Дмитрий ГаньжаБ, И, К сидели на трубе. Не догадываетесь, что пропало? Правильно, пропала Р (хотя, конечно, в загадке ошибка — на трубе как раз сидит Р). Как бы то ни было, в свежем отчете Analysis Mason «Глобальный телекоммуникационный рынок: тенденции и прогнозы 2013–2017» главные возможности роста рынка телекоммуникационных услуг связываются с тремя странами БРИК: как в нем указывается, в последующие пять лет 60% прироста рынка будет достигнуто благодаря усилиям трех стран — Китая, Индии и Бразилии. О России в этом документе ни слова. Но не будем о грустном.

В том же отчете главным фактором роста называются мобильные данные, хотя голосовые услуги еще долго будут оставаться основным источником дохода (так, по оценкам Analysis Mason, в 2017 году мобильные голосовые услуги будут приносить 45% всего дохода отрасли). Между тем сети мобильной связи четвертого поколения — это прежде всего сети передачи данных. До сих пор передача голоса по ним носит экспериментальный характер, как будто мы живем во времена Белла. Так, в Северной Америке только один оператор — MetroPCS — предлагает передачу голоса по LTE, при этом абонентам доступно всего два вида телефонных трубок.

И хотя абонентов у сетей LTE пока не так много — всего 68 млн (по данным GSA на конец 2012 года), темпы роста числа таких сетей — а их по всему миру уже 163 — свидетельствуют, что переломный момент в распространении этой технологии если еще не наступил, то уже не за горами. И тогда объемы передаваемого трафика возрастут скачкообразно. Один из способов разгрузки сети состоит в переключении абонентов на WiFi, когда это возможно. Однако для его реализации необходимо обеспечить автоматическую аутентификацию и роуминг пользователей — как в сотовых сетях. Соответствующие стандарты сейчас разрабатываются консорциумом 3GPP (см. подробнее статью Александра Фелижанко «Интеграция WiFi с сетями мобильной связи»).

Однако до полного покрытия территории России сетями LTE еще очень далеко. Между тем проводные линии тоже доступны далеко не везде. И в этих условиях спутниковая связь иногда остается единственным возможным видом коммуникации. При этом «спутниковые каналы можно использовать для организации любых современных сервисов связи — передачи данных, телефонии, доступа в Интернет, видео-конференцсвязи и видеонаблюдения...» (см. статью Светланы Шабалиной «Возможности космических масштабов»). При огромной потребности в каналах связи остается только удивляться, что, как отмечается в статье, в нашей стране активно используется всего только 30–40 тыс. станций VSAT — столько, сколько в США устанавливается за месяц!

Вряд ли здесь дело в низкой пропускной способности спутниковых каналов (типичная скорость составляет всего несколько сот килобит в секунду) — лучше такая, чем никакой. Определенные надежды на снижение цен связываются с вхождением России в ВТО. Что касается скорости, то оптимизировать загрузку канала позволяет применение ускорителей глобальных сетей (см. интервью Леонида Денисова, регионального менеджера Riverbed Technology в России и СНГ). Впрочем, данные решения позволяют повысить эффективность использования любых каналов (см. также статью Мартина Вальцера «Шаг за шагом к быстрым сетям WAN»).

Где бы еще взять оптимизатор для экономики.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF