Не стало исключением и очередное собрание, прошедшее в середине ноября. Государство представлял Валерий Селезнев, начальник Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров Федеральной таможенной службы России. Тема его выступления — перенос акцента с «контроля на границе» на «контроль после выпуска». Сам факт участия в конференции высокопоставленного представителя таможенной службы и обнародование им планов своего ведомства об радовал руководителей ИТ-компаний, однако многие вопросы остались открытыми, особенно — как будет происходить контроль в переходный период. Вероятно, эти вопросы сможет разрешить совместная рабочая группы ФТС и ассоциации, о планах создания которой объявил Николай Комлев, исполнительный директор АП КИТ.

Доброе утро, Вьетнам

Соображениями о российской и глобальной экономике поделились Андрей Мовчан, сопредседатель совета директоров инвестиционной компании «Третий Рим», и Андрей Нечаев, министр экономики России в 1992-1993 годах, в 1993-2013 годах — глава государственного предприятия (с 2005 года — госбанка) «Российская финансовая корпорация», а ныне председатель «Партии гражданской инициативы».

Как полагает Мовчан, инфляцию в России разгоняют плохо работающие и много тратящие естественные монополии с их ростом тарифов. При этом производство в стране неразвито, особенно в области потребительских товаров (импорт — 80%), процентная ставка высока, а денежная масса в экономике и скорость ее оборота, напротив, — малы по сравнению с другими развитыми странами. Наполняют бюджет на 70-80% продукция ТЭК (экспорт, налоги на нефтегазовые предприятия) и таможенные сборы, которые тоже можно считать «производными» от нефти — основные пошлины берутся за экспорт энергоносителей и импорт товаров, купленных на вырученные нефтедоллары. Так что если бы не природные богатства, то жили бы мы на уровне Лаоса или Пакистана, даже хуже Вьетнама.

«Естественная» стоимость нефти, по мнению Мовчана, исходя из стоимости нефтедобычи, — около 60 долл. за баррель, в большинстве регионов мира она ниже или существенно ниже. Поэтому цена на нефть может падать еще долго, с соответствующими последствиями для российской валюты. 

Фиксация курса рубля (как советует ряд экономистов, вплоть до советника президента Сергея Глазьева), по мнению Мовчана, приведет к появлению черного рынка валюты. Так что в целом Центробанк все делает правильно, плавно снижая курс рубля, теряя часть валютных запасов, но позволяя приспособиться к происходящему и импортерам, и экспортерам, и внутренним производителям.

Нечаев, напротив, полагает, что наши проблемы начались еще в прошлом году — до падения цен на нефть и введения санкций, которыми власти прикрывают собственные ошибки. Так что у нас на дворе стагфляция (стагнация плюс инфляция), и конца-края ей не видать.

Эпоха сбывшихся надежд. Рецепты выживания

Во времена «стодолларовой» нефти на ИТ-рынке любили высказаться в том плане, что падение цен на нее и сопряженные с этим экономические трудности заставят заказчиков предпочесть аутсорсинг как более экономичный вариант удовлетворения своих потребностей в высоких технологиях.

Нефть подешевела, ИТ-рынок упал в этом году и упадет в следующем (по оценке главы компании «Крок» Бориса Бобровникова, продажи аппаратных средств уменьшатся на 20% в валюте, программного обеспечения — на 30%). Заказчики стали внимательнее смотреть за расходами, но роста аутсорсинга пока не наблюдается — на него тоже нет денег.

Свои идеи о том, какова должна быть ИТ-стратегия в современных экономических условиях, высказали Бобровников, Борис Нуралиев («1С») и Георгий Генс (ЛАНИТ). В целом рецепты развития и выживания таковы.

  • Надо пытаться удержать прибыльность и уменьшать издержки на традционных основных направлениях и за счет получаемых с них средств развивать новые, на которых возможен рост.
  • Необходимо осторожнее относиться к предложению стать субподрядчиком. Если подрядчик завалит проект в целом, никто не будет оплачивать твою часть, даже если она сделана на 100%.
  • Внимательно следить за состоянием дел у партнеров. Многие из них привыкли кредитоваться на достаточно льготных условиях, сейчас банки требования ужесточают, и многие компании могут уйти с рынка. На банкротстве «Белого ветра», по словам Генса, ЛАНИТ потерял больше, чем заработал за всю историю сотрудничества с этой сетью салонов.
  • Санкции, по опросу «Крока», затронули в той или иной мере 41% его клиентов, 52% санкций не почуствовали, еще оставшимся 7% они открыли новые возможности. Поэтому, с одной стороны, надо внимательно следить за тем, что попадает под санкции, что — нет, с другой — можно предложить тем, кто «попал» и оказался отрезан от тех или иных ресурсов и технологий, свои услуги.
  • Государственная стратегия импортозамещения может послужить развитию бизнеса — нам понадобится больше собственого ПО, облачных сервисов. Кроме того, можно на примере стран, попадавших под санкции (например, Ирана) посмотреть, какие отрасли нчинают развиваться опережающими темпами.
  • Кадровый вопрос изрядно испортил рынок, и, по общему мнению, кризис его не вылечил. Демографическая яма дает себя знать и будет давать знать еще долго. Сокращения — не панацея, в первую очередь высвобождаются «заслуженые, но дорогие» кадры, а не молодые и перспективные. Да и молодые завели привычку прямо со студенческой скамьи просить не по умению. Плюс в инсорсинговых структурах, ИТ-подразделениях крупных государственных или «окологосударственных» компаний с легкостью дают полторы-две зарплаты от среднерыночной. Поэтому, с одной стороны, не надо поддаваться на шантаж сотрудников — уйдут, значит, уйдут. С другой — воздержаться от переманивания кадров у коллег, опять же, чтобы не создавать почвы для роста зарплатных ожиданий.
  • Пока заказчики не заинтересовались аутсорсингом как средством сокращения затрат на ИТ, однако многих жизнь все-таки заставит это сделать, поскольку «сторонний интегратор» способен практически любую работу выполнить вдвое дешевле, чем внутренняя структура.
  • И, наконец, важно отложить «внутривидовую» конкуренцию. «Демпинг нас прикончит. Остальное можно пережить», — заявил Бобровников. Ближайший пример — Турция, где несколько лет назад борьба за низкоприбыльные госпроекты убила большую часть ИТ-компаний.

В Минкомсвязи оценили инвестиции в разработку ПО в 40 миллиардов рублей ежегодно

Министерство связи и массовых коммуникаций РФ оценило инвестиции на разработку программных продуктов в ИТ-отрасли в течение 5-7 лет в 40 млрд руб. ежегодно, а господдержку для этого направления — в 10 млрд руб. каждый год, заявил министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров, выступая в Совете Федерации.

При экспертном совете Минкомсвязи создается профильная рабочая группа по каждому из критических видов программного обеспечения, а это очень капиталоемкие, инженерно сложные разработки. В первую очередь речь идет о таких продуктах, как системы управления базами данных, которые используются во всех банках, госорганах, страховых компаниях, операционная система для мобильных устройств, операционные системы в дата-центрах, в которых обрабатывается вся информация популярных интернет-ресурсов и компаний и т.д., а также такие специфические виды ПО, как инженерные, с помощью которых проектируют здания, самолеты, оборудование, пояснил Никифоров.

Минкомсвязь и Правительство РФ тобещают и в дальнейшем оперативно вносить соответствующие законодательные инициативы, направленные на поддержку отрасли программного обеспечения, отрасли производства телекоммуникационного оборудования.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями