История, о которой пойдет здесь речь, — это просто научно-коммерческий спектакль, регулярно разыгрываемый вокруг разнообразных потребительских товаров. Сценарий у постановки все время примерно один и тот же, а декорации и актеры то и дело сменяются, что создает у публики иллюзию чего-то нового и вроде бы неизвестного. Хотя на самом деле...

Впрочем, лучше обо всем по порядку. Главным товаром в центре нынешней постановки выступает очередная суперновинка от самой модной IT-компании — умные цифровые часы Apple Watch. Нечто подобное уже несколько лет пытаются выводить на рынок и другие фирмы на иных программно-аппаратных платформах, вот только без особого успеха у покупателей.

Ну, а все, к чему прикасается Apple, как известно, с некоторых пор очень быстро превращается в золото. Или в рекордно фантастические цифры продаж, выражаясь более точно. По этой причине сразу же пошли разговоры, что не успеем мы оглянуться — и на руке чуть ли не каждого встречного можно будет увидеть гаджет Apple Watch. Ибо именно это нынче и есть новый символ эпохи.

Вера, Наука, Обман

Появились, впрочем, и несогласные. Так, журналист Ник Билтон, обозреватель новостей в разделе «Стиль» (до недавнего времени рубрика называлась «Мода и стиль») крупнейшей газеты США The New York Times, в связи с приходом в нашу жизнь Apple Watch решил напомнить всем одну важную вещь — об известных медицинских проблемах, возникающих вокруг электроники, которую носит человек.

Все наши цифровые гаджеты в той или иной степени излучают электромагнитные волны. Совершенно бесспорно, что такого рода излучения воздействуют на биологические организмы. Но если позитивное воздействие определенных ЭМ-волн или токов довольно давно успешно применяется для лечения самых разных заболеваний, то негативное все еще остается в значительной степени неясным. В частности, особую озабоченность вызывают ВЧ-излучения современной цифровой связи. Есть свидетельства тому, что поблизости от радиомачт GSM-телефонии или сильных излучателей Wi-Fi немало людей испытывает недомогание, а у подопытных животных в лабораториях при регулярном их облучении подобными вещами могут возникать раковые опухоли.

Официальная медицина, как известно, по сию пору твердо не определилась, до какой степени такие излучения опасны для здоровья человека. Однако Ник Билтон счел нужным еще раз напомнить читателям об этих проблемах. В частности, о последних научных исследованиях на данный счет, особо выделяющих потенциальные угрозы для растущего детского организма и для людей, слишком часто пользующихся мобильниками и другой носимой на теле электроникой...

Ох, какой же гвалт поднялся в американской прессе сразу же вслед за этой публикацией. Чуть ли не все издания, имеющие собственных обозревателей для освещения инфотехнологий и цифровых гаджетов, сочли своим долгом прореагировать на статью «паникера Билтона». И в дым раскритиковали этого некомпетентного чужака из мира моды и стиля, слепо уверовавшего, похоже, во всякую псевдонаучную чепуху.

Своеобразный итог столь тотальной критике подвел сайт знаменитого журнала Scientific American, где наиболее хлесткие отповеди разных экспертов собраны в такую подборку цитат:

«Если автор известнейшей в стране газеты хочет написать об угрозах здоровью со стороны технологий, то он несет ответственность за понимание темы — а что же именно говорит тут наука. И что еще более важно — как именно это наука говорит... Хотя бы кто-нибудь там, в New York Times, пожалуйста, дайте вы этому репортеру начальный обучающий курс того, как отсеивают источники псевдоэкспертизы, как оценивают ограниченность конкретной работы и, наконец, как взвешиваются научные свидетельства... Имеется зеро, нуль прямых свидетельств тому, что носимая электроника вызывает у людей рак. Причем и косвенные тому свидетельства выглядят вовсе не впечатляюще»...

В аргументах всех этих людей, конечно же, есть своя правда. Но неоспоримые факты из жизни современной науки таковы, что по любому неясному вопросу здесь нет (причем есть подозрение, что никогда и не было) единственной правды, с которой были бы все согласны. Причем и для обоснования противоположных позиций отыскиваются ничуть не менее убедительные факты, цифры и доводы.

Например, в январе 2007 г. медицинский журнал Environmental Health Perspectives, специализирующийся на взаимосвязях окружающей среды и здоровья, опубликовал занятную статью с анализом корреляций — между названиями научных исследований о влиянии мобильной связи на организм и источниками финансирования проделанной работы.

Для сравнения все доступные аналитикам работы, опубликованные за последние годы по данной тематике, были распределены по трем группам: отрицающие (типа «Сотовые телефоны не оказывают влияния на сон»); нейтральные (например, «Сон подростков, использующих сотовые телефоны»); утверждающие (вроде «Сотовые телефоны нарушают нормальный сон»). В итоге сложилась такая картина.

Среди исследований, профинансированных индустрией связи, почти половина (42%) имеет отрицающие названия, и ни у одной из работ нет утверждающего заголовка. Что же касается названий работ, сделанных на деньги общественных или некоммерческих фондов, то там расклад получился существенно иной: 46% названий утверждают опасность и 18% — отрицают.

Другой характерный пример — публикация в журнале Microwave News за 2006 г., где сообщалось, что примерно в половине всех исследований, изучавших влияние телекоммуникационных высокочастотных ЭМ-полей на ДНК, не выявлено никаких вредоносных эффектов. Если же провести анализ спонсоров исследований, то выяснится, что вредоносное воздействие излучений на ДНК обнаружили лишь 3 из 35 исследований, профинансированных индустрией и армией. А вот в работах на деньги общественных фондов такой эффект выявили 32 из 37 исследований...

Для людей, давно интересующихся проблемой «объективности» научных медицинских исследований, такие расклады до боли напоминают прежние исследования, сконцентрированные на деятельности пищевой, фармацевтической или табачной индустрии. В них очень давно выявлена вполне отчетливая тенденция — там, где исследования финансирует индустрия, вывод практически наверняка оказывается в поддержку продукции спонсора.

Отличие ситуаций заключается лишь в том, что для табачной и сахарной индустрий в настоящее время имеются абсолютно достоверные факты, документально подтверждающие их ложь ради максимума прибылей. Или свидетельствующие о том, что на протяжении многих десятилетий как индустрия, так и купленная ею «наука» абсолютно сознательно обманывали общество, прекрасно понимая все те риски и угрозы для здоровья, что несет людям продвигаемая ими продукция.

Вера, Наука, Обман

В мартовском номере журнала PLOS Medicine за 2015 г. опубликованы результаты изучения «рассекреченных» внутренних документов сахарной и табачной индустрий США за период 1950—1970-х годов. Из этих материалов совершенно ясно, что капитаны индустрии не только первыми узнавали о негативных сторонах своего товара, но и заблаговременно создавали «исследовательские фонды» для манипуляций научными данными с целью введения общества в заблуждение.

В частности, сахарная индустрия еще в 1943 г. сформировала SRF («Фонд научных сахарных исследований») специально для того, чтобы финансировать работы, поддерживающие позиции индустрии и всячески опровергающие известные потенциальные риски сахара, особенно угрозу зубного кариеса у детей. Спустя еще 11 лет, в 1954 г., по той же схеме был создан TIRC («Исследовательский комитет табачной индустрии»), дабы имелась аналогичная структура «научного крышевания» для изготовителей сигарет и прочего курева.

Особо примечательно, что в том же 1954 г. администрация TIRC наняла к себе доктора Роберта Хоккета, первого научного директора их сахарных коллег из фонда SRF. С той поры Хоккет стал выступать в качестве ассоциированного научного директора TIRC — со своего нового высокого поста помогая еще и табачной индустрии в освоении ключевых тактик тех научных подтасовок, что уже очень успешно применялись в сахарной индустрии...

Вера, Наука, Обман

Если эти неопровержимые факты и взаимосвязи из сравнительно недавнего прошлого кому-то вдруг покажутся искусственно притянутыми за уши для сопоставления с «совершенно иной» нынешней ситуацией в IT-индустрии, то вот для убедительности еще одна — совсем недавняя — история.

Незадолго до смерти Стива Джобса один из журналистов брал у него интервью по поводу очередной суперновинки Apple под названием iPad. Как-то между делом разговор их переключился на детей, и вот тут-то впечатлительный репортер чуть не онемел от изумления, когда узнал, что в большой семье Джобсов у младших детей вообще нет никаких своих планшетов и смартфонов, а детям постарше разрешено пользоваться мобильной электроникой лишь в строго ограниченных дозах и с полным запретом на гаджеты в спальнях...

Пораженный услышанным, репортер воспользовался личными связями для проведения дополнительных изысканий по данному вопросу. И вот здесь-то ему и открылось, что в среде высших руководителей IT-индустрии подобные порядки в семье — скорее общепринятое правило, нежели экзотические причуды. Соответствующая статья о результатах его журналистского расследования появилась осенью 2014 г. в разделе «Стиль и мода» газеты «Нью-Йорк Таймс». Ну, а автором статьи, как несложно догадаться, был Ник Билтон.

Конечно же, вполне можно называть это «стилем жизни» IT-элиты. Но обычно подобные вещи все же именуются несколько иначе. Что-нибудь вроде «владение закрытой инсайдерской информацией»...

Купить номер с этой статьей в PDF