О этот двухтысячный год. Что только о нем не говорят! И называют миллениумом (так созвучно с элениумом!), и считают началом нового тысячелетия (а ведь неправильно — оно придет лишь в следующем году). А по восточному календарю это и вовсе год Дракона. Что за компьютерных дракончиков он предъявит нам? Посмотрите, какой бешеной популярностью за рубежом пользуются органайзеры Palmtop, игровые и Web-приставки. И нас, похоже, сия чаша не минует. А карманные компьютеры?.. Или бытовая техника, управляемая по Internet?..

Но это на поверхности. Куда как интереснее глубинные процессы.

Java

Я начал с Java неспроста. Именно эта технология будет играть наиболее существенную роль на всем компьютерном рынке.

Почему именно Java? Ответов несколько. Во-первых, именно Java стоит на стыке интересов самых разных компаний в области информатики. Они вложили собственные деньги в Java как в альтернативу негласному союзу Microsoft и Intel, известному также под именем Wintel, и ждут дивидендов. Во-вторых, рачительный хозяин не станет класть все яйца в одну корзину, поэтому инвестиции в Java служат своеобразной страховкой, если хотите, путем отступления, случись что с линией Wintel. В-третьих, как известно, любая техника развивается по определенным законам. Это значит, что сколько не вкладывай денег в рекламу и не балуй партнеров скидками, они рано или поздно все равно выберут то, что согласуется с реальным техническим прогрессом, а не с тем, как этот прогресс видится из окон Wintel.

Java развивается необыкновенно стремительно. Всего за каких-то четыре года эта технология

не только превратилась в промышленную, но и успела обрасти своей собственной бизнес-инфраструктурой, массой расширений и дополнительных библиотек. Вложение денег в разработку ПО на языке Java сулит большие барыши: напишите код всего один раз — и у вас в руках программа для всех (!) платформ. Разумеется, если последние поддерживают Java, а таких сейчас большинство.

Что реально сдерживает внедрение Java, так это производительность. Как любая универсальная вещь, эта технология замахивается на все и вся. А диалектика учит, что за получение преимуществ нужно платить. В случае с Java — скоростью выполнения приложений.

Но неразрешимых проблем не существует. Поэтому наметились два возможных пути развития. Первый, наиболее дешевый, состоит в компиляции приложений на языке Java для конкретной платформы. Потребитель устанавливает приложение, которое компилируется «на лету» в исполняемый код для заданной платформы. Это займет несколько лишних минут при установке, но сэкономит в дальнейшем массу времени при работе.

Второй же и, по моему мнению, наиболее перспективный путь — использование специальных Java-процессоров. Аппаратная интерпретация байт-кода куда как быстрее программной эмуляции виртуальной машины. Cначала это будут недорогие платы расширения, а затем, возможно, и производители системных плат найдут отдельное установочное место для Java-микросхем, как это было ранее с сопроцессором.

Почему этот путь наиболее перспективен? Потому что в таком случае возникает положительная обратная связь: процессоры подталкивают развитие технологии, а технология помогает развиваться процессорам. Имея Java-процессор с перепрограммируемой флэш-памятью для байт-кода приложений, ничего не стоит построить микроконтроллер для любых нужд, который будет встраиваться и в холодильник, и в телевизор, и в сотовый телефон. Уже сейчас Sun Microsystems предлагает производителям стандарт технологии JINI для управления устройствами в сетевой среде.

Linux

Любая UNIX в общем, и Linux в частности, всегда считались сложными операционными системами. Да, они мощны, гибки, но и не менее трудны в эксплуатации и изучении. Сейчас ситуация радикально меняется. С появлением в продаже ОС Corel LINUX пользователи могут взглянуть на этот клон UNIX иначе. Схожесть с Windows и значительное упрощение процедур инсталляции и администрирования делают Linux привлекательнее. Цена в 60—90 долл. (а именно такова стоимость продукта Corel) за операционную систему серверного класса не идет ни в какое сравнение с затратами на ту же NT. Конечно, работа по доводке Corel LINUX предстоит немалая, но при некоторых усилиях со стороны Corel может и не затянуться.

Причин, по которым ставить на Linux все-таки можно, две. Первая — это вполне естественное желание Corel стать не менее мощным поставщиком операционных систем, чем Microsoft. Вторая состоит в обострении конкуренции. Ранее пальму первенства негласно держала немецкая компания SuSE. Она предлагала самую сильную поддержку, как бесплатную, так и платную. Но с появлением Corel LINUX для SuSE наступают тяжелые времена. Косвенным подтверждением озабоченности этой компании своим положением может служить получение ею инвестиций от Intel. И хотя SuSE Linux известна простотой инсталляции и администрирования, работа с Corel LINUX все равно комфортнее, а это немаловажный фактор при решении о покупке. Возможностей у дистрибутива SuSE больше, чем у дистрибутива от Corel, однако последний подкупает своим удобством. Следовательно, обеим компаниям придется побороться за клиентов. Нам же это только на руку. Острее конкуренция — лучше продукты.

Начался сдвиг и на рынке прикладных программ для Linux. Если раньше они создавались энтузиастами-любителями, то сейчас в соревнование включаются компании, специализирующиеся на разработке коммерческого ПО. А это означает, что вскоре мы получим действительно удобные для повседневного использования приложения и средства разработки. Следует отметить, что Linux изначально признала Java, поэтому программистам, связанным с этой технологией, путь открыт.

CORBA

Технология CORBA, как и Java, оказывается востребованной во многом благодаря тому, что находится на стыке интересов сотен крупных компаний и их заказчиков. Последние, правда, об этом мало что знают. Распределенные сетевые вычисления с использованием бизнес-компонентов становятся для разработчиков корпоративных систем приоритетным направлением.

У CORBA есть один-единственный серьезный конкурент — COM+ корпорации Microsoft. Однако, памятуя о заказчиках, ответственный за продвижение CORBA консорциум OMG не нагнетает напряженность, а, наоборот, старается максимально помочь потребителю технологий COM/DCOM/ COM+ связать свои решения с CORBA без переделки.

В целом 2000 г. станет для технологии CORBA той катапультой, которая бросит ее в широкие массы. Появится стандарт CORBA 3, выводящий эту технологию на качественно новый уровень возможностей и совместимости брокеров объектных запросов. Усеченный вариант стандарта CORBA окажется весьма кстати для встраиваемых устройств, где важна компактность кода. Компьютерные «дракончики» станут компонентно-ориентированными.

Возможно, скоро появятся первые службы CORBA, размещенные в Internet. Скорее всего, это будут некие платные защищенные коммерческие серверы бизнес-объектов. К сожалению, пропускная способность Сети мешает созданию глобальных объектных хранилищ. Так что серверы CORBA-объектов и служб вряд ли уйдут далеко от эксперимента за год. На раскрутку подобных новшеств, как показывает практика, нужно как минимум два-три года.

Во многом будущий успех CORBA «завязан» на Java. Именно язык Java оказался наиболее приспособленным и идеологически родственным CORBA. Поэтому следует ожидать серьезной поддержки Java со стороны большинства членов OMG, что значительно усиливает позиции этой технологии.

Мобильная связь

Рынок сотовых телефонов и родственных им устройств — наиболее динамичный с точки зрения внедрения новых технологий. Его можно сравнить с чашкой Петри, заполненной питательным бульоном, попав в которую любая чахлая бактерия может образовать громадную колонию. Диву даешься, как быстро внедряется в продукцию компаний Ericsson и Nokia все самое новое. Не успели провайдеры сотовой связи развернуть в своих сетях WAP-сервер, а продавцы телефонных трубок Ericsson и Nokia уже вовсю предлагают изделия с поддержкой WAP. А уж Java в этих устройствах появилась давным-давно!

Уже сейчас изготовители коммуникационного оборудования заставляют другие компании исполь

зовать все самое новое. Это и не мудрено — конкуренция в сотовой связи сильна сейчас, как никогда, и пустяковое изменение в двухсотдолларовом телефоне может принести компании-производителю десятки и даже сотни миллионов прибыли.

С точки зрения создателей новых технологий, коммуникации могут служить отличным тестовым полигоном для проверки востребуемости их детищ. И всего через несколько месяцев мы увидим сотовые телефоны и терминалы с такими «наворотами», что удивлению не будет предела.

Wintel

Большинство наверняка терзает вопрос о судьбе Microsoft и Windows. Действительно, если посмотреть на карту боевых действий, ситуация и впрямь неоднозначная. С точки зрения здравого смысла корпорация такого размера, как Microsoft, просто не имеет права существовать в том виде, как она есть сейчас. Когда происходит такая беспрецедентная концентрация капитала, то у конкурентов просто не остается шансов на выживание. Достаточно вспомнить любую стратегическую компьютерную игру, где, набрав некоторое количество денег или военной техники, можно считать, что победа обеспечена. Тем паче что все выпускаемые конкурентами программные приложения так или иначе льют воду на мельницу их общего «недруга».

Странно, что Билл Гейтс и Стив Балмер не пришли к идее раздробить Microsoft на части сами. Ведь конгломерат из нескольких компаний куда как эффективнее одиночного корпоративного монстра. Конечно, потери при этом окупились бы с лихвой. Сейчас же разделение Microsoft по решению суда может существенно пошатнуть курс акций корпорации, что равносильно безвозвратной потере денег.

Мораль: передел рынка настольных компьютеров и серверов неизбежен. Поэтому биологическая пирамида (схема взаимоотношений в природе, т.е. кто кем закусывает) компьютерного рынка изменится. То, что Microsoft потеряет часть потребителей, ориентировочно 10—15%, уже вряд ли подлежит сомнениям. Однако не следует думать, что удар для корпорации будет сокрушительным. Отнюдь. Запаса плавучести у нее предостаточно. Так что у биржевых игроков впереди тяжелые дни.

Если оглянуться назад, то можно говорить, что годы «правления» Microsoft принесли определенные прогрессивные плоды, даже несмотря на стойкую аллергию некоторой части пользователей к продуктам этой корпорации. Все-таки именно то, что действия Microsoft шли вразрез с политикой других фирм, вызвало к жизни многие технологии, без которых рынок ИT просто немыслим.

И все же времена для Microsoft наступают трудные. Ситуация изрядно напоминает охоту на медведя, когда собаки рвут большого зверя со всех сторон. Судите сами: с одной стороны компанию обложил суд, с другой напирают Java и CORBA, да и Linux спать спокойно не дает. И мало что можно этому противопоставить. Единственное, что пока работает на руку Microsoft, — это огромная инсталляционная база линейки операционных систем Windows, пакетов Office и Back Office. Да и приложений для Windows написано предостаточно. Именно поэтому воинственные крики о скорой смерти компании лишены оснований.

Явно плохо придется и корпорации Intel — давнему партнеру Microsoft. Не то чтобы конкуренты сильно ее донимают, да вот запас идей, похоже, иссякает. Количество добавляемых в процессоры мегагерц уже влияет на производительность не в прямой пропорции. Сам процессор давно потерял свою гордую приставку «микро» и вскоре будет размером с приличный калькулятор. Налицо выход технической системы на этап старения: обязательные вентилятор и радиатор, миллионы транзисторов, несметное количество ассемблерных команд, довольно высокая цена. Дальше — тупик. О стратегии продвижения товара Intel и говорить нечего. Пользователи буквально обречены на бесконечную модернизацию. Год назад я посчитал, сколько нужно ежемесячно тратить денег, чтобы домашний компьютер оставался действительно нормально работающим. Цифра неутешительная — 40—70 долл.

Как ни странно, но решение всех этих проблем существует, правда, оно придется многим не по вкусу: конструкция PC должна быть изменена в пользу многопроцессорной и наращиваемой. Такая идея заложена, например, в компьютерах Amiga, где используется сразу несколько дешевых процессоров. В результате эквивалентная мощность на доллар затрат намного выше, чем у PC.

Хорошим ударом по империи Intel может стать появление Java-процессоров. Тогда после недолгого их применения совместно с основными процессорами наметится вопрос: а, собственно, зачем нам ЦП, если один Java-процессор и так справляется со всеми программами? Не хватит мощности — добавим еще парочку таких маленьких процессоров. В результате появятся маленькие простые станции, на которых будет выполняться только байт-код Java. А что, в этом что-то есть. Только вот без жестких дисков или других емких накопителей вряд ли удастся обойтись.

Стандартизация

Стандартизация всего и вся — вот панацея от всех бед. И предпосылки к этому уже есть. Думается, в текущем году фирмы будут приводить в порядок свои наработки и продвигать их в различных комитетах как части всеобщих спецификаций. Если это произойдет, то мы наконец-то вздохнем спокойно, ибо на первый план выйдут потребительские качества «харда» и «софта», а не проблемы их совместимости и переносимости.

617