Гульнара Хасьянова: «Разъяснительной работы не заменит никакое техническое средство»

     Решив защитить юных россиян от ненужного контента, в феврале отечественные операторы связи основали некоммерческое партнерство "Лига безопасного Интернета". О том, кто и как должен оберегать подрастающее поколение от нежелательной информации, мы побеседовали с Гульнарой Хасьяновой, генеральным директором компании "Скай Линк".

Кто в первую очередь должен заниматься вопросами безопасности детей в Интернете: родители, государство или общество?

     Технологии развиваются быстрее, чем законодательство. Поэтому, безусловно, о безопасности своих детей в первую очередь должны задуматься родители. Но cами родители, без усилий государства и всего общества, не в состоянии обезопасить Интернет.

Как вы оцениваете эффективность программ родительского контроля?

     Существуют различные способы организации родительского контроля. Вы можете сами присутствовать в Сети и отслеживать весь контент, который просматривает ребенок. Либо оператор может фильтровать контент техническими средствами, используя один из двух вариантов ограничений — черные или белые списки. Вариант с черными списками более простой для оператора связи. С другой стороны, эффективность его всегда будет под вопросом, потому что открыть сайт с определенным контентом или поменять адрес проще и быстрее, чем выявить его и внести в стоп-лист. Поэтому в "Скай Линк" для тарифа «Детский Интернет» мы предпочли использование белого списка. Вы можете включить его как опцию либо взять отдельный модем, персонально для ребенка. Тогда у ребенка появляется свой личный Интернет. Но при этом родители будут знать, что в этом Интернете доступен только белый список позитивных, полезных сайтов, которые способствуют развитию личности и образованию.

     Вопрос в том, кто формирует этот белый список. Экспертизу для нашего продукта делает Центр безопасного Интернета в России и РОЦИТ (Региональный общественный центр интернет-технологий). Сейчас в этом списке порядка 500 сайтов. Их количество постоянно увеличивается и ограничено сейчас только скоростью экспертизы, потому что при всем дефиците позитивного контента он есть, он развивается, и детским ресурсам важно попасть в белый список. Мы имеем техническую возможность и готовы со своей стороны поддержать любой официально рекомендованный список детских интернет-ресурсов, но официального белого списка просто нет на данный момент в стране. Обращения в госучреждения не встретили большого энтузиазма, и пока нас поддерживают только РОЦИТ и Центр безопасного Интернета в России. Конечно же, в принципе формирование и обновление национального белого списка —  государственная задача. Хотелось бы, чтобы кто-либо из федеральных институтов обратил на это внимание и подключил свои ресурсы для экспертизы, которая сейчас держится только на инициативе общественных организаций и энтузиастов.

В список не входят социальные сети. Насколько детям без них интересно?

     Действительно, социальные сети очень востребованы. По данным Фонда развития Интернета, больше 50% европейских школьников пользуются этими ресурсами. В России около 50% детей говорят, что знают об Интернете больше, чем их родители, и каждый третий подросток помогал родителям разобраться в соцсетях. Опросы показывают, что 86% родителей имеют учетные записи в той же сети, что и их дети, и в соответствии с форматом сети дружат с ними.  Это говорит о том, что родители ответственно относятся к ситуации, контролируют, с кем общаются их дети, и, скорее всего, обсуждают с ними эту тему, понимая, что здесь требуется большее чем технические средства защиты. Социальные сети в том виде, в котором они сегодня существуют, к сожалению, не могут попасть в белый список, потому что там очень сложно определить, насколько контент негативен или полезен. Поэтому в нашем списке вы найдете только детские сети "Бибигона" и "Твиди".

Ваш тариф "Детский Интернет" предназначен для двух возрастных групп: с 6 до 10 лет и с 10 до 14. Считаете ли вы, что после 14 лет можно давать доступ к любому контенту?

     Европейский опыт подсказывал нам именно такие возрастные категории. Повышать или понижать возрастной ценз - это вопрос не к оператору связи, а к педагогам. Если Минобрнауки России скажет, что возрастной ценз должен быть другой, и сформирует соответствующие списки, то мы в состоянии перенастроить фильтры и обеспечить к ним доступ в ином варианте. Но не спрашивайте нас, в каком возрасте можно допускать детей до Интернета.

Сегодня любой школьник может взять мобильник мамы или папы и заказать взрослый контент. Возможно ли в принципе ограничить мир взрослых и детей?

     Ограничить техническими средствами, наверное, не получится. Здесь такая же проблема, как с вилкой и ножом, - пользование ими ведь тоже небезопасно. Здесь очень важны, как и в любой другой ситуации, круг общения ребенка и доверительные отношения с родителями. Родители должны объяснять, что Интернет - это среда, в которой можно не только скачать игрушки и получить полезную информацию. Как мы учим детей, что не надо разговаривать с незнакомыми взрослыми на улице и переходить дорогу на красный свет, точно так же нужно знакомить ребенка с миром Интернета и объяснять, что в этом мире тоже есть определенные опасности. Доверительных отношений и разъяснительной работы не заменит никакое техническое средство.  В исследовании ЕС "Родители в вопросах интернет-безопасности" 58% родителей ответили, что их  дети знают, как поступить в случае, если ситуация, связанная с Интернетом, заставляет их чувствовать себя неловко. Около 12% (и  это еще очень мало) считают, что ребенку следует рассказать им о такой ситуации, 14% настаивают, что ребенок не должен встречаться с теми, с кем познакомился в Интернете. Результаты этих опросов показывают, что родителям есть над чем задуматься.

Сегодня Россия входит в тройку лидеров вместе с США и Таиландом по распространению детской порнографии в Интернете. Как такое могло произойти?

     Это как раз следствие высокого развития технологий и запаздывания развития общественных институтов. Мы поддерживаем любые инициативы, противодействующие распространению опасного контента. В частности, подписали Хартию по борьбе с детской порнографией, поддерживаем проекты, целью которых является обеспечение безопасности детей в Интернете и развитие позитивного контента. Количество операторов связи, которые хотят участвовать в этом движении, постоянно увеличивается, так как всех операторов связи этот вопрос живо интересует.

Каким будет ваш следующий шаг после подписания Хартии?

     Сейчас мы обмениваемся с операторами связи информацией о том, в каком виде можно организовать или ограничить доступ к тем или иным видам интернет-ресурсов. Рассказываем о том, как внедрили у себя контентную платформу и работаем с белыми списками. Вырабатываем общее понимание ограничений по черным спискам, обсуждаем и рассматриваем все доступные технические способы ограждения детей от опасного контента.

Кто, на ваш взгляд, должен нести ответственность за распространение нежелательного контента: интернет-провайдеры, владельцы файлообменных ресурсов, социальные сети?

     Ни один из перечисленных вами участников этого процесса не способен обеспечить безопасность в одиночку. Это совместная работа, в которой должны участвовать все заинтересованные стороны.

Готовы ли современные общественные институты к регулированию жизни в цифровой среде?

     На мой взгляд, понимание в обществе того, что этой проблемой нужно заниматься, достаточно высоко. Интернет развивается очень быстро, и хотелось бы, чтобы все общественные институты и те, кто связан с этими вопросами на законодательном уровне, быстрее принимали решения.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями