Намечающееся устранение монополизма дает веские основания полагать... что еще очень долго все будет оставаться по-старому.

Если в предыдущем абзаце кто-то обнаружит явное противоречие — неудивительно. Удивительно, если прогноз окажется неверным. Поскольку сейчас ситуация выглядит так, будто Россия намеренно решила следовать самым неудачным из зарубежных сценариев либерализации телекоммуникационной отрасли.

Как известно, в прошлом году состоялась специальная коллегия Министерства связи и информатизации РФ по демонополизации междугородной и международной связи. Речь на ней шла о возможности выдачи второй лицензии национального оператора дальней связи. Имелся в ту пору и претендент на эту роль — ЗАО «Компания Транстелеком», учрежденное Министерством путей сообщения. 2 сентября 1999 г. МПС официально обратилось в тогдашний Гостелеком на предмет выдачи «Транстелекому» упомянутой лицензии.

Прошло каких-нибудь полгода, и появились верные признаки того, что сентябрьская инициатива МПС не осталась незамеченной. На мартовской пресс-конференции (см. «Сети», 2000, № 4, с. 9) министр связи и информатизации РФ Леонид Рейман сообщил о готовящемся решении по этому вопросу. В частности, на апрель была запланирована разработка критериев для выдачи второй лицензии. Возможно, что вскоре после этого услуги транзитной международной связи для ТфОП станет предоставлять уже не только «Ростелеком».

Казалось бы, радоваться надо, что вопрос о дерегулировании рынка дальней связи, который несколько лет назад был успешно решен в экономически развитых странах, сдвинулся с мертвой точки и в России. Настораживают, правда, заявления, сделанные в этой связи руководителями Минсвязи.

Теоретически на звание второго национального оператора дальней связи имеют основания претендовать несколько компаний. Кроме «Транстелекома» можно назвать холдинг «Энифком», учрежденный РАО «ЕЭС» и компанией «РОСНЕТ», фирму «Газком», созданную «Газпромом», наконец, фирму «Уголь-Телеком», выросшую из отечественной угольной промышленности. В силу достаточно очевидных причин альтернативные негосударственные операторы в этом списке отсутствуют.

Если же перевести разговор в практическую плоскость, то довольно быстро выяснится, что позиции представителей естественных монополий тоже неравнозначны. Все они активно занимаются строительством собственных магистральных сетей, используя инфраструктуру, которая обслуживает профильное направление соответствующей отрасли. На сегодняшний день в этом строительстве ЗАО «Компания Транстелеком» продвинулось дальше своих потенциальных соперников: согласно имеющимся планам, уже в следующем году указанная организация будет располагать волоконно-оптической сетью с общей длиной линий 35 тыс. км; сеть эта протянется по всей стране с запада на восток и — в европейской части — с севера на юг (охватив 56 из 89 субъектов Российской Федерации), а также получит выход за рубеж.

По всей вероятности, стремительное развитие «Транстелекома» заставляет руководство Минсвязи рассматривать именно данную компанию в качестве основного конкурента ОАО «Ростелеком». Однако комментарии г-на Реймана на сей счет выглядят прелюбопытно. По словам главы отечественной телекоммуникационной отрасли, второй системы дальней связи в России пока нет, а сеть «Транстелекома» скорее представляет собой систему кабелей, а не первичную сеть. К числу ее недостатков отнесены неполный охват России и малое количество центров коммутации, позволяющих направлять трафик в обход отказавших участков. Отсюда вывод: вопрос о демонополизации будет решаться постепенно.

Аргументация, как видим, железная. Интересно, если авиакомпания совершает вылеты только в 56 из 89 субъектов Российской Федерации, ей тоже не выдают лицензию до тех пор, пока она не обеспечит полного охвата страны? А если парк самолетов у нее невелик, это тоже непреодолимое препятствие? Сравнение с рынком авиаперевозок некорректно в том единственном смысле, что для последнего более чем важен такой фактор, как безопасность пассажиров. В телекоммуникационной отрасли, насколько известно автору, с этим попроще...

Как и в случае авиакомпаний, выбирать должен потребитель. Если выяснится, что качество услуг дальней связи, предоставляемых «Транстелекомом», как говорится, оставляет желать лучшего, этой фирме поневоле придется распрощаться с планами резкого расширения клиентской базы. Правда, случись наоборот, «Ростелеком» вынужден будет, что называется, подвинуться...

Тут-то мы и подошли к самому главному. Если в 1998 г. «Ростелеком» контролировал до 95% трафика дальней связи, то в прошлом году, по оценкам компании J?son & Partners, уже 85—90%, а в денежном выражении и того меньше — около 75% рынка. Стоит только вспомнить, что на дальнюю связь сегодня приходится до 40% всего объема отечественного рынка телекоммуникационных услуг, как сразу станет понятно, какую угрозу таит для компании «Ростелеком» наступление альтернативных операторов, какова цена каждого потерянного ею процента. Появление второго национального оператора, например, в лице компании, активно лоббируемой руководством МПС, вряд ли улучшит показатели «Ростелекома».

Вот наш министр и предлагает, для пущей убедительности ссылаясь на международный опыт, вводить конкуренцию в сфере услуг дальней связи только после того, как будет заранее определено, кому какая доля рыночного пирога (читай: междугородного и международного трафика) достанется. В качестве возможного и, нельзя не признать, весьма радикального варианта на первый год была названа пропорция 80:20, на второй — 70:30. Другими словами, конкурирующих операторов может быть два, главное — руководить ими из одного министерства. С сожалением приходится признать, что со своим прошлогодним прогнозом относительно возможных изменений на отечественном рынке услуг дальней связи (см. «Сети», 1999, № 8-9, с. 112) мы словно в воду смотрели.

Остается добавить, что и в «Ростелекоме», и в «Транстелекоме» контрольные пакеты акций принадлежат государству. Апрельские искрения между РАО «ЕЭС» и «Газпромом» наглядно показали (тем, кто до этого не знал): государство само с собой договориться не может. Представляете, какой разгорелся бы сыр-бор, вздумай на лицензию второго оператора дальней связи претендовать независимая компания?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями