Тед Льюис, tedglewis@friction-free-economy.com
Technology Assessment Group, Салинас, CA

Заговор Wintel и реалии рынка
Соблазн монополиста
За пять, но вчера


Производительность процессоров по-прежнему растет в соответствии с законом Мура, а это значит, что к 2000-му г. мы сможем покупать 1000 МГц ПК по ценам потребительского рынка. Другими словами, на подходе гигагерцные компьютеры для массового потребителя. Мало кто, однако, задумывается о том, есть ли для таких настольных супер-ПК потребительский рынок надлежащей емкости? На мой-то взгляд, однозначно ответить нельзя.

Всем известно, что компания Intel делает ставку на микропроцессор Merced, сочетающий в себе заимствованные из PA-RISC конструктивные особенности с унаследованным от x86 набором команд. В нем будут использоваться две разновидности (32- и 64-разрядная) микропроцессора: IA-32 и IA-34 (IA = Intel Architecture). Первая версия Merced будет представлять собой многопроцессорный модуль, работающий на частоте 500 - 600 МГц. Стоимость его, по некоторым оценкам, составит около 5 тыс. долл. К 2000-му г. планируется выпустить две версии Merced под названием Flagstaff, ориентированные на работу с Windows 95/NT. При тактовой частоте в 1000 МГц и выше, эти микропроцессоры будут продаваться по «хорошим» ценам и генерировать сверхприбыль. По крайней мере, так предполагалось вначале.

Однако из-за технических проблем работа над Merced шла не так активно, а на рынке тем временем резко снизился объем продаж ПК. Ставшие очевидными внутренние трудности Intel показали, что некоторые обещания компания не может выполнить в срок (с кем не бывает). Одновременно в Азии разразился финансовый кризис и, как следствие, темпы продаж продукции Intel стали снижаться, что не ускользнуло от внимания инвесторов. В результате упала стоимость акций компании. Что же касается Merced, то теперь уже очевидно, что разработчики выбились из графика и микропроцессор будет выпущен с задержкой по меньшей мере в год. И вот, на фоне всех этих событий, Intel обнаруживает, что потребитель, кажется, вообще начинает терять интерес к дорогим игрушкам. Вместо того, чтобы покорно тратить деньги в масштабе, достойном обещаемой законом Мура гигагерцной производительности, покупатели вроде бы не прочь этот закон инвертировать - так, чтобы распространить его на кривую снижения цен.

Потребители сегодня определенно предпочитают высокой производительности и богатой функциональности более низкие цены. Это отнюдь не радует членов консорциума Wintel, которые уже не сомневались, что потребителю не миновать уготованной ему технологической ловушки. Требования пользователей для нашей сдвоенной монополии - пустой звук: Wintel полон решимости диктовать свои условия относительно того, какие компьютеры мы будем покупать в 2000 г.

 Заговор Wintel и реалии рынка

Итак, Intel любой ценой готова продолжать гонку за производительностью. Логика действий монополии, каковой фактически стала эта корпорация (напомню, что если Microsoft как монополист имеет дело с министерством юстиции США, то Intel попала в поле зрения Американской Торговой Комиссии - Federal Trade Commision - FTC), вынуждает Intel расширять свою иниициативу в процессорной индустрии - а именно, в секторе рабочих станций и «мид-фреймов». При этом используется тактика «сильной руки». Вспомним скандал, когда Intel попыталась изменить свой Slot 7 с тем, чтобы блокировать адаптацию продукции конкурентов, что могло сильно пошатнуть позиции AMD, National Semiconductor и других претендентов на занятый трон. Когда же этот «сильный ход» попал в поле зрения FTC, Intel сочла разумным ретироваться и теперь лицензирует Slot 7 собратьям по индустрии, что сразу же позволило им вздохнуть свободнее: теперь они конкурентоспособны.

Раз уж мы вспомнили про Microsoft, то проиллюстрируем ситуацию похожим примером из мира ПО. Рекламируемая этой компанией Zero Administrative Windows (ZAO) дает преимущества в плане Совокупной Стоимости Владения (Total Cost of Ownership - TCO) только в случае стопроцентного использования Windows 98 в настольных ПК и Windows NT на сервере. Таким образом Microsoft надеется загнать своих потребителей в угол, где их ждет только Windows NT. Компания стремится полностью захватить UNIX рынок, и в коалиции с Merced желает прикрепить корпоративных покупателей, которых компания рассматривает как стадо баранов только к той «кормушке», что располагается в Редмонде.

Более того, к 2000 г. Windows 98 и Windows NT будут функционировать на идентичных микроядрах, что позволит окончательно «выбить почву из-под ног» 16-разрядной DOS. Однако преимуществами 64-разрядной адресации IA-64 сможет воспользоваться только Windows NT; что касается Windows 98, то она будет не в силах конкурировать со своим «большим братом» на неорганичной для себя базе. Таким образом Microsoft умышленно создает трудности своим же потребителям, если те желают сочетать использование Windows с другой операционной системой. Что ж, хитрый замысел. Хочется надеяться, однако, что в Министерстве Юстиции тоже есть неглупые люди, которые не дадут привести его в исполнение.

Планы этой парочки, что называется шиты белыми нитками. Их Big Freeze специально спроектирован с расчетом на уничтожение MIPS, SPARC и PowerPC; та же участь уготована OS/2, клонам UNIX и, конкретно, Linux. В конце концов, будет на Вашем столе стоять 1000 МГц компьютер или нет, это вопрос не только технологии как таковой. Главное, что против продуктов, не отмеченных маркой Wintel Inside, ведется настоящая война.

 Соблазн монополиста

Пока же Intel не устояла перед соблазном вторгнуться на традиционно принадлежащий UNIX-рынок рабочих станций. Способ - сделать high-end модели рабочих станций на базе Wintel такими же производительными как системы на базе SPARC, MIPS или PA-RISC, но при этом более дешевыми. Дело облегчается тем, что NT уже проникла на UNIX территорию. Intel намерена продать как можно больше высокоприбыльных микропроцессоров Merced, одновременно убеждая традиционных поставщиков рынка рабочих станций - HP, SGI, Intergraph, Sun и Compaq произвести избыточное количество своих систем, предназначенных для Windows NT.

А теперь выполним несложные расчеты. Соблазнительная маржа в 1000 долл. на каждую систему из дополнительного миллиона может легко обернуться миллиардным «хапком». Вспомним, что датированные 1996 г. продажи рабочих станций были поделены между Wintel под NT и RISC системами поровну; к 1998 г. равновесие было нарушено: 1.5 миллиона Wintel станций против 750 тысяч UNIX. Такая тенденция заставляет задуматься о том, вступил ли UNIX в пору своего заката.

По оценке Computer Industry Almahah, к 2000 г. в мире будет функционировать около 5-10 млн. DOS, 5-10 млн. Windows 3.x, 35-40 млн. Macintosh, 20-30 млн. OS/2, 30-50 млн. NT, 5-10 млн. Solaris и 5-10 млн. прочих систем. Но - внимание! - что касается систем Windows 95/98, то их будет ни много ни мало 300-400 миллионов!

Вот Intel и подсчитала, что к 2000 г. 85% настольных компьютеров будут использовать ее микропроцессор Flagstaff с производительностью 1000 МГц под Windows 98/NT. С рыночным потенциалом в 300-400 миллионов единиц как уже инсталлированной базе, это позволит Intel не иметь проблем со сбытом своей продукции по крайней мере несколько десятилетий. Предполагая примерную скорость замены в 100 миллионов единиц в год с маржой в 400 долл. каждая, нетрудно вычислить, что этот рынок будет стоить около 40 млрд. долл.

 За пять, но вчера

Плохо только, что ослепленная такими перспективами, Intel, кажется, полностью игнорирует тот факт, что на мощные ПК повышенного спроса на потребительском рынке не наблюдается. Свыше 60% американских семей не могут позволить себе купить новый компьютер, Азия потеряла интерес к престижным товарам. Потребитель сегодня предпочитает недорогие модели - системы стоимостью до 1500 долл. (соответственно, процессоры должны быть не дороже 150 долл.). Дорога к 400 миллионам ПК (в расчете на весь мир) может быть вымощена системами по 1000, а не рабочими станциями по 5000 долл.

В этой ситуации такие производители как Dell и Gateway сориентировались быстрее, чем Compaq, которая, впрочем, теперь тоже озаботилась приобретением дешевых компонентов. Недорогие микропроцессоры по цене не выше 150 долл. готовы предложить AMD и другие конкуренты Intel, которые сделали вывод, что не следует более рассчитывать на эксклюзивных покупателей, способных, не считая выкладывать денежки за новейшие высокоскоростные машины.

Нельзя не учитывать и растущий интерес к встроенным устройствам. Между тем, PalmPilot использует процессор не от компании Intel; Internet-телефоны с большой вероятностью будут работать на процессорах ARM, а не x86; WebTV строится на базе MIPS. И даже такие устройства, как Windows CE чаще используют Hitachi SH-3 или те же ARM, имеющие по сравнению с продукцией Intel лучшие показатели по потреблению энергии. Как бы к 2000-му г. потребительский рынок не оказался заполненным встроенными процессорами до такой степени, что рядом с ними настольные и серверные системы начнут выглядеть плачевно, как это произошло с мэйнфреймами в 80-х гг. А ведь эти продукты - выигрывают именно за счет цены и низкого уровня энергопотребления, а вовсе не за счет производительности.

Intel, кажется, несколько сбита с толку новыми тенденциями рынка. Компания сделала довольно вялый жест, выпустив процессор Celeron (в сущности, тот же Pentium II, но подешевле). Других признаков истинного разворота к более дешевым продуктам пока что не видно: продолжается гонка за более производительными и энергетически неэкономичными устройствами - без заботы об их стоимости.

Известно, что монополии, подобные Intel, становятся уязвимыми, если их доля на рынке превышает 74%. Интересно, подтвердит ли Intel правильность этой теории?

Об авторе: Постоянный автор журнала «Открытые Системы» Тед Льюис (Ted Lewis) - учредитель и президент калифорнийской компании Technology Assessment Group (TAG). Профессор Льюис также руководит кафедрой Информатики в Аспирантской Школе Военно-Морского Флота США, является членом Совета Управляющих IEEE Computet Society. Автор 20 книг и множества статей, популярный колумнист в ряде ведущих компьютерных изданий.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями