Петр Баулин подчеркнул, что за неоднократное использование нелицензионных программ компания может подвергнуться ликвидации

Открывший конференцию заместитель директора департамента экономической безопасности и противодействия коррупции Торгово-промышленной палаты РФ Петр Баулин, подчеркнув серьезность проблемы, напомнил, что в соответствии с частью 4 Гражданского Кодекса, вступившей в силу 1 января 2008 года, за неоднократное или грубое нарушение авторских прав компания может быть ликвидирована. Примеры ликвидации уже имеются.

По оценкам МВД и Генеральной прокуратуры, в России сложилась необходимая законодательная база для борьбы с пиратством, а правоохранительные органы эффективнее раскрывают подобные преступления. Так, в первом полугодии 2008 года по статье 146 части 3 Уголовного Кодекса "Нарушение авторских и смежных прав" выявлено 4400 преступлений.

Юридический представитель ассоциации производителей программного обеспечения BSA в России Анна Петрова начала свой доклад с объяснения о том, что законом карается не установка нелицензионной программы, а ее использование; впрочем, использованием считается и хранение ПО в памяти компьютера. Петрова напомнила, что использование нелицензионных программ на сумму более 250 тыс. руб. признается тяжким преступлением, за которое предусмотрено до шести лет лишения свободы.

Представители правоохранительных органов, по словам Петровой, могут нагрянуть с проверкой, если против компании уже возбуждено уголовное дело или поступила информация о нарушении авторских прав. Впрочем, проверить ПК могут и "заодно" - скажем, если милиция пришла по заявлению о невыплате зарплат. Чтобы сгладить тягостное впечатление, Петрова уточнила: правообладатели обращаются в органы, только исчерпав остальные способы воздействия.

Директор по правовому обеспечению компании Softline Владимир Разуваев сделал акцент на технологиях управления программными активами (Software Asset Management, SAM).

Подобные решения, по словам Разуваева, помогают экономить (см. также "Как управлять лицензиями", "Директор информационной службы", № 2, 2009). Прежде всего, компании избавляются от "перелицензирования". Такая ситуация возникает, например, когда после смены ответственного за приобретение ПО сотрудника лицензии покупаются повторно. Кроме того, с SAM лицензии приобретаются только для тех сотрудников, которым они действительно нужны. Наконец, из-за смены сидящих за ПК работников зачастую приходится платить за старые, осевшие на компьютерах, но никому не нужные программы.

Кроме того, по словам Разуваева, внедрение SAM вместе с наличием документов, подтверждающих легальность ПО, значительно снижает вероятность изъятия правоохранительными органами компьютеров на проверку. Как он утверждает, уже имеется прецедент удовлетворения иска о возмещении убытков, предъявленного УБЭП, сотрудники которого изъяли компьютеры несмотря на наличие лицензионных соглашений.

SAM также помогает перенести ответственность за установку пиратских программ с руководства на конкретных пользователей. По результатам инвентаризации создается паспорт ПК с описанием всего установленного на нем программного обеспечения. Разуваев посоветовал распечатать его и отдать на подпись тому, кто этим компьютером будет пользоваться.

Разуваев перечислил распространенные ошибки в договорах на приобретение ПО. Например, в них прописываются услуги по установке и сопровождению, но не предоставление прав использования, или же не указываются сроки использования и количество рабочих мест. При разработке программы на заказ не всегда указывают ее наименование.

Разуваеву и Петровой из зала адресовали целый ряд вопросов. Например, собравшиеся поинтересовались, как доказывать права на заказные разработки. Разуваев посоветовал либо заключить договор с разработчиком, либо указать в его трудовом договоре, что создаваемые программы являются собственностью компании, а при их получении подписывать акт приема-передачи. Также можно оговорить право использовать разработку без указания имени автора.

Был задан и вопрос насчет свободного ПО, для которого разработчик-энтузиаст не потрудился написать лицензионное соглашение. Разуваев не советует работать с такого рода программами, так как единственным основанием для использования ПО в России является договор о купле-продаже, наличие документов, подтверждающих оплату, или указание в лицензии на безвозмездность. Петрова с коллегой не согласилась, заметив, что если в выложенной в Internet программе нет указания на правообладателя, привлечь к ответственности за ее использование будет сложно.

Представлявший Microsoft юрист по охране интеллектуальной собственности Александр Страх рассказал о применяемых мерах борьбы с пиратством. Например, сотрудники корпорации анонимно приходят в магазины, торгующие компьютерами, и проверяют установленное на них ПО. А для помощи законопослушным пользователям в Microsoft действует горячая линия по вопросам лицензирования "Шаг навстречу".

В ответ из зала последовали просьбы пользователей изменить лицензионную политику и сетования на то, что горячая линия не решила всех их проблем. Один из слушателей признался, что использует операционную систему Windows 2000 с давно истекшей лицензией, отказаться от которой у его компании нет никакой возможности, и спросил, как ему вернуться на легальное положение. Страх остался неумолим - систему необходимо удалить.

Руководитель отдела по противодействию пиратству Adobe Systems Екатерина Громова рассказала, как готовиться к проверке: хранить все документы, полученные от правообладателей, и, желательно, иметь их копии, заверенные печатью головной организации, во всех филиалах. Кроме того, она посоветовала зарегистрировать копии продуктов на сайте Adobe и сохранить их оригинальные носители и упаковки. По ее словам, если сотрудникам органов предъявить внушительный пакет документов, при нынешнем уровне пиратства те предпочтут уйти в другую организацию.

Громова подчеркнула, что Adobe регулярно проводит дисконтные акции и предлагает клиентам юридические консультации и помощь в общении с правоохранителями. Тем не менее, и Adobe не избежала критики. В зале нашелся человек, пожаловавшийся, что ему необоснованно пришло письмо с обвинениями в нелегальном использовании продуктов. Громова извинилась, признав, что при рассылке могла произойти ошибка.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями