IDC прогнозирует дальнейшее падение российского ИТ-рынка, хотя и не такое резкое, как в 2015 году, но тем не менее весьма существенное — на 13%. Это может крайне негативно сказаться на традиционных игроках рынка СКС из премиального сегмента, которые и без того испытывают сильнейший прессинг со стороны конкурентов из среднего и нижнего ценового сегмента. До сих пор большинству из них удавалось оставаться на плаву, обходясь без сокращений штата, но дальнейшее ухудшение ситуации может заставить их пойти на радикальные меры — в жестких экономических условиях не до стратегического развития.

 

Согласно предварительным данным из еще не опубликованного отчета BSRIA, в 2015 году российский рынок структурированных кабельных систем сократился на 30%. Однако участники рынка считают эту цифру слишком оптимистичной: по их мнению, реальная ближе к 40%, как и для всего ИТ-рынка в целом. При этом объем продаж СКС составил 100 млн долларов в потребительских ценах, что тоже вызывает определенный скепсис, но все же принимается в качестве ориентира. Поскольку доля даже крупнейших игроков составляет не более полутора десятков процентов (точных результатов пока нет), оборот большинства не превышает нескольких миллионов долларов. (В отчете учитывались поставки только медножильных кабелей и компонентов СКС, так что реальные продажи у вендоров могут быть выше в два и более раз, ведь многие поставляют также оптические системы и компоненты, монтажные конструктивы и другие решения.)

Своими заботами и ожиданиями ведущие игроки рынка поделились на традиционном круглом столе по проблемам рынка СКС, который «Журнал сетевых решений/LAN» проводит вот уже 20 лет. В этом году участие в нем приняли представители Brand-Rex, CommScope, Panduit, RiT Technologies, Schneider Electric, «РдМ Дистрибьюшн» и «Тайле».

Российский рынок СКС: нам бы год продержаться

ЗА НАМИ СИЛА

Слияния и поглощения на рынке структурированных кабельных систем происходят регулярно, однако ни одно из них не привело к появлению доминирующего игрока как в мировом, так и российском масштабе. Даже вхождение в состав CommScope телекоммуникационного подразделения TE Connectivity, объединение двух из трех крупнейших игроков на российском рынке СКС, не изменило этой ситуации — по данным BSRIA, их совокупная доля не превышает 25%. Цифра значительная, но компании CommScope предстоит немало потрудиться, чтобы удержаться на этих позициях.

«Круглый стол ‘‘Журнала сетевых решений/LAN ’’ вот уже двадцать лет собирает в узком кругу ведущих игроков российского рынка СКС. По материалам КС можно проследить всю историю и все перипетии становления и развития этого сегмента».

Дмитрий Ганьжа, «Журнал сетевых решений/LAN»

Представители компании весьма оптимистичны, считая, что объединение дает им дополнительное конкурентное преимущество. «Слияние прошло гораздо лучше, чем ожидалось, утверждает Роман Китаев, глава российского представительства CommScope. — При реорганизации нам удалось избежать больших проблем, остались только плюсы: каждая торговая марка избавилась от того, что ей мешало, но приобрела какие-то сильные качества».

Это подтверждает и другая сторона. «Мы получили новые возможности, прежде всего синергию по ключевым заказчикам и проектам и расширение продуктового портфеля, куда вошло все лучшее от двух брендов, — отмечает Владимир Стыцько, директор по работе с ключевыми заказчиками представительства CommScope, который до этого возглавлял департамент телекоммуникационных и корпоративных сетей TE Connectivity — AMP Netconnect в России и странах СНГ. — Теперь у нас есть все, чтобы быть весьма гибкими в любых проектах и в работе с любыми заказчиками».

CommScope представляет собой холдинг, в котором, помимо СКС, присутствуют и другие направления, в частности модульные центры обработки данных, причем каждое из них продвигается независимо (по словам Романа Китаева, торговые марки Systimax и AMP Netconnect «в ближайшее время тоже будут функционировать параллельно»). И все больше ведущих поставщиков СКС становятся частью таких многопрофильных холдингов (собственно, и AMP Netconnect входила в состав другого холдинга). Так, недавно компания Brand-Rex, новый старый игрок на российском рынке СКС, вошла в состав крупного американского электротехнического холдинга Leviton.

Как это скажется на деятельности Brand-Rex в нашей стране, пока неясно, поскольку Leviton не представлен в Европе, однако, уверяет директор по продажам Сергей Логинов, Россия — один из приоритетных регионов для компании. «Мы получаем большую поддержку со стороны штаб-квартиры и производства, — подчеркнул он, — и это дает возможность расти опережающими темпами». Кроме того, расчет делается на эффект синергии от комбинации различных решений и предложений: у Leviton есть оборудование для «умного дома», свето- и электротехническое оборудование и другая востребованная продукция.

Каким может быть этот эффект для бизнеса СКС, показывает пример кабельного подразделения Schneider Electric. Как отмечает Дмитрий Никулин, менеджер по развитию бизнеса в России подразделения Schneider Electric Network Connectivity, главная трудность состоит в том, чтобы понять, как воспользоваться теми возможностями, которые предоставляет компания. «При штате в 2,5 человека силы и ресурсы остаются только на то, чтобы работать с проектами других подразделений Schneider, — объясняет он. — Мы идем в те проекты, которые делает подразделение APC. У них хорошая партнерская база и база заказчиков. Заниматься чем-то еще пока не удается».

Российский рынок СКС: нам бы год продержаться

ГОД МИНУС

Предыдущий год выдался не самым удачным для ведущих игроков премиального сегмента рынка СКС. «Мы можем спорить, какими будут окончательные цифры BSRIA и насколько они верны, но одна тенденция совершенно очевидна: ‘‘большая тройка’’ (Panduit, CommScope, AMP Netconnect) потеряла в 2015 году долю рынка, — констатирует Александр Брюзгин, региональный менеджер Panduit в России, СНГ и странах Восточной Европы. — Это означает, что все остальные, то есть те, кто работает в низком ценовом диапазоне, эту долю рынка приобрели». Ситуация вряд ли улучшится и в нынешнем году. «Я не вижу причин для оптимизма. Может быть, спад рынка замедлится, но роста не будет», — прогнозирует Владимир Стыцько.

Компании выживали и продолжают выживать главным образом за счет имеющейся базы заказов и лояльных клиентов. Однако бюджеты проектов в валюте резко сократились: как отмечают в компании Panduit, если в 2014 году средний размер проектов составлял 116 тыс. долларов, то в 2015 году он сократился почти в два раза — до 60–66 тыс. долларов. «Новые проекты появляются, но их мало, к тому же предпродажный цикл значительно удлинился, — утверждает Роман Китаев. — В прошлом году предпродажный период был вдвое длиннее, чем годом ранее. В то же время заказчики не торопятся менять вендора и отказываться от высокотехнологичных решений в пользу оборудования сомнительного качества, потому что рассматривают СКС как долгосрочные инвестиции в дальнейшее развитие своих компаний после кризиса».

Однако, по словам Владимира Стыцько, больше всего пострадали регулярные (непроектные) продажи (run rate): здесь спад оказался наибольшим, но крупные проекты на оборудовании CommScope, реализованные в прошлом году, компенсировали снижение регулярных продаж. Именно своевременный перенос приоритетов с «ежедневных» продаж на проектно-ориентированный бизнес позволил компании Brand-Rex в 2015 году сохранить оборот на уровне предыдущего года. Впрочем, в этой связи необходимо отметить, что компания вернулась на российский рынок не так давно, и ее доля невелика — на уровне 1–1,5%, так что добиться этого результата ей было проще, чем другим. О положительных итогах — росте продаж на 50% — сообщил Дмитрий Никулин. Однако кабельное подразделение Schneider Electric работает всего второй год на рынке, к тому же, как отмечалось, по большей части оно участвует в проектах других подразделений этого электротехнического гиганта. Как утверждает Рафик Баргаев, заместитель генерального директора «РдМ Дистрибьюшн»: «Медленно, но растем и надеемся, что в этом году не потеряем. По крайней мере, будем прикладывать для этого все усилия. При хорошем раскладе попробуем отвоевать еще большую долю рынка».

«Перспективы бизнеса во многом зависят от состояния дел у наших ключевых заказчиков: сроков и полноты выполнения инвестпрограмм на 2016–2017 годы, выделения средств на модернизацию действующей ИКТ-инфраструктуры. Поэтому мы формируем наши бизнес-планы не дальше чем на квартал, полгода вперед и своевременно корректируем их в соответствии с изменением ситуации на рынке».


Роман Китаев, CommScope 

Единственная, наверно, компания в сегменте СКС, которая не просто не сократила свой штат, а увеличила число сотрудников, — это израильская (с российскими владельцами) RiT Technologies: если в начале года в ее московском офисе работали 4 человека, то теперь уже 12. Это связано с тем, что в связи с падением курса рубля рабочая сила в России стала дешевле, а некоторые сотрудники представительства сопровождают деятельность компании и в других странах. «Насколько такое решение оправданно, будет видно через год-два. Кроме того мы увеличили перечень предоставляемых услуг, в основном связанных с проектированием кабельных систем», — заявил Дарюш Заенц, директор представительства RiT Technologies. Вместе с тем компания сталкивается здесь с теми же проблемами, что и другие вендоры: «Кризис есть кризис, надо как-то выживать. Цена стала определяющим фактором. В силу наших сильных сторон мы растем в это сложное время. Работаем и зарабатываем, и это замечательно. Предполагаемый рост объемов продаж в 2016 году — примерно в два раза».

Западным вендорам не приходится думать о росте бизнеса по той простой причине, что их финансовые показатели номинируются в валюте, тогда как бюджеты номинированы в рублях и в лучшем случае остались на прежнем уровне. А вот российские производители ведут учет в рублях, поэтому, например, Игорь Белоусов, исполнительный директор компании «Тайле», заявляет: «За 2015 год мы выросли, причем неплохо». «Тайле» поставляет структурированную кабельную систему NIKOMAX с 2003 года (помимо этого, выпускаются еще и шкафы под маркой TLK, а также ряд линеек активного оборудования). Несмотря на то что кабель производится на Тайване, цены фиксированы в рублях и не меняются каждый день в зависимости от курса (по словам Игоря Белоусова, за 2014 год прайс-лист менялся лишь дважды). Как удается учесть риски, компания не раскрывает — это ее ноу-хау.

Проблемы, с которыми сталкиваются ведущие мировые производители СКС, характерны не только для России. «Кризис, который мы сейчас переживаем, далеко не только российский. Ведущие премиальные производители уходят из Индии, пересматривают планы на Китай, покидают Аргентину, Бразилию и другие развивающиеся страны, — отмечает Александр Брюзгин. — Сейчас точками роста высоких технологий являются прежде всего США, Англия, Ирландия, Бенилюкс и Северная Европа».

Российский рынок СКС: нам бы год продержаться

ЦЕНОВЫЕ ВОЙНЫ

В относительно выгодном положении оказываются поставщики из среднего ценового сегмента. Как заметил Дмитрий Никулин, «самое большое впечатление от прошлого года — это то, что многие заказчики уходят в средний ценовой сегмент». Они по-прежнему хотели бы иметь кабельную систему с известной (в значении «именной») торговой маркой, на которую предоставляется официальная гарантия, но бюджет фиксированный, поэтому выбор предопределен.

«Мы не рассматриваем сейчас и в будущем конкуренцию с производителями премиальных продуктов — для нас нет такого вопроса. И наши партнеры, и мы знаем, что делать, на автомате. Проблема в другом: как конкурировать с дешевой продукцией?»


Александр Брюзгин, Panduit

В условиях ценового прессинга со стороны более дешевых марок удержать заказчиков становится все сложнее, возможности же по снижению цены у поставщиков премиальных СКС весьма ограничены. «Давление будет усиливаться. Это рынок, и против низкой цены ничего не сделаешь, — говорит Роман Китаев. — Если у компании свое производство и R&D, то накладные расходы неизбежны и довольно высоки». «Все производство у нас сосредоточено в Европе, поэтому по определению бренд дешевым быть не может, — соглашается Дмитрий Никулин. — Патч-корды производятся в Китае, но это несущественно сказывается на общем предложении».

И все-таки ведущие поставщики внимательно следят за тем, что и как делают их конкуренты из среднего ценового сегмента, и даже собираются играть на их поле. «Этот год будет для нас крайне интересным, потому что поставлена необычная задача — выиграть в более широком ценовом диапазоне за счет большей гибкости, — заявляет Александр Брюзгин. — Победить в тех областях, где мы раньше не боролись, вполне реально».

У ряда поставщиков есть СКС из среднего ценового сегмента, правда, некоторые из них не предлагают такую продукцию на российском рынке, но изменившаяся экономическая ситуация может заставить это сделать. Так, у Schneider Electric есть отдельное предложение для азиатского рынка — линейка СКС, которая совсем не пересекается с европейской ни по производству, ни по маркетингу, за исключением общей торговой марки Actassi (впрочем, даже логотипы отличаются). Естественно, это предложение дешевле. Дмитрий Никулин надеется, что компании удастся продвинуть это предложение на российский рынок и тем самым повысить свою конкурентоспособность. Дело за решением европейского руководства.

ПОЛЕ ДЛЯ БИТВЫ

Для многих поставщиков СКС центры обработки данных являются одним из основных целевых рынков. Однако ситуация в этом сегменте остается неопределенной и весьма неустойчивой вплоть до того, что различные эксперты дают противоположные прогнозы относительно перспектив его развития в краткосрочной перспективе — от падения до роста (отчасти это определяется выбором валюты для измерения финансовых показателей). «ЦОДов не так много, как всем хотелось бы, — отмечает Сергей Логинов. — Есть ряд ключевых заказчиков, которые поддерживают нашу уверенность в том, что этот бизнес будет и дальше развиваться».

«Ни к одному из участников рынка, предоставляющих гарантии и обучающих партнеров, мы не относимся как к конкурентам. Эти люди развивают рынок, и они вызывают только уважение».


Игорь Белоусов, «Тайле»

Конкуренция в этом сегменте ничуть не меньше, чем в случае, например, офисной проводки, хотя безымянной кабельной продукции попасть туда почти невозможно из-за высоких требований к сетевой инфраструктуре. Однако и этот оплот брендированных СКС вскоре может пасть. Как отмечает Сергей Логинов, Россия пошла по тому же пути, по которому уже несколько лет следует Европа при строительстве коммерческих зданий. Все чаще заказчики отстраняются от принятия решений, отдавая на откуп генеральным подрядчикам выбор оборудования для инфраструктуры, в том числе СКС. Это привело к тому, что цены очень сильно упали. Решения принимаются непрозрачно, и определяющим фактором является цена. Европа страдает от этого несколько лет, в России это явление усиливается».

Большинство поставщиков ориентируются на своих традиционных заказчиков. «Возможности и ниши у всех примерно одни и те же, прежде всего, конечно, ЦОДы, — отмечает Рафик Баргаев. — Я бы сделал акцент и на офисах — классическое, интересное всем направление. Одним из ключевых для нас направлений является промышленность». Тем не менее нельзя сказать, что производители не ищут новых возможностей для бизнеса. Однако из-за ограниченных ресурсов и тяжелой экономической ситуации они сосредоточены на работе по ключевым проектам, по тем направлениям, где у компании имеются серьезные устойчивые позиции и она может предлагать решения, которых нет у конкурентов.

Безусловно, ЦОДами, коммерческой недвижимостью и промышленностью потенциальные (и реальные) рынки не ограничиваются. «Нельзя сказать, что мы совсем не видим точек развития при общей кризисной ситуации, — заявляет Игорь Белоусов. —Туристические объекты даже в кризис имеют тенденцию к развитию. Если раньше гостиничные сети выбирали при строительстве гостиницы исключительно импортные СКС, то сейчас они готовы рассматривать разные варианты». Еще один перспективный рынок, по его словам, — агропромышленный комплекс, на который мало кто обращает внимания: «Смешно сказать, но даже в коровнике есть кабельная система. Это те места, где мы видим возможности для работы просто потому, что данное направление будет развиваться даже в кризис».

Российский рынок СКС: нам бы год продержаться

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ В РЕГИОНАХ?

С усугублением кризисных процессов в экономике еще более заметным стало такое явление, как концентрация бюджетов, прежде всего в столице. «Если мы посмотрим на распределение ИТ-бюджетов по стране, то речь идет уже о суперконцентрации», — сокрушается Александр Брюзгин.

«Нам несколько легче, потому что у RiT Technologies российские владельцы. Они понимают, что происходит на нашем рынке, и не ориентируются на результаты, достигнутые в других странах. Мы не ожидаем, что наше направление закроют из-за отсутствия окупаемости или высоких цен на продукцию».


Дарюш Заенц, RiT Technologies

Это не означает, что в регионах нечего делать. «Делать есть что — в основном мы только этим и занимались, — подчеркивает Игорь Белоусов. — Мы меньше известны в Москве, но лучше работаем в регионах». На усиление своей позиции в регионах рассчитывают и в CommScope. «У нас не было возможности активно работать в регионах, с приобретением AMP Netconnect появилась региональная сеть. Надо только грамотно ее использовать», — рассчитывает Роман Китаев.

Помимо отсутствия собственных бюджетов, главной проблемой регионов является нехватка кадров. В этом вопросе мнения участников дискуссии тоже разошлись. «Хотим мы или нет, но в регионах профессиональных кадров не хватает. Все более-менее значимые проекты контролируются московскими интеграторами», — утверждает Александр Брюзгин.

Однако, по наблюдениям Игоря Белоусова, процесс выкачивания кадров из регионов не только остановился, но и развернулся в противоположном направлении: «Мы видим ровно обратную тенденцию — падение в Москве и Питере настолько сильное, что виден отток людей из столиц в те регионы, откуда они приехали. Зарабатывать и жить дома легче. Да, они будут получать меньше, но в Москве нет смысла зарабатывать больше, если половина зарплаты уходит на жилье». Кроме того, в регионах от имени крупных интеграторов работают локальные компании, локально делается проект и локально выполняется работа.

СВОЙ ИНТЕРЕС

На этапе становления рынка СКС поставщики уделяли повышенное внимание обучению специалистов и сертификации компаний. Едва ли не каждый месяц появлялись пресс-релизы о подготовке нового курса, обучении n-го количества специалистов и сертификации очередного партнера. Сейчас же об этом практически не упоминается (впрочем, и в целом маркетинговая активность участников рынка радикально снизилась). В результате создается впечатление, что компании перестали заботиться об обучении и сертификации, однако в действительности это не так.

Как и на ИТ-рынке в целом, в сегменте СКС также ощущается нехватка квалифицированных специалистов. «Мы сталкиваемся с ситуацией, когда люди не знают, как делать монтаж. Это огромный пробел в образовании», — отмечает Игорь Белоусов. Однако даже наличие сертифицированных специалистов не гарантирует правильного выполнения монтажа. «Беда заключается в том, что иногда инсталляцией занимаются монтажники, которые даже не обучались, — продолжает он. — Невозможно проконтролировать, кто именно осуществлял установку».

«Компания внесла ряд существенных изменений как в продуктовую линейку, так и в организацию продаж, переориентировавшись с розничных поставок кабельной продукции на проектно-ориентированный бизнес».


Сергей Логинов, Brand-Rex

Обучение продолжает оставаться необходимым условием для сертификации, хотя, казалось бы, решения у разных вендоров похожи. Элементная база и технологии монтажа унифицируются. Последние становятся более универсальными, простыми, так сказать «дуракоустойчивыми». А запас характеристик в кабельной продукции, которые обеспечивают большинство производителей, снижает риск их нарушения даже в случае погрешности монтажа. «В какой-то момент могло сложиться впечатление, что обучение второстепенно, что и так все всё знают, у всех всё одинаково. Отнюдь нет. Я видел массу примеров, когда квалифицированный, казалось бы, монтажник выполняет работу совершенно неправильно, — предостерегает Сергей Логинов. — Обучение должно быть обязательным, потому что иначе мы получим столько проблем, что они ничем не компенсируются».

Подходы к обучению и его формы меняются, однако цель остается прежней — авторизовать партнера и получить проект, тем более что ни один из производителей не в состоянии заменить фундаментального образования. «В период становления рынка обучение было нацелено на расширение партнерской сети, то есть обучение тождественно авторизации. Ни один из производителей не был заинтересован в одном лишь обучении, — объясняет Владимир Стыцько. — Со временем некоторые вендоры отдали курсы на откуп сторонним организациям, а кто-то продолжал делать это своими силами. Так или иначе, любое обучение нацелено на увеличение продаж».

Если монтаж кабельной системы производился несертифицированными специалистами, то в ее постановке на учет может быть отказано. «Мы жестко подходим к тому, что каждые два года человек должен повторно обучаться, даже если ничего не поменялось, — заключает Сергей Логинов. — Даже если это будет один и тот же человек, полезно лишний раз напомнить ему все требования. Но очень часто в компаниях появляются новые люди, и они должны научиться квалифицированно планировать и монтировать то, что с таким трудом продают другие сотрудники».

ХОЧУ ВСЕ ЗНАТЬ

Кризис считается временем возможностей, одна из них — повышение квалификации. «Есть огромная жажда знаний, надо только понять, что предложить и каким образом те знания, которые вы предлагаете, специалисты смогут реализовать, — полагает Александр Брюзгин. — На самом деле момент для продвижения идей, решений, моделей через обучение сейчас уникальный. Надо просто понять это и действовать».

«Поскольку направление СКС у нас новое, мы пока находимся на стадии роста и даже не исчерпали внутренние ресурсы. Schneider Electric — большая компания, возможностей различных много. Вопрос в том, как быстро удастся этими возможностями воспользоваться».


Дмитрий Никулин, Schneider Electric

У каждой компании есть опыт и знания, в том числе в смежных областях, есть свой гуру, но она вынуждена фокусироваться на приоритетных узких сегментах, а проект — это комплексное решение, даже если речь идет об офисных кабельных системах. Немногие вендоры готовы и имеют возможность выделять ресурсы на подготовку курсов и проведение комплексного обучения в области инженерной инфраструктуры ЦОДов, как это делают компании Schneider Electric или Panduit. Последняя исключительно силами российского офиса подготовила курс «ЦОД 360», в рамках которого за два месяца прошли обучение 160 человек.

Если вендор и берется за подготовку комплексных курсов, то зачастую в партнерстве с поставщиками из смежных сегментов. «Любому партнеру интересно получить исчерпывающую информацию. Мы можем много рассказать, потому что, помимо СКС, изготавливаем, например, шкафы, но у нас нет ИБП, поэтому без технологического партнера в этой части невозможно работать, — объясняет Игорь Белоусов. — Мы видим, что это положительно влияет на сбор групп — им нужна целостная картина. Общее ощущение, что [комплексное] обучение нужно, полезно, этим надо заниматься, но, к сожалению, по сравнению с ИТ-рынком, где есть курсы и семинары для администраторов, в нашем сегменте этому уделяется мало внимания».

Как правило, профессиональные УЦ дают больше знаний партнеру — системному интегратору, поскольку они способны охватить более широкий круг вопросов — не только СКС, но и охлаждение, питание, инфраструктуру. «Мы эксперты в достаточно узкой области, — заключает Владимир Стыцько. — Если беремся за улучшение экспертизы и компетенции наших партнеров в смежных областях, всегда возникает конфликт. Между тем сейчас можно узнать много нового — например, какие системы можно интегрировать благодаря повсеместному внедрению IP-технологий в системах безопасности, жизнеобеспечения зданий и других решениях».

ЗНАНИЯ — СИЛА, НО ВРЕМЯ — ДЕНЬГИ

При всем интересе к расширению знаний едва ли не главная проблема, с которой сталкиваются организаторы курсов, состоит в привлечении аудитории — компании не готовы отпускать своих сотрудников на длительный срок. В лучшем случае специалистов отпускают на два-три дня, но за это время можно дать только общее представление о каждом направлении инженерных систем ЦОДа. «У Schneider Electric есть курсы от двух часов до недели, однако никто не приезжает из регионов на неделю, — говорит Дмитрий Никулин. — То, что знания некому получать, стало большой проблемой — люди не хотят тратить на это много времени. Сокращая число учебных часов, уменьшаем объем получаемых знаний. С одной стороны, мы хотим, чтобы у нас были хорошие специалисты, а с другой, сами они не могут впитать все знания, которые компания готова дать».

«Ценовое давление сейчас ощущается везде. В офисных средах оно не меньше и не больше, чем в промышленности. Набор конкурирующих компаний в каждом проекте практически одинаков. Борьба жесткая, за каждый проект».


Рафик Баргаев, «РдМ Дистрибьюшн»

С развитием различных форм дистанционного обучения логично было бы использовать в первую очередь именно их, чтобы специалистам из регионов не приходилось тратиться еще и на поездки. Однако в случае обучения практическим навыкам, например монтажу, это сделать затруднительно. «Обучение трансформируется в онлайн-тренинги. Очное обучение становится дорогим, потому что подразумевает командировочные и другие расходы, — рассказывает Владимир Стыцько. — Мы с коллегами раздумываем, как сделать онлайн-тренинг максимально реалистичным. Одно дело — своими руками что-то обжимать и устанавливать, практику проходить, а другое — учиться дистанционно».

Компании «Тайле» удалось разрешить эту дилемму благодаря наличию собственных региональных офисов, в которых установлены терминалы ВКС. «Уже несколько лет мы проводим обучение в удаленном режиме, с помощью видео-конференц-связи, — рассказывает Игорь Белоусов. — Конечно, чтобы научить монтажу, надо показывать, как это делается, то есть должна быть практика. Основной лектор находится в центре, на местах есть обученный специалист, который раздает необходимый набор материалов. Поэтому технически все вполне возможно. Это сильно экономит ресурс — в первую очередь время, и наше собственное, и партнеров, потому что проблема действительно очень острая. Немногие соглашаются приехать на обучение, даже если им это выгодно».

ГАРАНТИЯ И СЕРТИФИКАЦИЯ: 10 ЛЕТ — НЕ СРОК

На структурированные кабельные системы предоставляется едва ли не самая продолжительная в ИТ-отрасли гарантия, вплоть до пожизненной. Некоторые производители активного оборудования дают на свою продукцию такую же, но реальный срок ее действия в несколько раз ниже. СКС же строится в расчете на то, что она «переживет» несколько поколений работающих устройств. «У нас есть объекты, которые с гарантии сняты — срок закончился; 15–20 лет стоит система в здании, спокойно работает», — рассказывает Роман Китаев.

В стандартах СКС рекомендуемый срок системной гарантии составляет 10 лет, однако в какой-то момент производители начали «гонку гарантий», стремясь выделиться на общем фоне, и в результате на некоторые системы гарантия предоставляется на 20–25 лет. «Эта гонка закончилась, когда кто-то объявил пожизненную гарантию на СКС, — констатирует Владимир Стыцько. — Надо четко понимать, что реальный срок эксплуатации СКС с точки зрения амортизации составляет 10–15 лет (по старым стандартам — всего 10). Гарантия 20–25 лет на СКС — с одной стороны, маркетинг, с другой стороны, подтверждение надежности вендора и предлагаемых им решений».

«Нам иногда встречаются объекты, гарантия на которые выдавалась нашей компанией в 1997 году, почти 20 лет назад. И при замене СКС предпочтение отдается AMP Netconnect, потому что есть история успешного сотрудничества».


Владимир Стыцько, CommScope

Чтобы получить гарантию, систему необходимо сертифицировать. В свое время производители прикладывали немало усилий, чтобы побудить заказчиков ставить системы на гарантию. Как отмечает Владимир Стыцько, сейчас более 90% проектов сертифицируются: долгосрочная гарантия — это дополнительное преимущество для заказчика при выборе решения.

Вместе с тем получение гарантии перестает быть формальной процедурой. «Качественно изменился подход к ее оформлению, — поясняет Владимир Стыцько. — Если раньше заказчики довольствовались гарантийным сертификатом установленного образца, то сейчас они хотят досконально разобраться, в чем суть обязательств, каков срок реакции на рекламацию, что покрывается гарантией и т. д.». Об этом же говорит и Роман Китаев: «Не годы (сроки) гарантии должны иметь значение, а ее содержание. У каждого вендора свои отличия — технические параметры, сроки замены оборудования и т. д.».

Важность регионального присутствия вендора для выполнения гарантийных обязательств подчеркивает Игорь Белоусов: «А как вендор может реализовать гарантию? У кого есть офис, условно, в Иркутске? Как с ним связаться? Не в Москву же обращаться за заменой одной розетки? Наша компания имеет точки присутствия непосредственно рядом с заказчиком плюс определенное количество партнеров в регионах. На мой взгляд, это более реально с точки зрения обеспечения гарантии».

Впрочем, как отмечает Роман Китаев, реальные обращения по гарантии редки: «По моему опыту, 99% гарантийных случаев ограничиваются браком, который не был замечен системой контроля качества и попал на объект. Его удается выявить и устранить на этапе тестирования. В нашем случае после этого уже ничего не ломается».

НЕ РЫНКОМ ЕДИНЫМ

Рыночные проблемы отодвинули на второй план технологические вопросы. Между тем в текущем году ожидается принятие целого ряда новых стандартов. «Кризис кризисом, а развитие технологий идет опережающими темпами, — отмечает Сергей Логинов. — Если нас не подведут организации по стандартизации, то в этом году мы увидим 5 Гбит/с по Категории 6 и 2,5 Гбит/с по Категории 5е. Категория 8 будет стандартизована если не осенью, то в начале следующего года, тогда же планируется утвердить 40 Гбит/с по меди. Прототипы изделий продемонстрировали уже все вендоры — кабели Категории 8 в частотном диапазоне до 2 ГГц. Кроме того, много новых стандартов ожидается по оптике, прежде всего связанных со спектральным уплотнением по многомодовому волокну».

Как и операционные системы Microsoft Windows с четными номерами, четные версии категорий кабелей оказываются не самыми удачными. Так, Категория 4 вообще не получила сколько-нибудь заметного распространения, а Категория 6 долго — более 20 лет — оставалась системой без приложения. Eще в 1996 году в нашем журнале была опубликована статья Давида Гальперовича и Андрея Лаптева с характерным названием «Жизнеспособны ли кабельные системы Категории 6?». И вот наконец-то такое приложение, кажется, появилось — это разрабатываемый стандарт на 5 Gigabit Ethernet. Впрочем, рабочая группа всеми силами старается обеспечить функционирование нового приложения по кабелям Категории 5е, и вполне возможно, что Категория 6 так и останется без своего специфического приложения.

«Большинство продуктов, которые мы анонсировали в последнее время, — это некая попытка получить синергетический эффект от объединения разных направлений нашего бизнеса».


Степан Большаков, CommScope

Впрочем, Категория 6 вскоре может получить вторую жизнь, хотя и несколько искусственным путем — в соответствии с планируемыми изменениями, в стандарте 11801 из списка рекомендуемой проводки для офисов исключен Класс D (Категория 5е). Как это повлияет на рынок, пока предсказать трудно. «Класс D убран из рекомендованного списка классов для офисных инсталляций. Интересно, как наши заказчики будут реагировать на отсутствие класса D среди рекомендованных для офисов? — размышляет Степан Большаков, технический директор российского представительства CommScope. — Написать в техническом задании требование о соответствии 11801, как это часто делается, достаточно легко, а вот как поведет себя заказчик, когда у него спросят, почему он настаивает на 5е, если в требованиях указан 11801? От чего он откажется быстрее — от стандарта или от Категории 5е?»

В целом участники круглого стола весьма скептически настроены по отношению к тому, насколько новые стандарты и технологии способы оживить российский рынок СКС. С одной стороны, такие стандарты, как Ethernet на 2,5 и 5 Гбит/с, рассчитаны прежде всего на использование уже проложенной проводки, так что вряд ли будут способствовать расширению рынка. С другой, новые решения для поддержки сверхвысоких скоростей, такие как Категория 8, станут пользоваться спросом лишь в достаточно узком сегменте. «Насколько Категория 8 будет востребована в этом году? — задается вопросом Степан Большаков. — Скорее всего, никакого спроса не будет. Большой вопрос, увидим ли мы этот протокол от IEEE (40Base-T)». Из новых технологий, по его мнению, наибольший интерес будет вызывать широкополосная многомодовая оптика, прежде всего в центрах обработки данных: «Заказчики не в восторге от параллельной оптики, она менее удобна, чем дуплексные соединения, и поэтому те, кто использует 40 и 100 Гбит/с, всерьез рассматривают возможность перехода на дуплексные соединения. Это видно в том числе по рынку трансиверов».

Как бы то ни было, технологии продолжают развиваться и, как заметил один из участников круглого стола, есть уверенность в том, что у нас будет много интересной работы.

Дмитрий Ганьжа — главный редактор «Журнала сетевых решений/LAN». С ним можно связаться по адресу: diga@lanmag.ru.

Купить номер с этой статьей в PDF