Шон Мэлоуни: На общем фоне неурядиц полупроводниковой индустрии, являющихся следствием нынешних глобальных проблем мировой экономики в целом, корпорация Intel выглядит, можно сказать, оазисом благополучия. В отличие от многих коллег по "кремниевому цеху", в Intel до сих пор не испытали внезапной потребности в коренной реструктуризации бизнеса, не стремятся избавиться от лишних производственных мощностей, не планируют (во всяком случае – пока) массовых кадровых чисток и даже вроде не сокращают бюджеты исследований и разработок. Бесспорные лидеры полупроводниковой индустрии (по данным IC Insights, в первом полугодии 2008 года объем продаж у Intel оказался почти в полтора раза выше, чем у ближайших конкурентов) и многолетние гегемоны микропроцессорного рынка в былые-то времена не уступали никому по части оптимизма корпоративных топ-менеджеров, а сейчас – тем более.

У корпоративных топ-менеджеров вообще работа такая – "зажигать". Чтобы не оставалось у партнеров по бизнесу и просто сторонних наблюдателей никаких сомнений в том, что дела идут хорошо, а будут идти еще лучше. Это – в благополучные времена. В нынешней обстановке неопределенности, когда общемировой кризис в чем-то уже сказывается на ИТ-индустрии, в чем-то начинает (или вот-вот начнет) сказываться и никто не знает, когда и чем он закончится, топ-менеджеры, как правило, склонны проявлять оптимизм умеренный – дескать, есть проблемы, наверняка будут еще, так бывает, кризисы периодически случаются, но рано или поздно все наладится. И опять-таки, в отличие от многих коллег, в случае с Intel нынешней осенью подобный осторожный оптимизм хотя бы не противоречит собственному опыту.

Обороты и прибыли Intel, судя по данным минувшего квартала, растут. Прогнозы аналитиков на текущий квартал также вполне благоприятны. Эксперты из Mercury Research и iSuppli, согласно их недавним отчетам, зафиксировали, что принадлежащая корпорации львиная доля микропроцессорного рынка в третьем квартале стала еще больше (к началу ноября к такому же выводу пришли и в IDC). Предстоящее пополнение продуктовых линеек Intel процессорами на основе новой микроархитектуры под кодовым названием Nehalem по традиции сопровождается всплеском радужных надежд в пресловутой "экосистеме Intel". А небезызвестный Нэйтан Бруквуд из Insight 64 заявил в конце октября, что на месте производителей ноутбуков он с нетерпением бы ждал дебюта мобильной платформы Calpella во второй половине 2009 года.

Оснований для оптимизма у Intel, как видим, предостаточно. Но по-другому, наверное, и быть не могло. Согласитесь, нелепо было бы ожидать, что при первых же признаках спада самая успешная компания в индустрии обнаружит в себе панические настроения и начнет сеять их среди бизнес-партнеров. Куда более вероятным представляется противоположный вариант, а именно – что кризисные явления в первую очередь бьют по менее успешным компаниям, в то время как лидеры рынка на первых порах получают возможность еще больше укрепить свои позиции. Это мы сейчас и наблюдаем.

Что будет дальше, предсказать непросто. В Intel, наверное, могли бы набросать пару-тройку (а то и поболее) возможных сценариев, но вряд ли будут обнародовать их публично. Слишком велик груз ответственности, причем даже не столько за корпорацию со штатом за 85 тыс. человек и с годовым оборотом под 40 млрд долл., сколько за пресловутую экосистему, масштабы которой едва ли поддаются исчислению. Две-три небрежно брошенные фразы, кто-то что-то не так понял – в условиях шторма все это может обернуться кризисом доверия. А это в свою очередь чревато катастрофическими последствиями для всей эскадры, а следовательно, и для флагманского судна. И пусть только кто посмеет упрекнуть топ-менеджера Intel в том, что в своих публичных выступлениях он не транслирует аудитории записи судового журнала крейсера "Санта-Клара", а лишь демонстрирует завидное знание аксиом из базового курса макроэкономики. Что спады неизбежны, что они являют собой механизмы рыночной самокоррекции, что потом они сменяются восстановительным ростом – да, большей части аудитории все это известно и без него. Но когда на одной чаше весов – информационный голод медиасообщества, а на другой – благополучие огромной экосистемы, да еще и в условиях надвигающегося кризиса, у топ-менеджера корпорации такого масштаба на самом деле нет выбора. Иначе его просто не поймут – ни на капитанском мостике того самого крейсера, ни на всех остальных кораблях эскадры.

О снижении капитальных затрат в полупроводниковой индустрии в последнее время говорят довольно много. Аналитикам Gartner за последние полгода дважды пришлось пересматривать свои более ранние прогнозы относительно скорости этого снижения – оба раза в сторону ее увеличения. Даже в тайваньской компании TSMC (фаундри номер один в мире и лидер рейтинга IC Insights по показателю прироста объемов продаж в первом полугодии 2008 года), традиционно не отличающейся особой словоохотливостью в отношении внутренней кухни, и то недавно признали факт сокращения капзатрат. Признают это и другие производители микросхем – но только не Intel. А история с приобретением корпорацией технологического оборудования иммерсионной литографии для производства микросхем с топологическим размером 32 нм (сначала у AMSL, затем у Nikon, а потом как будто опять у ASML) и вовсе в какой-то момент стала походить на детектив – по причине загадочности и противоречивости информации, обнародуемой в открытых источниках.

Зато старший вице-президент корпорации и генеральный менеджер подразделения Intel Digital Enterprise Group Пат Гелсингер в одном из своих недавних интервью дал понять, что в Intel очень рассчитывают на дальнейшее укрепление бизнес-связей с нефтегазовой аристократией, проявляющей, как он отметил, большой интерес к технологиям виртуализации. Примерно в том же духе высказался и заглянувший в российскую столицу в конце октября Шон Мэлоуни, занимающий в Intel должности исполнительного вице-президента и директора по маркетингу и продажам. Впрочем, по словам Мэлоуни, помимо топливно-энергетического комплекса, по части развития бизнеса серьезные надежды в корпорации связывают еще с одним сектором экономики – здравоохранением.

Логика в этом есть. История действительно знает примеры, когда масштабные социальные и экономические катаклизмы сопровождались прогрессом в области медицинских технологий. Но с другой стороны, в современном мире во многих странах здравоохранение очень сильно зависит от финансовых вливаний государства. И далеко не факт, что в условиях глобальной рецессии эти вливания сохранятся хотя бы на прежнем уровне. Поэтому ставка на нефтегазовые капиталы по состоянию на сегодняшний день, скажем так, выглядит более надежной. Единственное "но" заключается в том, что взоров и надежд, обращенных к ним, сейчас хватает и без Intel, не говоря уж о сопутствующей экосистеме. Хватит ли на всех энергокормильцев, это, как говорится, еще вопрос.

Проводя историческую параллель с экономическими кризисами XX века, Мэлоуни отметил роль государства в строительстве социальной и бизнес-инфраструктуры в эти периоды (в частности, прокладку автодорог). Ближайшие несколько лет, по его мнению, могут стать переломными в строительстве глобальной инфраструктуры высокоскоростных Internet-коммуникаций (одну из ключевых ролей при этом в Intel отводят технологии WiMAX) и преодолении так называемого "цифрового неравенства". Мэлоуни пообещал, что и Intel, со своей стороны, будет принимать в этих процессах активное участие.

Сомневаться в этом не приходится, тем более – оно уже и происходит. Взять к примеру те же самые нетбуки – в начале нынешнего года в Intel им предписывали торить путь к миллионам из развивающихся стран, покоряя сердца и рынки низкими ценами в сочетании с практичной функциональностью. В действительности все вышло несколько иначе – сегодня никого не удивляют нетбуки, стоящие под 1000 долл., а производители позиционируют их как модные аксессуары и объясняют рост цен тем, что рынок потребовал расширения функциональности и использования более качественных материалов. В Intel к этому относятся философски. "Я не думаю, что так будет долго продолжаться. Предложение на рынке нетбуков будет расти, и по мере этого роста цены будут падать", – заявил Мэлоуни.

По его словам, рано или поздно нетбуки вернутся в ценовой диапазон 200–250 долл., который изначально для них отводили в Intel и ASUSTeK. Кстати, в тайваньской компании недавно вновь подтвердили намерение выпустить-таки в следующем году новый нетбук начального уровня по цене около 200 долл., причем пообещал это лично президент ASUSTeK Джерри Шен. В каком-то смысле это можно рассматривать как подтверждение тезиса о возвращении нетбуков в первоначальное ценовое русло. Но подтверждение своеобразное – ведь речь пока идет лишь о "начальном уровне".

О цифровом неравенстве с высоких трибун говорится уже достаточно долго. И никакие кризисы пока что его преодолеть не помогли. И более благоприятные периоды для мировой экономики – тоже. Возможно, оттого что у активистов компьютерного ликбеза в странах третьего мира не было на руках такой технологии, как WiMAX?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями