Игорь БаклановТрадиции весеннего обновления (и обострения) требуют найти самую «горячую» тему для анализа. И как тут не вспомнить про цензуру в Интернете. После принятия 28 июля 2012 года Федерального закона № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», о цензуре в Интернете не писал только ленивый. Появление в законе черного списка доменных имен произвело впечатление не только на анархистов из Интернета, но и на консервативные круги инженеров. Прошло более полугода, первые волны либеральных манифестов («Вот-вот, сейчас начнут давить оппозицию!») ушли, настала пора обсудить проблему трезво.

Любое суждение, касающееся детей и будущего, является личностным. Поэтому сразу скажу — я считаю данный закон совершенно правильным. Более того, я спросил всех друзей своего круга — и не услышал в ответ ни одного высказывания против закона. И тот протестный шум, который он вызвал в Интернете, связан только с одним глубоким явлением — явлением охлократии. Вот с ним и нужно разобраться.

Начнем с определений. В греческом языке понятие народ разделялось на две части: демос и охлос. Демос — это часть народа, отвечающая за свои действия и заинтересованная в благосостоянии государства. В Греции это были мужчины, имеющие собственность и являющиеся гражданами страны. Справедливо считалось, что эта группа своими жизненными успехами подтвердила свою адекватность и заинтересована в процветании своей страны. Бездельники, сумасшедшие, люмпены, гастарбайтеры и просто чужаки из сообщества принимающих решение и имеющих право голоса исключались и назывались «охлос». Так вот, демократия в таком случае — это не просто народовластие, это власть адекватных людей. В противовес ей греки говорили о «власти толпы», или «охлократии», и щедро издевались над такой формой организации в комедиях, баснях и прочих текстах.

Современный Интернет — это царство охлократии. Человек, обремененный семьей, бизнесом, заботами и новыми проектами, как правило, не имеет времени даже для чтения того вала информации, который пишется в социальных сетях и блогах. Бездельники, моральные уроды и просто чужакивредители имеют на это время и силы — и щедро комментируют свою позицию. Поэтому высказывания в Интернете по разным вопросам — не более чем выступления современных охлократов. Впервые после социальных революций XVII–XX веков охлократы получили трибуну для того, чтобы высказать свою незрелую позицию и с наслаждением пользуются этой возможностью. Большей частью по своей глубине комментарии этого слоя информационного общества не выходят за культурный уровень Шарикова, но их очень, очень много.

Следует отметить, что попытки нашего государства (впрочем, вслед за всем остальным миром) создать «Электронную демократию» привели к «Электронной охлократии», ибо в Интернете каждый имеет право голоса — это и есть охлократия. И навести здесь порядок — задача не из легких и повод для многих раздумий.

Но вернемся к закону № 139-ФЗ. Государство впервые за многие годы заявило, что оно считает призывы в Интернете к суициду, педофилии и употреблению наркотиков не просто вредным явлением, но явлением, губительным для народа, и будет с ним бороться. И пусть сейчас у инженеров болит голова, как же исполнить закон о перекрытии наиболее грязных информационных ресурсов, — главное, что начало положено. «Вор должен сидеть в тюрьме», — говорил известный герой фильма. Добавим — и педофил тоже! «Электронный педофил» едва ли сядет, нет на то проработанной процедуры, но главное — ему придется скрываться, мышковать, прятать свои ресурсы, мигрировать с адреса на адрес. Ведь вопрос не в том, чтобы устранить порнографию (этого за тысячелетия не удалось сделать), но хотя бы убрать ее с центральных улиц городов. И апелляции охлократов к технике Интернета, равно как и общечеловеческим порокам (это было и это всегда будет!), — всего лишь проявление незрелой позиции. Грех нельзя полностью исключить из жизни, но можно хотя бы не признавать его нормой жизни. И всякий разумный гражданин своей страны, голосующий за ее будущее, должен бороться против скотства, тем более его пропаганды.

На закате своей жизни пионер космонавтики Б. Раушенбах, наблюдая перестроечный процесс, сказал, что самое страшное — это когда главными мыслями народа становится с кем и как переспать. От Римской империи до империи Габсбургов в XX веке именно это становилось причиной гибели больших государств. Охлосу не нужен космос, не нужна наука, культура тоже не нужна — только хлеб и зрелища. Не в наших силах заставить его изменить позицию, но хотя бы убрать из зрелищ мерзость. Ради детей и будущего.

Приняв закон № 139-ФЗ, наша страна создала условия для информационной войны на фронте спасения культуры. Любая война требует оружия. Я воспользуюсь этой трибуной и скажу: я и мои коллеги готовы такое оружие создать, и в этом состоит наша гражданская позиция.

Чтобы совсем не оскотиниться…

Игорь Бакланов — генеральный директор PR Group.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF