, такие как Texas Instruments, Novell, Oracle и Parametric, ведут разработку стратегических продуктов в исследовательских центрах в Индии, но индийские компании в этой области значительно отстают. Им следует значительно увеличить расходы на исследования и разработку.

Огромные возможности открываются в таких областях, как электронная коммерция, Web-технологии, конвергенция, мобильные Internet-устройства и решения для провайдеров услуг доступа к приложениям. Но, чтобы воспользоваться этими возможностями, отрасль должна сосредоточить свои усилия на повышении квалификации специалистов, особенно в том, что касается руководства и управления проектом, поддержки качества и быстрого выполнения работы. Возможность создавать новаторские решения и оперативно реагировать на требования рынка и все возрастающие ожидания потребителей станут ключевыми факторами. Кроме того, новаторские модели аутсорсинга и значительно расширенные возможности организации и использования географически разнесенной разработки позволят Индии добиться преимущества по сравнению с другими странами и предложить широчайший диапазон услуг, связанных с разработкой программного обеспечения.

Программная отрасль Индии прошла большой путь. В 1990 году ее оборот составлял 50 млн. долл., а в 1999-2000 финансовом году этот показатель составил уже 5,7 млрд. долл. Принимая во внимание, что несколько индийских компаний уже превратились в международные корпорации, а акции некоторых участвуют в торгах на NASDAQ, растет поток инвестиций, этот сектор национальной экономики действительно имеет неплохие перспективы. Недавний визит Джека Уэлша (General Electric) и Билла Гейтса, во время которого они сообщили о своих грандиозных планах в отношении Индии, придали дальнейший импульс развитию отрасли. Точно также, директора многих ведущих мировых компаний и известные предприниматели делают серьезные ставки на эту страну. Однако чтобы иметь возможность реализовать такие возможности, необходимо строго соответствовать ожиданиям столь требовательных людей, как Уэлш и Гейтс. Представители индийского программного сообщества, вы слышите?

Большинство данных, представленных в статье, взяты из отчета NASSCOM, национальной ассоциации компаний, работающих в области услуг и программного обеспечения (www.nasscom.org).

Дипендра Мойтра (d.moitra@computer.org) — генеральный менеджер по разработке индийского центра исследований и разработки Lucent Technologies в Бангалоре и адъюнкт-профессор Индийского института информационных технологий. К области его научных интересов относятся управление разработкой ПО, стратегии в области бизнеса и технологий, управление технологиями и инновациями, управление новыми продуктами, управление знаниями и предпринимательство в отрасли высоких технологий.


Deependra Moitra, India?s Software Industry. IEEE Software, January/February 2001. IEEE CS. All rights reserved. Reprinted with permission.


Индия и Россия: первое открытое противостояние в центре Европы

Эйфория по поводу аутсорсинга и его российской разновидности — офшорного программирования — кажется, проходит. Впрочем, приглашения на международные встречи в Европе, США (и у нас, конечно) пополняют почтовые ящики. Европейские и заокеанские конференции поругивают почти все: маловато посетителей, потенциальные заказчики не выстраиваются в очередь у стендов, западная пресса не трубит о них на всех перекрестках. Но сказать, что, например, летняя конференция по аутсорсингу в Амстердаме была неинтересной, никак нельзя.

Первая общеевропейская конференция и выставка по аутсорсингу прошла в выставочном центре RAI Centre в Амстердаме. Приглашения, по-видимому, получили почти все заметные в офшорном программировании фирмы из России, Белоруссии и Украины. Разумеется, откликнулись отнюдь не все, но поначалу даже шла речь о создании отдельного российского павильона. Очное противостояние российских и индийских программистов было настолько явным, неожиданным и содержательным, что даже подтолкнуло корреспондентов Службы новостей IDG организовать не планировавшийся заранее круглый стол «Индия/Россия».

На 100% оправдались ожидания всех, кто хотел своими глазами посмотреть на конкурентов, — тех, с кем придется бороться за новые заказы. Конкурентов много. Но — Индия, Индия и еще раз Индия, а лишь потом все остальные. К такому выводу приходил посетитель, сделавший пару кругов по выставочному павильону. Индийцы не только многочисленны, они прекрасно организованны, погружены в контекст европейского ИТ-рынка не хуже «местных». Стенды индийцев стройными рядами перекрывали большую часть территории, разрозненные стенды прочих выглядели, в общем, приятным дополнением к ним.

Рядом с такими «монстрами», как Satyam, где работает около 10 тыс. человек, любая компания, ориентированная на аутсорсинг, покажется малюткой. Информационные системы предприятий — основная, но не единственная область приложения сил индийцев. Например, компания eSpark Infotech берется и за разработки заказных микросхем и схем сверхбольшой степени интеграции (ASIC/VLSI), и за программирование сигнальных процессоров, и для расширения именно этих ветвей бизнеса активно набирает сотрудников. В области геоинформационных систем тоже есть любопытный пример: Infotech Enterprises Europe была когда-то английской компанией Dataview Solutions с почти десятилетней историей. Возглавляющий ее англичанин Джеф Кенделл закончил свой доклад следующими словами: «Мы показываем слайды, где в индийский пейзаж вписаны прекрасные новые здания, интерьеры комнат, забитых компьютерами. Ликвидируется разрыв между Восточной и Западной Европой, Индией и Китаем. В Китае и на Филиппинах еще ищут низкую цену. В Индии уже ищут качество».

Было бы неудивительно, если бы российские компании затерялись в тени, отбрасываемой индийским колоссом. Кое-кто, собственно, и отказался от участия в выставке, опасаясь такой перспективы. Совершенно определенно, этого не произошло. На стендах были представлены девять компаний с программистами из СНГ: Auriga (США), Avalon?s Tree (Канада), Contek Software (Россия), EPAm Systems (США), IIG (Россия), Sovin Systems (Россия), Strategy (Россия), V6 (Россия) и Webaby (США). Бросается в глаза, что большей части компаний, громко заявивших о себе в России, здесь-то и не увидели: не было Luxoft, VDI, «Оптимы», «Актиса», «Рексофта», «Аркадии» и др. «АйТи» отказалась в последний момент, сославшись на нехватку ресурсов и трудности с визами. На конференции Россию представляли два докладчика: Рон Льюин из TerraLink и Алексей Сухарев из «Ауриги».

Думаю, отсутствие на выставке Luxoft или «АйТи» связано с особенностями их модели бизнеса: они концентрируют свои усилия на ключевых крупных заказчиках с долгосрочными программами сотрудничества. Москву же представляли IIG и Sovin Systems. Первая выросла из инвестиционной деятельности, но руководство компании решило вспомнить программистскую молодость, и направление офшорного программирования стало активно развиваться. Из Питера, столь славного офшорными программистами, не было никого. Новосибирск открылся с неожиданной стороны: оказалось, что канадская Avalon?s Tree и родственная ей Webaby черпают свои силы в основном из новосибирского Академгородка. Несколько неожиданно проявили себя Переславль-Залесский и Томск. Первый известен своим Институтом программных систем РАН; на его потенциал опирается, в частности, компания Strategy. На стенде томской компании CSL можно было увидеть материалы, рассказывающие об ее проектах для нефтяных компаний. Представление на выставке по офшорному программированию собственных софтверных разработок, — российская особенность, для индийцев это не характерно. Нет сомнения, что Индии есть что показать, и некоторые продукты и технологии все-таки были представлены, но весьма ненавязчиво. Видимо, такого рода «скромность» — свидетельство зрелости. Российские компании пока не так четко сфокусированы.

Необходимо сделать примечание: в нарушение всяких правил политкорректности, я употребляю «русский» или «российский» в значении «житель СНГ». Наши соседи-белорусы были представлены стендами двух компаний — зарегистрированной в США компанией EPAm, в которой работает более 400 человек, и компанией поменьше, зарегистрированной в Праге, — Web Space Station. Возможности белорусских программистских фирм общеизвестны. EPAm, в которой работает более 400 человек, входит в тройку крупнейших белорусских компаний, ориентированных на аутсорсинг. IBA, наиболее близкая, видимо, к классическому аутсорсингу, тесно связанная с IBM (ее основной резерв — НИИЭВМ, где разрабатывались, в частности, операционные системы для машин серии ЕС), в последнее время развивалась довольно бурно: еще пару лет назад в ней работало около 400 человек, а сейчас их число перевалило за тысячу. Еще одна компания из лидеров — «БелЦАФ», переименовавшаяся в SaM-solutions.

На конференции противостояние стало очевидным и проявлялось во всем — в выступлениях, в кулуарных обсуждениях и, наконец, в самой теме упомянутого круглого стола, но главное, что под занавес конференции фразы выступающих строились так: «если компания хочет отдать часть бизнеса на ауторсинг в Индию или в Россию...». В начале выставки обилие русских не так бросалось в глаза посетителей и индийских коллег, занятых своими проблемами. Да и поди разбери, российские ли программисты работают, скажем, в Avalon?s Tree, или догадайся, что в EPAm разработчики располагаются, в основном, в Минске. Поскольку презентации готовятся загодя, ни в одном из официальных выступлений о противостоянии России и Индии и речи не было, да и не могло быть. Россия в лучшем случае поминалась в пятерке стран, предоставляющих ИТ-услуги за границу.

Среди наших менеджеров распространено мнение, что разговоры о русской мафии и ракетах смущают обывателя, но когда заказчик начинает рассматривать проект, речь идет о стоимости и качестве. С этой точкой зрения спорят те, кто, собственно, и собирается продавать российские ИТ-услуги в Европе. Один из них, Брук Хоровиц, отмечает: «Разговоры о русской мафии — действительно серьезное препятствие. Конечно, на профессиональном уровне многое решает качество и стоимость, но часто решения принимаются на очень высоком уровне, особенно когда речь идет о долгосрочном партнерстве. Глава компании обычно представляет себе Россию по газетным и телевизионным новостям и вполне может отвергнуть российского исполнителя из-за сформированного имиджа».

Априорное отношение к исполнителю со стороны заказчика очень важно. Кстати говоря, имидж индусов, как исполнительных и недорогих кодировщиков, их сегодня категорически не устраивает. К тому же, если судить по выступлениям аналитиков (они иногда расходятся с тем, что мы слышим непосредственно от участников рынка), от этого имиджа уже ничего не осталось. Индийские программисты — это прежде всего высокое качество программ, квалифицированные кадры, понимание бизнес-процессов заказчика. Нужны дешевые кодировщики — поезжайте в Китай или на Филиппины, быть может, в Восточную Европу. Но речь идет не только о квалификации, а об изменении самой парадигмы аутсорсинга, и здесь индийцы хотят быть на острие.

Что в этом смысле можем противопоставить мы? Недавно глава компании VDI Анатолий Гавердовский на круглом столе журнала «Открытые системы» заметил: «Реальный пиарный ход, который пошел на пользу русскому офшору, — вот, мол, эти люди делали подводные лодки и ракеты, а теперь они занимаются большими гражданскими проектами для больших заказчиков. Индийцы подводные лодки не делали».

Конференция происходила до нью-йоркских катастроф, а за это короткое время изменилось многое. Некоторые российские компании это подкосило настолько, что они попросту прекратили свое существование. Это относится не только к тем, кто ставил на аутсорсинг из США, но и на тех, кто, работая на других рынках, уже имел договоренности от американских инвесторов о поддержке. Масса проектов, которые ведутся в США, да и в Европе тоже, уменьшилось «драматически» — это американское выражение к этой ситуации очень подходит. Впрочем, однозначно говорить о спаде аутсорсинга оснований нет: интерес компаний даже увеличился, путь даже стал более платоническим. От автоматизации и информатизации никуда не уйти, и после паузы корпорации вернутся к своим планам, пересмотрев их в соответствии с новой ситуацией. И тогда соображения эффективности и экономии вполне могут подвигнуть их к использованию российских ресурсов. Этому может способствовать и очевидное потепление политического климата. Это стало очевидно, как свидетельствует президент компании Auriga Алексей Сухарев, на проходившей 4-5 октября в Вашингтоне конференции Американо-российского делового совета. Видные политические деятели (и среди них советник президента США по национальной безопасности Кандолиза Райс) словно по команде выражали радость по поводу «окончания холодной войны».

Пауза вовсе не значит, что движение на западный рынок приостановилось. Если российские разработчики хотят закрепиться на нем, то есть смысл воспользоваться моментом: пройдет совсем немного времени и многое будет упущено. Вот один из более чем возможных сценариев, который обсуждался, по словам Сухарева, в кулуарах вашингтонской встречи: перенос «запасных» центров разработки в Россию. Затянув пояса, «толстые» транснациональные корпорации уже перенесли изрядную долю разработок в индийские центры. Сейчас принцип «не класть яйца в одну корзину» стал еще более актуален. Многие думают об открытии центров на Дальнем Востоке, Восточной Европе, но решения еще не приняты. Это еще один шанс, который, кстати, предприимчивые конкуренты не упустят.

Игорь Левшин

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями