Реклама

Борьба с нелицензионным ПО стала своего рода темой года для многих российских компаний. Громкое «дело» сельского учителя Александра Поносова явилось прецедентом, вскрывшим системный кризис в российском ИТ-секторе и смежной области юрисдикции. Одним из важ

О том, что пользоваться пиратским программным обеспечением нехорошо и что за это могут посадить в тюрьму, знает сегодня, пожалуй, большинство пользователей ПК. Многие радовались, что наконец-то в России дан толчок к развитию ПО с открытым исходным кодом (free and open source software, FOSS, также именуемый открытым или свободным ПО). Ведь здесь с лицензионностью, казалось бы, все чисто. Все чаще на компьютерах и серверах организаций и предприятий используются свободные операционные системы семейств GNU/Linux и BSD, офисный пакет OpenOffice.org, другое свободное программное обеспечение.

Но, оказывается, наряду с проблемами лицензионной чистоты коммерческих программных продуктов в России остро стоит вопрос о юридическом статусе FOSS. Несмотря на то, что эти продукты распространяются свободно и могут использоваться в любых целях, включая коммерческие, совершенно безвозмездно, их использование регулируется лицензионными соглашениями, устанавливающими объем прав и обязанностей правомочного пользователя программы. Условия так называемой «свободной лицензии» действуют по всему миру и дают пользователю значительный объем прав, но при этом могут вступать в противоречие с действующим законодательством в каждой отдельной стране.

Много лет программные продукты с открытым исходным кодом использовались в ИТ-инфраструктуре российских предприятий, при этом руководители даже не подозревали, с помощью каких элементов свободного ПО, загруженных системными администраторами из Internet, выстраивалась ИТ-архитектура их компании. Сегодня об этом пришлось задуматься, поскольку любое программное обеспечение, используемое на предприятии, может стать предметом тщательной проверки.

Что такое свободная лицензия

Основным механизмом, обеспечивающим существование свободных программ в мире, являются свободные лицензии (или авторские, лицензионные договоры) — юридические документы, регламентирующие условия использования свободных (открытых) программ и передающие пользователям ряд дополнительных прав по сравнению с установленным объемом прав по умолчанию в местном законодательстве. Существуют различные варианты свободных лицензий и различные варианты их использования.

В российских правовых условиях термину «лицензия» до недавнего времени соответствовало понятие «авторский договор» в терминологии закона «Об авторском праве и смежных правах» № 5351-I от 9 июля 1993 года (поскольку программа для ЭВМ с точки зрения авторского права представляет собой частный случай литературного произведения). Но в недавно принятой четвертой части Гражданского кодекса РФ (которая с 1 января 2008 года заменила собой закон «Об авторском праве и смежных правах») используется понятие «лицензионный договор» (лицензия).

В принципе сопровождение программы лицензией не является обязательным, по крайней мере по нормам российского законодательства: в этом случае правомерный приобретатель экземпляра будет обладать набором прав свободного пользования, включающим право установки и запуска программы на одном компьютере, но не допускающим ее копирования или модификации. Таким образом, сопровождать программу лицензией уместно в тех случаях, когда автор или иной правообладатель программы желает изменить (расширить, сократить или сопроводить дополнительными условиями) набор прав, предоставляемых законом по
умолчанию.

Свободные лицензии объединяет то свойство, что все они предоставляют пользователю дополнительные права, связанные с обеспечением четырех ключевых свобод:

  1. Права на запуск и использование программы в любых целях.
  2. Права на изучение и адаптацию программы.
  3. Права на копирование и распространение программы безвозмездно или за плату.
  4. Права на развитие и усовершенствование программы.

Основные типы свободных лицензий

Наибольшее распространение в мире получили следующие типы свободных лицензий:

1. Универсальная общественная лицензия GNU (GNU General Public License, GPL).

GNU General Public License (универсальная общедоступная лицензия GNU, или открытое лицензионное соглашение GNU), пожалуй, наиболее популярная лицензия на свободное программное обеспечение, созданная в рамках проекта GNU в 1988 году. Ее также сокращенно называют GNU GPL, или просто GPL, если из контекста понятно, что речь идет именно о данной лицензии (существует и другие лицензии, содержащие слова «general public license» в названии). Вторая версия этой лицензии была выпущена в 1991 году, третья версия, после многолетней работы и длительной дискуссии — в 2007 году.

Цель GNU GPL — предоставить пользователю программы такие права, которые по умолчанию запрещены законом об авторских правах, а также гарантировать, что и другие пользователи всех производных (измененных) программ получат точно такие же расширенные права. Внося любые изменения в открытый программный код, разработчик обязуется в дальнейшем предоставлять свои исходные коды каждому пользователю по первому требованию. При этом авторы снимают с себя всякую ответственность за то, как будет использоваться их продукт и к каким последствиям может привести его использование. Единственное, что явно запрещается, — это закрытие исходных кодов после их модификации.

В этом и заключается принцип наследования прав, или копилефт (транслитерация английского «copyleft»), который был придуман Ричардом Столлманом [Ричард Мэттью Столлман — основатель движения свободного ПО, проекта GNU, Фонда свободных программ и Лиги за свободу программирования. Автор концепции копилефта, призванной защищать идеалы движения; эту концепцию он с помощью юристов позже воплотил в лицензии GNU General Public License (GNU GPL) для ПО. Столлман также известный программист. Он автор таких программ, как GNU Emacs, коллекция компиляторов GNU (GCC) и отладчик GNU (GDB). С середины 1990-х
годов Столлман стал программировать значительно меньше, он посвятил себя распространению идей свободного ПО. — Википедия]. Лицензии на традиционное (коммерческое, или закрытое) ПО очень редко дают пользователю такие права, они, наоборот, стремятся их ограничить, например, запрещая восстановление исходного кода.

2. Программная лицензия университета Беркли (Berkeley Software Distribution, сокращенно BSD).

Также предоставляет право неограниченного использования в сторонних разработках, но, в отличие от GPL, позволяет в дальнейшем сделать продукт закрытым. То есть лицензия BSD налагает меньше ограничений на пользователя, чем обычный копирайт. Поэтому в некотором смысле использование этой лицензии ближе к помещению программы в категорию общественного достояния.

Права на исходный дистрибутив BSD официально принадлежат попечителям университета Калифорнии (Regents of the University of California) — управляющему органу университета Калифорнии. Причина этого заключается в том, что BSD был разработан в кампусе Беркли университета Калифорнии. Это указание изначальных прав сохранилось в современных версиях BSD (NetBSD, FreeBSD, OpenBSD, DragonFly BSD).

В настоящее время лицензии типа BSD являются одними из самых популярных лицензий для свободного программного обеспечения и используются для многих программ (помимо BSD-версий UNIX, для которых лицензия BSD была изначально создана).

3. Свободные лицензии Artistic, Affero, Apache, LGPL (Lesser GPL — облегченная версия GPL), MIT/X11, ZPL и др. в той или иной степени дополняют (облегчая или усиливая) изложенные выше требования свободных лицензий.

4. Mozilla Public License — MPL.

Используется в качестве лицензии для Mozilla Suite, Mozilla Firefox, Mozilla Thunderbird и других программ, разработанных в рамках проекта Mozilla. Она также была адаптирована другими разработчиками, в особенности Sun Microsystems, в качестве лицензии (Common Development and Distribution License) для OpenSolaris, версии Solaris с открытыми исходными кодами.

Исходный код, скопированный или измененный под лицензией MPL, должен быть лицензирован по правилам MPL. В отличие от более строгих свободных лицензий, код под лицензией MPL может быть объединен в одной программе с закрытыми файлами.

Различные части дистрибутивов программного обеспечения могут подпадать под условия различных лицензий, ситуацию также усложняет необходимость тщательной проверки пакетов, входящих в дистрибутив, на возможность использования их в рамках других лицензий. Существуют дистрибутивы, в основе которых лежит как свободное ПО, так и коммерческие компоненты, не предназначенные для свободного распространения. Такие коммерческие дистрибутивы GNU/Linux зачастую не могут свободно копироваться и распространяться. Впрочем, разбираться во всех этих тонкостях — задача уже самих авторов дистрибутивов, а не пользователей. Каждая свободная операционная система сопровождается специальным лицензионным соглашением, в котором и разъясняются все права и обязанности как самих разработчиков, так и пользователей. Понимая сложность процесса, многие разработчики сразу делят свои дистрибутивы на коммерческие (то есть те, в которые входят «закрытые» компоненты) и некоммерческие (полностью на свободном ПО) — например, Red Hat и Fedora.

Тексты перечисленных выше лицензий находятся в свободном доступе в сети Internet и могут быть свободно скопированы и распечатаны пользователем. В тех странах, где это не противоречит местному законодательству, свободные лицензии имеют силу без подписи и печати лицензиара — в том числе в электронном виде. Лицензия обязательно присутствует в виде ссылки на текст в коде открытого программного продукта. При покупке так называемой коробочной версии дистрибутива лицензионное соглашение будет в нее вложено в виде специально напечатанного документа. Соглашение в виде текстового файла всегда можно найти и скачать при загрузке образов программных продуктов в формате ISO из Internet.

Все перечисленные лицензии имеют силу только на английском языке.

Владение свободным ПО в России

Основные принципы использования свободных лицензий в условиях российского законодательства в части авторского права и защиты интеллектуальной собственности оказались уязвимы.

«С формальной точки зрения положение программного обеспечения, распространяемого под различными типами свободных лицензий, до сих пор неопределенно», — считает Вадим Усков, руководитель юридической компании «Усков и Партнеры», эксперт в области защиты интеллектуальной собственности. — В российском законодательстве, как прежнем, так и действующем с 1 января 2008 года, понятия “открытая, или свободная, лицензия” нет».

Очевидно, что продукты, распространяемые под свободной лицензией, представляют собой объекты авторского права, на которые изначально распространяется принцип исключительности. Не исключительные права на использование этих программных продуктов формально передаются через лицензионный договор (свободную лицензию), к которому пользователь присоединяется в момент начала использования программы и тем самым выражает согласие со всеми положениями лицензии. Здесь вроде бы никаких проблем не возникает. Вся сложность заключается в том, чтобы признать легальность свободных лицензий в условиях российского законодательства.

Например, по условиям IV части ГК РФ лицензионный договор может заключаться только в письменной форме, а несоблюдение письменной формы делает его недействительным. Существует возможность получить права на использование ПО без письменного договора, по договору присоединения, но, опять же, в случае свободного ПО возникают вопросы: «Заключение лицензионных договоров о предоставлении права использования ПО допускается путем заключения каждым пользователем с соответствующим правообладателем договора присоединения, условия которого изложены на приобретаемом экземпляре такой программы или базы данных, либо на упаковке этого экземпляра. Начало использования такой программы или базы данных пользователем, как оно определяется этими условиями, означает его согласие на заключение договора» (п.3 ст. 1286 IV ч. ГК РФ). Можно по-разному трактовать слова «приобретаемом» и «экземпляре» (например, доказывать, что скачанный из сети Internet код программного продукта является добросовестно приобретенным экземпляром ПО на безвозмездной основе, но это относится уже к области деятельности юристов, а не пользователей).

В договоре должна быть указана территория действия договора (правда, в случае, если этого нет, действие распространяется на всю территорию РФ). В варианте срока действия, который также должен быть указан в договоре и отсутствует в текстах свободных лицензий, ситуация не так проста: если срок действия не определен, договор считается заключенным только на пять лет.

Свободные лицензии действуют только на английском языке. "Лицензиаром в данном случае является иностранное физическое или юридическое лицо, следовательно, согласно положениям ГК РФ, к сделке по приобретению прав на программный продукт применяется право страны, «где находится место жительства или основное место деятельности» лицензиара. Таким образом, передача неисключительных авторских прав по лицензии на свободное или открытое ПО, автором или правообладателем которого является иностранное физическое или юридическое лицо, будет признана действительной, если соответствующий лицензионный договор составлен, например, на английском языке. Можно заключить, что свободные лицензии на ПО, даже составленные на иностранных языках, имеют законную силу на территории Российской Федерации, за исключением случаев, в которых обе стороны сделки по передаче неисключительных прав являются гражданами РФ или зарегистрированы на территории РФ (программный продукт приобретается у российской компании). В последнем случае передача авторских прав должна быть оформлена на государственном языке Российской Федерации", - делает вывод Сергей Середа, директор Департамента сертификации и лицензирования ПО КИСУ компании "ЭнергоДата".***

Для удобства использования и предоставления лицензионных договоров (лицензий) в правоохранительные органы при проверке рекомендуется иметь нотариально заверенные переводы данных лицензий на русский язык. Однако автор статьи столкнулась с невозможностью нотариально заверить перевод документа, который не имеет оригинальной подписи и печати организации, его выдавшего. Вряд ли стоит рассчитывать на то, что Free Software Foundation или университет Беркли будут выдавать оригиналы лицензионных договоров миллионам пользователей по всему миру.

Есть и положительные моменты: IV часть ГК РФ разрешила безвозмездное заключение лицензионного договора (до 1 января 2008 года такой договор считался незаключенным, поскольку законодательство строилось на принципах обязательной возмездности при передаче авторских прав). В условиях свободных лицензий указывается, что продукт может быть предоставлен, в том числе безвозмездно.

Мнения юристов

У практикующих юристов нет единого взгляда на ситуацию. «Сама идея свободной лицензии направлена против монополизма владельца авторского права. Поэтому неудивительно, что в действующем праве нет подтверждения этому явлению», — отметил Вадим Усков.

По мнению Михаила Брауде-Золотарева, директора Центра ИТ-исследований и экспертизы Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, для прояснения вопроса с правовым статусом свободных лицензий «необходимо столкнуться с массовыми случаями судебных исков и реакции на них правоохранительной и судебной системы. Российская правовая система не прецедентная, и единичные судебные решения еще не сформируют однозначную судебную
практику».

По мнению эксперта, «гораздо больше проблем у свободных лицензий возникает не из-за противоречий с действующим российским законодательством, а из-за нарушений условий самих свободных лицензий, прежде всего условия копилефта и запрета на объединение свободного кода с несвободным в рамках одной программы».

Что делать?

Для того чтобы пользователи в России смогли свободно и легально со всех формальных точек зрения использовать открытые программные продукты, безусловно, требуются шаги со стороны самого государства. По мнению Ускова, в идеале сама свободная лицензия должна быть принята государством, так как некоторые пункты лицензии могут конфликтовать с Конституцией.

В Европе, к примеру, так и поступили. В рамках проекта IDABC (Interoperable Delivery of European eGovernment Services to public Administrations, Businesses and Citizens) исследовался вопрос применимости свободных лицензий в странах Европейского союза. В результате была разработана специальная лицензия (European Union Public Licence, EUPL), версия 1.0 которой одобрена 9 января 2007 года и опубликована на английском, немецком и французском языках. В данной лицензии заявлена совместимость EUPL с лицензиями GNU General Public License (GPL) версии 2; Open Software License (OSL) версий 2.1 и 3.0; Common Public License версии1.0; Eclipse Public License версии 1.0; Cecill версии 2.0.

Определенные изменения могут внести и законодатели, приняв поправки к действующей IV части ГК РФ. «Право закрепляет сложившиеся нормы и правила поведения. Правило поведения под названием «свободная лицензия» достаточно распространено для того, чтобы его зафиксировать в законодательстве. Перечень поправок и их текст требуют проработки, но совершенно очевидно, что это должно быть в IV части ГК РФ. Крайне важно проработать критерии, по которым одно отличается от другого. Иначе это может стать новым оправданием распространения охраняемых продуктов под видом свободных лицензий», — считает Усков.

С ним согласен и Брауде-Золотарев: «В отсутствие негативной судебной практики на фоне массового использования свободного ПО для российских пользователей существенных рисков не видно. С другой стороны, с учетом расширения использования свободного ПО в экономике и в государственном секторе, необходимости включения российских разработчиков в мировую индустрию разработки информационных технологий регулятору целесообразно провести ревизию потенциальных проблем и уточнить некоторые положения законодательства, даже если проблемы носят гипотетический характер».

Как еще один вариант развития событий Усков предлагает рассмотреть шаги со стороны самих обладателей авторских прав на свободные программные продукты. «В рамках сегодняшнего права владелец продукта может сделать публичное письменное заявление о предоставлении любому лицу лицензии на право пользования без оплаты. С точки зрения положений как прежнего законодательства, так и вступившей в силу 1 января 2008 года IV части ГК РФ, объекты авторского права есть объекты исключительных прав. Если автор публично и письменно объявляет свое произведение перешедшим в общественное достояние, то фактически он отказывается от преследования пользователей, которые не платят ему денег».

По мнению Евгении Сербиной, заместителя директора Центра ИТ-исследований и экспертизы Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, «на фоне имеющейся неопределенности большую роль начинает играть фактор осведомленности как граждан, так и представителей компетентных органов о природе свободных лицензий. Очевидно, большинство случаев изъятия свободного ПО как пиратского обусловлено не убежденностью представителей правоохранительных органов в нелегальности свободных лицензий на территории России, а их незнанием того, что такие лицензии существуют. Поэтому, возможно, работу по легализации свободных лицензий следует начинать с информирования общественности и сотрудников силовых структур».

Советы бывалых

Юристы приводят случаи из своей практики, когда правоохранительные органы действительно предъявляют претензии к компаниям, использующим свободное ПО. Основание для претензий — на корпусе компьютера не обнаружена фирменная наклейка, отсутствуют документы, подтверждающие приобретение, коробки из-под ПО, а в интерфейсе программы, к примеру, отсутствует ярлычок «Мой компьютер». Трудно доказать легальность своих действий и продавцу свободного программного продукта в «коробочной» версии, если у него нет действующего соглашения напрямую с производителем ПО. Бывали случаи, когда у фирмы изымали компьютеры, в которых вообще изначально отсутствовал винчестер. За последнее время степень компьютерной грамотности и осведомленности сотрудников правоохранительных органов о существования различных видов программного обеспечения значительно повысилась. Однако формально предъявлять претензии можно, ведь статья 146 УК РФ относится к статьям публичного обвинения, а это значит, что дела могут возбуждаться и без заявления потерпевшего, то есть обладателя авторских прав на программный продукт. На деле так оно и происходит: практически во всех случаях ни один производитель программного обеспечения не будет инициировать проверку и возбуждать уголовное дело напрямую. Как правило, представляют интересы компаний-разработчиков коммерческого ПО на территории РФ некоммерческие ассоциации и партнерства — например, Business Software Association, некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов.

Сегодня, к сожалению, пока нельзя говорить о стопроцентной легитимности свободных лицензий. С развитием открытого сообщества обстановка обязательно улучшится, появятся новые дополнения к законам, будут разъяснены многие неточности, касающиеся распространения и использования интеллектуальной собственности в России. Пока эти процессы идут в среде законодателей и разработчиков, руководителям предприятий и ИТ-директорам стоит предпринять меры, чтобы избежать неприятностей с правоохранительными органами, и внимательнее относиться к используемому в ежедневной работе программному обеспечению. Для более эффективного контроля можно использовать специальные программы лицензионного аудита и инвентаризации компьютеров, оргтехники, ПО — например, GLPI и OCS-Inventory (свободные продукты).

Лучшим способом доказать легальность использования свободного ПО является сбор максимального количества материальных свидетельств того, что данный продукт был вами приобретен добросовестно. Свободное ПО, распространяемое бесплатно, может быть приобретено у российской компании-поставщика по номинальной цене (стоимости упаковки), либо в составе комплекса услуг (например, технической поддержки или услуг по внедрению ПО). В этом случае приобретатель получает комплект официальных документов, подтверждающих факт приобретения и легальность использования ПО (договор поставки, счет-фактуру, акт приема-передачи ПО).

Таким образом, можно рекомендовать иметь в организации следующий перечень документации.

А. Если свободное ПО было предоставлено организации компанией-поставщиком в рамках договора гражданско-правового характера (договор поставки, подряда и т. п.) в письменной форме согласно действующему российскому законодательству:

1. Декларацию соблюдения прав авторов и разрешенных способов использования программных продуктов, подписанную и заверенную печатью организации-поставщика.

2. Оригинал договора, подписанный сторонами и заверенный печатями организации, либо его нотариально заверенную копию.

3. Оригиналы документов, подтверждающих передачу программного продукта (накладная, акт приема-передачи экземпляров программного продукта, подписанный сторонами, либо его нотариально заверенную копию).

В случае, если условия передачи авторских прав на программный продукт сформулированы в тексте самого договора или акта, необходимо обратить внимание представителей правоохранительных органов на соответствующие статьи договора или акта.

4. Документы, подтверждающие факт оплаты договора.

5. Оригинал лицензионного договора на программный продукт в случае, если такой договор подписывался сторонами отдельно.

6. Распечатки оригиналов лицензионных договоров, на условиях которых распространяются свободные программные программы, на английском языке и их перевод на русский язык (желательно нотариально заверенный).

7. Упаковку от программного продукта, фирменные наклейки, если данный продукт был предоставлен компанией-поставщиком в «коробочной» версии.

8. Также целесообразно продемонстрировать представителям правоохранительных органов интерфейсы программного продукта, содержащие тексты лицензионных договоров.

Б. Если экземпляры свободного ПО были получены организацией путем безвозмездной загрузки их с сайта компании-поставщика на условиях, определенных компанией-поставщиком (путем акцепта публичной оферты компании-поставщика и т.д.):

1. Ссылку на Internet-сайт компании-поставщика, где размещена информация об условиях предоставления экземпляров и прав на свободное ПО, а также информация о возможности бесплатной загрузки экземпляров программного продукта
с сайта производителя; либо распечатки с сайта, переведенные на русский язык. Можно также открыть и продемонстрировать соответствующую страницу Internet-сайта в режиме реального времени.

2. Распечатки оригиналов лицензионных договоров, на условиях которых распространяются свободные программные продукты, на английском языке и их перевод на русский язык (желательно нотариально заверенный).

3. Уникальные идентификационные номера экземпляров свободного ПО (при наличии) и ссылку на Internet-сайт компании-поставщика, где можно в режиме реального времени осуществить проверку подлинности экземпляров по их идентификационным номерам.

4. Декларацию соблюдения прав авторов и разрешенных способов использования произведений (при наличии).

5. Также целесообразно продемонстрировать представителям правоохранительных органов интерфейсы программного продукта, содержащие тексты лицензионных договоров.

В. Если экземпляр был приобретен, например, через Internet-магазин, документами, подтверждающими правомочность владения в случае возмездного приобретения, могут быть:

1. Документы, подтверждающие передачу экземпляра пользователю: накладная, акт приема-передачи.

2. Документы, подтверждающие оплату, в качестве которых могут выступать: кассовый чек; платежное поручение в банк или его копия об оплате экземпляра по безналичному расчету; банковская выписка по счету; документы, подтверждающие осуществление денежного почтового перевода; документы (распечатанные или в электронном виде) из систем электронного документооборота в случаях, когда платеж осуществлялся через электронные платежные системы (например, данные «Internet-кошелька» или его аналога); выписки от соответствующих юридических лиц, операторов электронных платежных систем.

3. При получении экземпляра по почте — извещение о регистрируемых почтовых отправлениях, простые уведомления о вручении почтовых отправлений. Пользователь может также в устной или письменной форме предоставить правоохранительным органам данные почтового отправления (дата, номер и т.д.) и предложить представителям указанных органов запросить в соответствующем почтовом отделении данные, подтверждающие рассылку.

Во всех случаях рекомендуется иметь полный пакет оригиналов или нотариально заверенных копий документов не только в головном офисе организации, но и во всех филиалах и отделениях, где используется указанное ПО. Рекомендуется заводить любое программное обеспечение на баланс предприятия. Отметим также, что приобрести программный продукт по цене носителя (условно — за 100 тыс. 200 руб.) не составит большого расхода для компании и при этом надежно защитит комплектом документов при проверке.

Ложка меда

Еще вчера вышеизложенные советы могли показаться абсурдными. Бюрократические процедуры противоречат самой идее свободно распространяемого ПО.

С другой стороны, интеллектуальная собственность становится одной из главных ценностей современного мира. В этом смысле появление обновленной IV части ГК РФ и тот факт, что создатели объектов исключительных прав находятся сегодня под защитой закона в России, не могут не радовать. Развитие свободного ПО в России также войдет в цивилизованные правовые рамки. Эксперты дают позитивные прогнозы. «Теоретически основания для исков, связанных с применением свободных лицензий, существуют, однако вряд ли их следует считать очень высокими», — заключает Брауде-Золотарев. Учитывая то внимание, которое сегодня обратило на свободное ПО государство, можно с уверенностью прогнозировать, что определенные законодательные инициативы, четко фиксирующие правовой статус свободных лицензий в России, будут реализованы.

Полезные ссылки:

Ася Власова — директор направления открытых программных решений «Корус Консалтинг», AVlasova@korusconsulting.ru

При подготовке статьи использованы материалы доклада Е. Тяпкиной, www.Info-foss.ru, IBM Linux Client Migration Cookbook, v2., www.Wikipedia.comwww.FSF.org.

*** В электронную версию статьи внесены изменения с тем, чтобы исправить допущенные неточности в списке использованных источников и некорректно оформленные ссылки на них.

Купить номер с этой статьей в PDF