Еще в 2007 году информационные системы большинства финасовых компаний Уолл-стрит работали на базе различных вариантов Unix. Фото: CC-BY-2.5 RMajouji
Еще в 2007 году информационные системы большинства финасовых компаний Уолл-стрит работали на базе различных вариантов Unix. Фото: CC-BY-2.5 RMajouji 

По его словам, Linux широко используется в высокоскоростных автоматизированных торговых системах биржами, на которых торгуются акции, облигации, деривативы и другие финансовые инструменты.

ОС Linux вышла в лидеры благодаря поддержке очень высокой скорости передачи данных, убежден Ламетер. Формирование всего нового сектора высокоскоростной биржевой торговли (High-Frequency Trading, HFT) не состоялось бы без этой свободно распространяемой операционной системы. Работа самого Ламетера по созданию крупномасштабных кластеров Linux стала для него пропуском на биржу, куда он приглашен в качестве консультанта.

В одной из крупнейших бирж, NYSE Euronext, реализована система на базе Linux, способная генерировать 1,5 млн запросов и обрабатывать 250 тыс. заявок в секунду. Подтверждение каждой транзакции происходит в течение двух миллисекунд.

Еще в 2007 году информационные системы большинства финасовых компаний Уолл-стрит работали на базе различных вариантов Unix, например IBM AIX, HP-UX и Sun Solaris. За последние несколько лет Linux существенно продвинулась на этом рынке. Сначала это была операционная система для вспомогательных решений, затем ее все чаще стали использовать и в базовых решениях.

«Циклы обновлений Solaris и AIX очень велики — между появлением версий проходит два-три года. В Linux необходимые изменения можно внести за месяц или около того», — подчеркнул Ламетер.

Для биржи жизненно важно, чтобы серверы обрабатывали сделки максимально быстро. Разница даже в несколько миллисекунд при объеме сделок до миллиардов долларов в течение биржевого дня способна обеспечить конкурентное преимущество. Биржи становятся настоящим питомником инноваций, темп предложения которых никак не согласуется с многолетними циклами обновлений Unix, пояснил Ламетер.

«Биржевики убеждаются, что решения с низкой задержкой можно реализовать только на Linux, — сказал Ламетер. — Системы Unix прежнего поколения лишены такой гибкости, как у Linux».

Еще одно важное преимущество этой ОС — стек TCP/IP, от эффективной реализации и настройки которого зависит, как быстро сообщения могут передаваться между двумя системами. Немалый вклад в успех вносит и обновленный диспетчер, гарантирующий, что начавшийся процесс, например обработка сделки, уже не может быть прерван. И наконец, благодаря усилиям целой армии добровольных разработчиков Linux пополняется драйверами для нового аппаратного обеспечения быстрее, чем их предлагают производители Unix-систем.

Кроме того, компании, действующие на рынке финансовых систем, могут вносить изменения в исходный код Linux и добиваться большей скорости. «Многое определяется решительностью руководителей биржи», — отметил Ламетер, напомнив об опыте NASDAQ, где используется модифицированная версия дистрибутива Gentoo Linux.

Есть и такие, которые используют готовые дистрибутивы и согласны платить консультантам за настройку, обеспечивающую максимальную производительность. Наиболее распространен на этом рынке дистрибутив Red Hat Enterprise Linux. Среди клиентов Red Hat — Чикагская товарная биржа, Нью-Йоркская товарная биржа, Франкфуртская фондовая биржа, Европейская электронная биржа Eurex и Филиппинская фондовая биржа.

Типичная архитектура информационной системы биржи предполагает наличие большого числа различных подсистем, как подчеркнул Ламетер. В частности, это такая программная подсистема, как механизм сопоставления, объединяющий продавца и покупателя для каждой сделки. В нем хранится вся информация о сделке, так чтобы ее можно было проследить и подвергнуть аудиту. Специализированные механизмы сопоставления обрабатывают определенные категории ценных бумаг. Механизм сопоставления средней биржи требует для своей работы от 60 до 100 серверов.

Интерфейсную систему, к которой, собственно, обращаются трейдеры, образуют обычно от 500 до 1000 серверов. «Сам механизм сопоставления закрыт для трейдеров», — пояснил Ламетер. Вместо этого компьютер трейдера обращается к интерфейсному серверу, а тот проверяет сделку на предмет ее допустимости, после чего посылает инструкции по сделке на механизм сопоставления. По завершении обработки сделка направляет соответствующее сообщение трейдеру.

Многие биржи до сих пор используют преимущественно программное обеспечение собственной разработки, написанное на таких языках, как Java или C++. Впрочем, некоторые переходят на коммерческие продукты, по крайней мере для обработки отдельных задач, например организации обмена сообщениями. Чаще всего используются система компании TBCO и 29West компании Informatica. Целый ряд бирж опираются на новый, ориентированный на Linux стандарт обмена сообщениями Middleware Agnostic Messaging API (MAMA).

Ламетер отметил, что корпорация Microsoft еще не предпринимала массированной атаки на биржевой сектор. «Windows в основном переводят в разряд офисных систем», — сказал он. Время отклика Windows больше, чем Linux. Ламетер напомнил, что в 2009 году Лондонская фондовая биржа опробовала серверы Windows и отказалась от них.

В Microsoft не комментируют ситуацию с Лондонской фондовой биржей, хотя подчеркивают, что у корпорации множество клиентов в сфере финансовых услуг, например Thomson Reuters и банк KAS. Кроме того, в корпорации ссылаются на исследование рынка IDC, согласно которому Microsoft в 2010 году принадлежало 74,4% рынка серверов, тогда как Linux — 21,4%.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями