Сеть Центрального Банка РФ (ЦБ РФ) «Банкир» — самая крупная в России спутниковая система связи (ССС), построенная на базе VSAT-технологии. Как и многие большие проекты, она имеет собственную историю создания, отдельные этапы которой вполне могли бы послужить сюжетами для романа на производственную тему с прологом (осознание невоможности использования наземных каналов связи), интригой вокруг запуска спутника «Купон» или получения разрешений на ввоз и строительство VSAT-станций, развязкой конфликтов (начало развертывания сети) и счастливым концом, когда все герои радостно обсуждают результаты опытной эксплуатации и планируют обеспечить сотрудников районных РКЦ доступом в Internet.

Однако информация, попадающая «из защищенной сети «Банкир» во внешний мир» всегда была чрезвычайно скупа, в силу предназначения данной системы связи и общей несклонности ЦБ РФ к общению со средствами массовой информации. Тем не менее, когда редакция обратилась к заместителю главы Банка России Михаилу Сенаторову — «руководящей и направляющей силе» на тернистом пути строительства этой сети, он охотно согласился ответить на вопросы обозревателя «Сетей» Галины Большовой, касающиеся не столько и не только собственно сети «Банкир», но и общих проблем спутниковой связи в России.

С.: В последнее время некоторые руководители предприятий, имеющих отношение к производству и запуску спутников, выдвигают тезис об ограниченной востребованности спутниковых ресурсов на российском рынке. Насколько лично вы, как руководитель и главный идеолог проекта создания и эксплуатации крупнейшей в нашей стране ССС, разделяете это мнение и что лежит в основе данного тезиса?

М. С.: Вопрос востребованности упирается в чрезвычайно сложную задачу оценки количества спутников (или транспондеров), необходимых стране. И однозначного ответа здесь, как мне кажется, не существует. Нельзя сказать, что в 2005 г. транспондеров должно быть (как подсчитано Министерством связи) именно 224. Спутниковые транспондеры неразрывно связаны с наземной составляющей спутниковой связи, и поэтому если у вас нет станций спутниковой связи — транспондеры вам тоже не нужны.

Чаще всего при официальных оценках речь идет о мощностях, необходимых, чтобы загрузить сети связи и наземные станции, существующие «со времен оных» или развернутые в течение последних нескольких лет. Сравнение количества сетей и числа установленных в них станций для существующих (таких, как «Орбита» и аналогичные системы связи, которые развивались еще во времена Советского Союза) и современных сетей, создаваемых на основе VSAT-технологии (это в первую очередь корпоративные сети Банка России, Газпрома, предприятий нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей отрасли), пока еще дает перевес в пользу прежних сетей. Порядок цифр, характеризующих число станций для первых систем связи — тысячи, а для вторых — сотни. Поэтому сегодня при определении потребляемой спутниковой емкости в первую очередь учитываются именно те, «советские» сети. Хотя в такой огромной стране, как Россия, чтобы обеспечить телекоммуникационными услугами все население, необходимо построить еще очень много станций спутниковой связи.

В то же время Минсвязи, «Ростелеком» и другие операторы связи занимаются прежде всего строительством магистральных каналов для крупных промышленных городов. Если воспользоваться официальными данными, то, например, среднее по стране количество телефонов составляет двадцать один на сто «душ населения», причем рост удовлетворенности этой потребности в городах измеряется в десятках процентов, а в регионах не превышает долей процента, что вполне однозначно указывает, где в действительности развиваются средства связи. Причина такого перекоса — необходимость огромных капиталовложений в инфраструктуру на «периферии». Выход — строительство сельских VSAT-сетей связи, так как крупные земные станции (ЗС) тоже требуют немалых затрат, а VSAT-терминалы обходятся намного дешевле. Хотя, если не строить ни того ни другого, то зачем нужны транспондеры?

Второй крупный потребитель спутниковых емкостей — непосредственное телевещание, главный «двигатель» которого — холдинг «НТВ-Плюс». К сожалению, это направление тоже, как всем понятно, будет пока наиболее востребовано в экономически благополучных регионах (Москва, Санкт-Петербург и другие крупные города).

Поэтому ваш вопрос применительно к России правильнее трансформировать в другой: какие дешевые наземные средства мы можем предложить, чтобы развить спутниковую составляющую связи и «обеспечить охват населения» телекоммуникационными услугами не только в крупных городах, но и в сельских и труднодоступных районах? Если таковых не найдется, то и транспондеры останутся невостребованными.

Задача внедрения недорогих станций спутниковой связи (а сегодня это только VSAT-терминалы) чрезвычайно актуальна для нашей страны. К сожалению, в России для сетей на базе VSAT действует запретительная процедура установки этих ЗС. Возьмите США, где насыщенность сетями связи самая высокая, — так вот там самый большой парк VSAT-терминалов и наиболее высокие темпы роста их числа. У них не возникает проблем при установке, согласованиях с другими сетями связи (например, радиорелейными), с санэпиднадзором, ведомствами госархитектуры и т. п. Во всех развитых странах мира процедура установки заявительная, а у нас — разрешительная.

Для VSAT-сетей не выделены фиксированные частоты, не прописаны регламенты установки ЗС и т. п. Что же касается затрат, то потребуется заплатить не только налоги на импорт оборудования, но и предусмотреть расходы на оформление проектов, согласование частотных присвоений, расчеты и испытания на электромагнитную совместимость, разрешения от санэпидемстанций на местах и т. д. и т. п.

ЦБ обладает огромным опытом, накопленным при оформлении и установке более 600 станций, и процедура получения комплекта разрешительных документов отработана до автоматизма. Тем не менее наши временные затраты на получение такого комплекта на единичную станцию составляют не менее полугода, а денежные достигают 10 тыс. долл. И что самое оригинальное в российских правилах — стоимость комплекта не зависит от величины ЗС и одинакова как для крупных, цена которых десятки тысяч долларов, так и для недорогих VSAT-терминалов. Например, самая простая и дешевая станция фирмы Gilat для проверки банковских карточек стоит 3—4 тыс. долл. А за разрешение на ее установку нужно отдать 10 тыс. Согласитесь, соотношение цифр впечатляет. Такие станции используются обычно на автодорогах и устанавливаются на автозаправках или в кафе, чтобы путешествующие не возили с собой наличные и могли расплачиваться с помощью платежных карт. Но если «накладные» расходы, не считая затрат на установку, вдвое больше стоимости самой станции, то вряд ли найдется желающий принести в нашу страну такой цивилизованный сервис.

Поэтому я считаю, что пока сама процедура не станет заявительной, а стоимость полного комплекта документации — не более 1,5—2 тыс. долл., VSAT-сети в России нормально развиваться не будут, а значит, и не будет нужды в спутниковых транспондерах.

Конечно, отдельные корпоративные сети есть и сегодня. Безусловно, по причине почти полного отсутствия связи «на просторах Родины» они будут строиться. Но единичные ССС, даже с сотнями ЗС, не станут главными потребителями емкостей КА, а о массовом развитии спутниковых сетей при существующей процедуре оформления VSAT-станций можно даже не мечтать.

Правительство РФ должно принять особое решение об изменении процедуры регистрации, поскольку рабочий Ku-диапазон для VSAT «исторически» принадлежит военной связи и любые новые частотные выделения или переназначения частот не только должны быть согласованы на многочисленных управленческих уровнях, но и потребуют значительных бюджетных затрат на техническое переоснащение. Готовить же такое решение необходимо с учетом интересов операторов VSAT-сетей и компаний, занимающихся их развертыванием. Сегодня в России есть общественная структура, способная на такой «подвиг» — VSAT-форум пользователей этих сетей. Его деятельность уже принесла некоторые плоды. Однако замечу, что ЦБ РФ, как владелец сети «Банкир», сознательно не вошел в число его членов. Мы постоянно взаимодействуем с этой организацией и готовы поддержать любые разумные предложения, особенно в части упрощения процедуры регистрации.

С.: Но ведь ваша сеть по количеству ЗС больше, чем все другие, вместе взятые. Чем можно объяснить «сознательный» отказ от членства в такой, по вашему мнению, полезной организации?

М. С.: Наша сеть действительно больше других, да и ЦБ РФ обладает определенным «весом». Тем не менее мы считаем, что, вступив во VSAT-форум, будем вынуждены выполнять роль локомотива и велика вероятность, что эффект от воздействия других владельцев более мелких частных сетей «в святой борьбе за упрощение процедуры регистрации» окажется ниже, чем когда усилия прилагаются каждой стороной самостоятельно.

С.: Не кажется ли вам, что тезис о невостребованности связан еще и с тем, что наши КА не слишком современны?

М. С.: Да, это справедливо, если говорить о старых «Горизонтах» и «Экспрессах». Те, которые запускаются сейчас, «вполне хорошие» и устойчиво «стоят» на орбите. Не могу не подчеркнуть, что недостатки наших спутников имели под собой экономическую основу: при социализме было нарушено реальное ценовое соотношение между самим спутником и его запуском. Запуск стоил мало. Когда в начале 90-х ЦБ РФ начал разработки сети «Банкир» и КА «Купон» и проанализировал закладываемые в проект определенные экономические показатели, то оказалось, что стоимость спутника в три раза выше стоимости запуска. Спутник стоил 10 млн долл., а запуск — 2—3 млн. Таковы были государственные расценки.

А в середине 90-х все изменилось, и сейчас стоимость КА примерно втрое меньше затрат, необходимых для его запуска; цена спутника на земле составляет около 30—35 млн, услуги по запуску (включая стоимость ракеты-носителя) — более 70 млн долл., плюс страховка — 20% от суммы. Теперь сравним стоимости аппарата на земле и в космосе: они различаются в три раза. Результат не замедлил сказаться. Значимость характеристик спутника и требования к нему стали несколько иными, в частности, повысилась актуальность такого параметра, как срок активного существования КА на орбите.

Для малых ЗС особенно существенна точность удержания спутника. Для больших станций связи это не столь актуально, так как они всегда оснащены антенными постами с системами слежения за спутником. Не скрою, первым требованием, которое мы выдвинули перед НПО «Прикладная механика», была необходимость точного удержания КА по трем осям. Но тогда, в начале 90-х, нам просто отказали в изготовлении такого аппарата, поскольку все советские предприятия были обеспечены государственными заказами с более простыми требованиями.

Сейчас положение в корне изменилось и это привело к появлению хороших спутников, таких как «Ямал» и «Экспресс-А». Даже наш «Купон» был вполне современным аппаратом.

С.: Кстати, о «Купоне». Какова судьба этого спутника?

М. С.: Мы закрыли эту программу после отказа спутника на орбите. По сути «Купон» — «сборный» спутник, в котором объединялись несколько старых решений НПО им. Лавочкина для других космических аппаратов, конечно, с определенными доработками в соответствии с требованиями проекта сети «Банкир». Данный подход позволил за три года создать нужный спутник, запуск которого планировался не позднее 1994 г., но был осуществлен только в 1997 г. Конечно, характеристики такого КА не в полной мере отвечали современным потребностям связи (в частности, он имел небольшой срок активного существования). Но если бы первый аппарат остался на орбите, то можно было бы расширять его емкости за счет второго. Сегодня же переделывать оставшийся «Купон» экономически нецелесообразно, гораздо дешевле создать новый спутник с нужными параметрами.

Тем не менее, поскольку после демонтажа осталось немало ценных элементов, в которых реализованы интересные подсистемы, на их базе планируется создавать так называемые малые спутники.

С.: Новая космическая программа запуска малых спутников появилась в связи с необходимостью удержать под юрисдикцией России выделенные МСЭ позиции и частоты, и она упоминалась на коллегии Минсвязи. Как я понимаю, ЦБ РФ тоже будет в ней участвовать?

М. С.: Интерес к таким КА — так называемым кластерным спутникам — чрезвычайно высок. Во-первых, их вывод на орбиту обходится намного дешевле, чем крупных, типа «Экспресс». С точки зрения финансирования это прежде всего означает уменьшение риска и, поскольку все проекты вывода спутников на орбиту заемные, то при меньшем риске легче найти нужную сумму, что особенно важно для стран со слабой экономикой. Кроме того, восполнять количество спутников на орбите можно в зависимости от потребности в ресурсах.

Сегодня запуск тяжелого КА должен быть обоснован маркетинговым планом по использованию его ретрансляторов. С первого дня «заполнить» спутник потребителями не удается никогда, так как найти покупателя больших емкостей на длительный срок не так-то просто. Как правило, на продажу всех транспондеров уходит половина срока активного существования КА.

Гораздо легче продать 8—10 транспондеров на малом спутнике и затем пополнять необходимую емкость по мере появления клиентов, наращивая кластер в одной точке стояния. В этом случае финансовый риск по возврату капиталов существенно ниже, чем для тяжелого КА.

В таких кластерных спутниках заинтересованы многие международные операторы спутниковой связи, в частности в США и Западной Европе, но они будут использовать при этом достаточно дорогие коммерческие носители. В России мы имеем уникальную возможность запустить свои КА с помощью конверсионных ракет, предназначенных к списанию в рамках договора по сокращению ядерных вооружений. (Новая программа предусматривает, что «списание» этих ракет будет происходить при выводе ими на орбиту полезной нагрузки в виде малого КА.) Поэтому запуск таких российских спутников будет стоить существенно дешевле. Сейчас разработками по данной программе активно занимаются многие компании и предприятия космической отрасли, а в первых рядах — ГКНПЦ им. Хруничева, НПО «Прикладная механика», НПО «Машиностроение» и НПО им. Лавочкина.

Другой аспект этой программы — занятие орбитальных позиций, выделенных ранее МСЭ для России. Позиции — это капитал, который не возобновляется. Потеряв их, Россия лишится возможности вывода на орбиту собственных КА, когда (и если) они появятся. Мы будем вынуждены работать на спутниках других компаний или выкупать нужные позиции за огромные деньги.

Пока наша страна обладает правами на немалое количество точек стояния. Например, ЦБ владел восьмью позициями, правда, от двух мы отказались, передав их в распоряжение соответствующих государственных структур, но шесть оставшихся принадлежат ЦБ РФ.

Давайте посмотрим на Дальний Восток, Камчатку, Сахалин, Чукотку. Там совсем мало спутниковых транспондеров, да и те предназначены лишь для каналов государственной связи. Степень изоляции этих регионов очень высока, и телевидение — это мост на «материк». Компания «Медиа-Мост» могла бы предложить в этих «медвежьих углах» услуги непосредственного спутникового вещания, но плотность населения в них небольшая и использовать для этого полномасштабные спутники экономически невыгодно. Другое дело малый КА с шестью ретрансляторами. Найти нужное количество пользователей для емкости в шесть стволов — задача вполне реальная, при том что системы индивидуального приема становятся все дешевле да и население все больше интересуется не только связью, но и Internet.

Поэтому я и считаю, что монстры типа «Экспресс-К» вряд ли будут широко востребованы в России.

С.: Известно, что в настоящее время ЦБ РФ арендует емкости у Intelsat. Не могли бы вы пояснить причину?

М. С.: Да, это так, но после отказа «Купона» иного выхода у нас не было. К тому времени часть сети уже эксплуатировалась и нужно было обеспечить ее дальнейшую жизнь, а российские спутники с нормально работающими ретрансляторами Ku-диапазона отсутствовали.

Однако использование Intelsat 704 вызывает у нас определенное беспокойство, поскольку управление этим КА нами не контролируется, а национальный банк России должен всегда гарантировать безотказное функционирование платежной системы. К сожалению, российских спутников, через которые мы могли бы организовать надежную работу своей сети, я пока не вижу.

С.: Что вы имеете против «Экспресс-6А»?

М. С.: Ничего, кроме того, что он запущен только 12 марта сего года и еще перемещается к окончательной точке стояния — 800 в. д. Вот когда начнется его нормальная работа, тогда и будем рассматривать возможности использования.

Но при этом мы будем вынуждены учитывать одно немаловажное обстоятельство: что произойдет с сетью при отказе транспондеров.

В контракте с Intelsat этот аспект отражен условием, по которому в случае выхода из строя Intelsat 704 компания обязуется в течение нескольких дней перевести в данную позицию резервный КА и восстановить работоспособность используемых емкостей. Теперь предположим, что мы перевели всю сеть на «Экспресс-А». При существующих 600 станциях (а скоро их будет 1200) на это нужно не менее года. Что произойдет с сетью, если спутник выйдет из строя через некоторое время, вполне понятно. Однако никто не обещает нам восстановить работоспособность за счет резервного КА. В качестве «запасного» рассматривается вариант перехода на свободные емкости КА в другой точке стояния. А значит, нам придется в течение последующего года опять перенацеливать антенны своей сети на другой спутник и переоформлять разрешения на работу сети. И на весь этот период платежная система страны окажется выведенной из строя. Поэтому-то ЦБ РФ и не торопится отказываться от аренды и использовать только отечественные спутниковые ресурсы.

С.: Вы упомянули, что применяете в своей сети терминалы фирмы NEC. Но, например, у Scientific Atlanta есть и более дешевые VSAT-станции. Какие критерии использует ЦБ при выборе VSAT-терминалов для сети «Банкир»?

М. С.: Есть два основных показателя: характеристики ЗС и общая экономическая эффективность системы. Дело в том, что для любой сети, построенной из VSAT-станций, стоимость единичного терминала не является определяющей, так как эта сеть предполагает наличие одной большой центральной ЗС, которая и вносит основную долю затрат. Если на ЦЗС приходится примерно одна треть стоимости всей сети, то соотношение между стоимостью центральной и абонентских станций сети уравновешено при количестве абонентских терминалов около 350. Таковы наши оценки. Следовательно, по этому критерию данная ЗС нам подходит. Что же касается характеристик, то компания NEC — один из основоположников VSAT-технологии и ее оборудование всегда отличалось качеством связи и интересными техническими решениями.

С.: Но в сети «Банкир» используется сейчас и российская ЗС «Стела». Как вы оцениваете перспективы ее применения?

М. С.: Мы, вообще говоря, считаем ее своей собственной станцией. В сети «Банкир» их уже более сотни. Однако мы продолжаем ее дорабатывать и не только в части оснащения новыми качествами (например, вскоре она будет поддерживать протоколы пакетной передачи), но и с целью уменьшения ее стоимости. Конечно, не всем и далеко не всегда нужны протоколы типа SkyNet. Но если сегодня не закладывать в оборудование функции, обеспечивающие новые перспективные услуги, то деньги на создание данного оборудования по сути выбрасываются на ветер. Мы, например, намерены сознательно оснащать терминалы для передачи телефонии поддержкой SkyNet. Тогда их пользователи будут иметь потенциальную возможность доступа в Internet. Говоря о станции «Стела», хотел бы заметить, что имеется множество ее модификаций для самых разных приложений — от верификации платежных карточек и телефонного доступа до полномасштабных сетевых станций, объединяющих распределенные локальные компьютерные сети.

Более того, могу сообщить, что ЗС сети, принадлежащие главным управлениям, предоставляют доступ в Internet для банковских служащих. В перспективе эта услуга будет доступна и на малых абонентских станциях. Internet — это окно в мир для жителей районного центра где-нибудь в Красноярском крае, и мы хотим, чтобы хотя бы для наших служащих это окно было открыто.

А теперь мне бы хотелось вернуться к вашему первому вопросу. Я считаю, что самый реальный путь оснащения огромной территории страны связью — развертывание VSAT-сетей. И если в регионах будет налажена хоть какая-то связь — начнется рост востребованности полосы пропускания, а значит, и транспондеров. Наш опыт эксплуатации «Банкира» — тому свидетельство. Поэтому существующие порядки установки и запуска в работу VSAT-станций необходимо пересматривать. Кстати, современные VSAT-терминалы российского производства (например, «Стела») не уступают зарубежным по характеристикам и при этом намного дешевле. И если стоимость комплекта разрешительных документов будет снижена до разумных пределов, то VSAT-сети обеспечат не только телефонизацию, но и «интернетизацию» всей страны.

Редакция благодарит Михаила Юрьевича за интересную беседу и откровенные ответы на наши вопросы.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями