Однако, рискуя вызвать справедливый гнев прочих предметов моего восхищения, все же должен признаться: я люблю свою операционную систему. И несмотря на то, что прямолинейные, сверхрациональные адепты компьютеров, такие, как я, редко бывают способны на такую привязанность, когда любовь расцветает на настольной системе, объектом ее очень часто становится Unix.

Мне еще не приходилось слышать столь же пылкие признания в адрес Windows NT. Безусловно, она вызывает достаточно много иных сильных чувств: настороженность в связи со стратегической ориентацией и очень грубой маркетинговой тактикой ее распространени; страх перед ее деспотизмом, особенно ярко проявившимся на настольной системе; подобострастное восхищение Биллом Гейтсом и долей рынка, принадлежащей его компании. Но только не любовь - творения Microsoft не трогают сердце.

Unix была далеко не первой. Я не хвастаюсь, но должен признать, что за многие годы побывал в объятиях большого числа ОС. Ничем не связанный, я путешествовал от VMS к MVS. В пылу юношеской неразборчивости я пытался связать свою судьбу с CP/M и TOPS-20, о чем сейчас жалею. Но ни одна из них не могла даже сравниться с Unix. Я всегда будут славить ее имя.

Какая же она, Unix, завоевавшая мое сердце? Как известно, всякая великая любовь не поддается рациональному анализу. Но я знаю, что Unix готова всем поделиться с каждым, в чьем сердце разгорится сильное чувство. Я попытаюсь объяснить.

UNIX кажется непостижимой, когда вы впервые встречаетесь с ней. Даже немного пугающей. Но несмотря на отсутствие косметики и часто неяркую внешность, проницательный поклонник поймет, что за простой оболочкой скрывается очень многое.

Она, конечно непростая. Чтобы узнать ее, надо приложить немало сил. Она может слегка капризничать и не подчиняться командной строке. Но, конечно же, всегда можно найти доводы, чтобы ее убедить - регулярные выражения, переключатели и тому подобное, так что вам нужно только тщательно подбирать слова. В конечном счете вы поймете, что надо многое узнать о ней, прежде чем ваши отношения серьезно продвинутся.

Но если вы готовы приложить усилия, чтобы правильно ее понять, ваши отношения могут стать очень близкими, значительно ближе, чем с другими ОС. Когда вы станете суперпользователем, Unix будет очень зависима от силы вашего характера. Только твердая рука способна заставить ее работать. И зачастую в различных ситуациях, налаживая взаимоотношения с Unix, вы сможете получить исходный текст и компилятор; вы даже можете попросить ее измениться. Трудно представить себе отношения более близкие и доверительные, чем эти.

Должен признаться, что когда я впервые встретился с NT, я был ослеплен ее блеском. Множество красок, отточенный пользовательский интерфейс, оригинальные пиктограммы, - здесь было все. Она притягивала. С ней было необыкновенно легко. Не нужно тщательно следить за символами, которые набираешь, мучаться в долгих раздумьях. Я просто следовал значениям по умолчанию, заигрывал с кнопками-переключателями и нажимал зовущее кнопки «OK». Сначала она казалась мне идеальной.

Но вскоре я ощутил некоторую скованность - наше общение никогда не выходило за рамки всплывающих меню и диалоговых окон. Когда я захотел углубить наши взаимоотношения, NT стала сдержана и холодна. Более того, я почувствовал, что мне не суждено ничего узнать о ее внутренней жизни. Такое упорное нежелание близости не позволяет развиваться длительным отношениям.

Время подтвердило мои самые худшие опасения: когда я пытался выведать хоть что-нибудь о внутренней жизни NT, она отказывалась общаться. Она не позволила бы узнать о своих слабостях. И, даже не показала мне свои исходные тексты.

Я знаю, что вы думаете: этот автор сошел с ума. Любой, кто претендует на близость с виртуальной машиной, нуждается в пристальном внимании психиатров. Возможно, вы правы. Unix не имеет плоти и крови. Возможно, я немножко того...

С другой стороны, операционная система - это отражение системы ценностей, личности и, в конечном счете, души ее создателя. И если я вынужден принять это отражение, неужели я не вправе рассчитывать на то, что оно будет приятной, симпатичной личностью, пусть даже отраженной в стекле? Плохо ли стремиться к более доверительным отношениям? Я могу дать так много... Должен ли я отказаться от своей любви?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями