С первым пунктом спорить трудно. Отрасль, действительно, насквозь пропитана инновациями, хороших ИТ-специалистов не сыщешь днем с огнем, а значит, и сокращать-то особенно некого. Правда, люди, имеющие к ИТ-отрасли непосредственное отношение и знающие о сокращениях не понаслышке, могут иметь по сему поводу особое мнение. К тому же ИТ-отрасль работает не сама по себе, а на те финансовые учреждения, промышленные предприятия, сети розничной торговли и т.п., в которых ИТ-бюджеты урезаются нещадно. Но все это, конечно, — детали.

Второй тезис Сергея Иванова тоже не удивляет, особенно с учетом того, что он был озвучен на следующий день после выступления министра связи и массовых коммуникаций России Игоря Щеголева по поводу… возросших тарифов на сотовую связь. По словам министра, его ведомство не выявило нарушений при увеличении стоимости услуг мобильной связи. Речь идет о подорожании, прежде всего, услуг бизнес-класса, а в области «демократичных» тарифов тенденций к повышению нет. Видимо, как раз потому, что такие тенденции не обнаружились, спустя десять дней Щеголев предостерег телекоммуникационные компании от чрезмерного повышения расценок. Увеличение тарифов, заявил он в интервью «Ведомостям», может оказаться «неэффективной мерой, при реализации которой абоненты станут меньше говорить или перейдут к операторам, предлагающим более низкие цены».

Предупредили сотовиков крайне своевременно. А то, не ровен час, увлекшись повышением тарифов, они растеряют всех абонентов. Из-за кризиса наши соотечественники уже начали экономить на сотовой связи: в декабре 2008 года на это указали 20% респондентов, опрошенных «Комконом». Примерно тогда же показатель ARPU основных операторов упал на 13—14%.

Однако операторы рассуждают иначе, нежели высокие чиновники. Девальвация рубля уже вызвала скачок цен на услуги роуминга, ведь в контрактах с операторами других стран цены зафиксированы в долларах или евро. Динамика валютных курсов заставляет экспертов прогнозировать, что и внутри страны по итогам года тарифы на мобильную связь вырастут на 35—40%, а самые горячие головы упоминают аж о 90%.

Замечает это наше правительство или нет, но процесс пошел. 10 февраля «МегаФон» поднял стоимость междугородных звонков на номера своих абонентов в среднем на 25%. В конце февраля «ВымпелКом» увеличил цену на ту же услугу с 4,45 до 5,45 руб. для подавляющего большинства столичных абонентов, работающих по системе с предоплатой. Кроме того, компания объявила об изменениях в тарифных планах «Проще говоря, вам бонус», «Монстр общения», «Простые вещи» и др.; до 2,95 руб. выросла стоимость отправки SMS на номера абонентов «Билайна» в странах СНГ. В общей сложности изменения затронули 7% тарифных планов «Билайна». Несколько отстал от конкурентов МТС, повысивший внутрисетевые тарифы в марте.

Аналитики утверждают, что это — лишь первая волна повышения тарифов и что в апреле-мае стоимость услуг мобильной связи снова поползет вверх. Более того, повышение тарифов — лишь видимая часть айсберга. Сотовые операторы ввели в практику незаметное повышение стоимости услуги после первых нескольких месяцев ее льготного использования и стали брать с абонентов плату за сервисы, еще недавно предоставлявшиеся бесплатно. Другими словами, на фоне объявленного абонентами режима экономии операторы стремятся сохранить доходность любой ценой.

Несмотря на время от времени появляющиеся слухи о тайном сговоре операторов «большой тройки», отечественный сегмент мобильной связи остается весьма конкурентным. У чиновников периодически возникают поползновения вмешаться в ценообразование на этом рынке — по аналогии с утверждением стоимости товаров и услуг естественных монополий. Не следует ли воспринимать последние высказывания членов кабинета как своеобразный сигнал к тому, что ситуация с регулированием тарифов на мобильную связь может радикально измениться? Или это всего лишь очередная попытка выдать желаемое за действительное?

Павел Иванов, научный редактор, psi@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями