Имея собственные программные решения виртуализации на платформах Power и System z, IBM делает ставку на обеспечение системного управления для любых типов гипервизоров. Более того, при интеграции System Director с Tivoli возможности системного управления охватывают виртуальную и физическую инфраструктуры, включая не только серверы, но и системы хранения, сетевое оборудование, средства безопасности, энергопотребление и т. д., и распространяются на бизнес-процессы, что нацелено на обеспечение интегрированного управления сервисами (Integrated Services Management, ISM). О причинах создания System Software, возможностях продуктов System Director и Tivoli и задачах подразделения в России рассказывает Инна Кузнецова, вице-президент по маркетингу и продажам IBM System Software.

Журнал сетевых решений/LAN: Какие рыночные и технологические причины побудили выделить системное программное обеспечение в отдельное подразделение?

Инна Кузнецова: Прежде всего — распространение виртуализации на рынке архитектуры x86. Если многие наши заказчики давно пользуются виртуализацией на мейнфреймах и системах Power, то для массы пользователей платформ Intel и AMD эта технология стала доступна только в последние несколько лет. Да, конечно, виртуализация серверов дает значительный выигрыш в CAPEX благодаря сокращению затрат на оборудование, экономии на энергии и площадях, но вам все равно нужно управлять 100 серверами. Более того, в масштабных проектах консолидация осуществляется на базе нескольких гипервизоров и платформ, от чего управление еще более усложняется. Если упростить процесс управления информационной системой в целом, то заказчики смогут получить значительный выигрыш при внедрении виртуализации.

Соответственно, мы наблюдаем большой интерес к развитию средств системного управления, причем самых разных — от простейших инструментов, наподобие консоли управления для контроля жизненного цикла виртуальных машин, до более сложных автоматизированных систем управления, охватывающих средства безопасности, виртуализацию сети и памяти и т. д. Их применение могло бы освободить администратора от многих рутинных операций, поскольку они выполнялись бы преимущественно динамически в реальном режиме времени. Это повышает не только гибкость системы ИТ, но и всех бизнес-процессов. Потребность в простых и разнообразных средствах управления для работы с разными платформами и побудило IBM обратить пристальное внимание на методы разработки системного ПО.

Другой параллельный процесс — увеличение объема хранимых данных. Как известно, объем информации увеличивается каждые полтора года. В результате СХД усложняются, но это дает лишь небольшой выигрыш, поскольку при наращивании аппаратных средств коэффициент использования снижается. Чтобы бизнес мог извлечь реальную пользу из хранимых данных, необходимо понять, как осуществляется управление ими. Например, при пересылке фотографии по электронной почте туда и обратно одно и то же изображение может сохраняться несколько раз. В случае применения такой функции как дедубликация, оно будет сохранено всего один раз, а в письме появится соответствующая ссылка. Подобным образом удается уменьшить потребность в аппаратных средствах и более эффективно использовать имеющуюся емкость хранения. Такого рода функции добавляются с помощью системного ПО.

То же самое происходит с сетевым ПО: потребность в пропускной способности удваивается примерно раз в два года, в результате возникает необходимость в виртуализации сетей и управлении такими сетями. Кроме того, при передаче данных большое внимание уделяется безопасности этого процесса и, как следствие, разграничению прав — например, использование Skype может быть разрешено в одной виртуальной сети и запрещено в другой. Справиться с этой проблемой помогает системное ПО, посредством которого осуществляется общее управление.

Итак, потребность в средствах управления растет, но заказчикам нужны простые решения, а значит, настало время выделить данное направление в отдельное подразделение.

LAN: Вы упомянули как минимум три области виртуализации — серверы, СХД и сеть. Для каждой из них предполагается отдельный продукт, или одно решение будет охватывать все три?

Кузнецова: Приступая к консолидации, заказчики ограничиваются поначалу какой-то одной областью — как правило, это серверы. Соответственно, у них возникает потребность в продуктах для управления консолидированным серверным пространством — на первых порах в рамках одного гипервизора или платформы, а по мере усложнения системы эти задачи распространяются на разные гипервизоры и платформы (например, когда требуется управлять виртуализацией на мейнфреймах и системах x86 с одной консоли).

Зачастую параллельно идет процесс виртуализации систем хранения данных, и для управления им необходимы свои средства, точно так же, как при виртуализации сети. Но с какого-то момента — в зависимости от сложности системы, поставленных целей и т. д. — эти процессы начинают объединяться. И тогда возникает необходимость управлять и нагрузкой на сервер, и емкостью хранения с одного экрана, и пропускной способностью сети, чтобы упростить работу системного администратора.

У нас есть продукт для управления всеми тремя направлениями через «один кусок стекла», если буквально перевести английское выражение, — то есть с одного экрана или через один интерфейс. Это Systems Director VM Control. Он представлен в трех разных редакциях. Самая простая System Edition предоставляет консоль для управления ВМ во всем виртуализированном сервером пространстве. Если же заказчику требуется также управление и контроль за энергопотреблением и сетью, то он может перейти на следующую версию Systems Director Standard Edition, дополненную базовыми средствами управления сетью и электроэнергией. Более сложная корпоративная версия содержит много других возможностей, например, средства для работы с несколькими платформами.

Но это только начало пути. Чем сложнее система, тем чаще заказчик начинает задумываться о том, как обеспечить оптимальный уровень сервиса для конкретного процесса, в какой мере он должен быть защищен, какую доступность потребует и т. д. В таком случае можно воспользоваться дополнительными средствами, и тогда деление идет не по областям применения (серверы, СХД, сеть), а по наложенным функциям — функции защиты, функции доступа и т. д. С какого-то момента они реализуются уже не системным ПО, а связующим программным обеспечением, например Tivoli и Web Sphere.

Поскольку и системное ПО, и Tivoli разрабатывается в одних и тех же лабораториях, взаимодействие осуществляется на уровне технического планирования. В результате ни одна функция не дублируется, и если заказчик «дорастает» до использования Tivoli, намереваясь, возможно, перенести часть процессов в «облако», то он не дублирует функции внутри своей системы. В свою очередь это означает максимальную доступность и производительность, а также наилучшую защиту.

LAN: Системы развиваются разными темпами. Каждый вендор предлагает собственные средства управления. И когда заказчик понимает, что необходимо организовать единое управление, у него, как правило, уже имеются специфические инструменты управления для серверов, СХД и сети. Эти средства могут быть интегрированы в System Director, или от них придется отказаться?

Кузнецова: Именно в этом и состоит основное преимущество сотрудничества с IBM в области системного ПО: мы предлагаем не только собственные средства управления, но и возможность работать с разными гипервизорами и платформами. Если вы используете решения VMware, то этот вендор, несомненно, предложит набор системных средств управления для своего гипервизора. Однако вряд ли с их помощью вы сможете управлять другими частями системы, где используется виртуализация на базе KVM, Hyper-V, системы Power и т. д. Действительно, для каждого из них понадобится отдельный набор системного ПО. Другие производители скажут, что готовы перестроить всю систему, но тогда придется отказаться, например, от виртуализации Microsoft и перейти на VMware.

Наш подход принципиально отличается и нацелен на максимальную защиту инвестиций. К тому же наличие выбора позволяет заказчику построить более эффективную систему и найти собственный путь в сложившихся у него конкретных условиях — один размер для всех не годится. Поэтому с самого начала IBM сделала ставку на то, что системное ПО должно поддерживать разные гипервизоры и платформы, и тогда заказчик сможет максимально полно использовать уже имеющиеся ресурсы.

Конечно, в случае мейнфреймов и систем Power поставляется весь набор инструментов, включая гипервизор. PowerVM и z/VM обладают несравнимо более развитыми возможностями, чем гипервизоры для платформы x86. Например, PowerVM позволяет управлять тысячами ВМ, что невозможно на VMware, приложения можно переносить в горячем режиме с одной логической виртуальной машины на другую и т. п. Но если заказчик выбрал x86 в качестве части своей стратегии, то мы поставляем необходимые ему средства управления для поддержки того, что уже давно работает.

LAN: Управление энергопотреблением наиболее эффективно, когда оно охватывает не только вычислительные, но и инженерные системы. Распространяется ли ваше решение на них?

Кузнецова: Это очень хороший вопрос. При консолидации поначалу энергопотребление снижается — и чем крупнее вычислительный центр, тем больший эффект достигается от сокращения числа серверов. Средства системного ПО позволяют следить за реальным потреблением как системы в целом, так и ее отдельных частей, включая зависимость от работы того или иного приложения. Когда мы занялись изучением этого вопроса внутри IBM, то выяснили, что по вечерам на протяжении нескольких минут наблюдается резкий всплеск энергопотребления — в конце рабочего дня на всех рабочих станциях запускался антивирус. Изменение графика запуска (распределение по времени) позволило избавиться от пика напряжения, а чем меньше такой пик, тем лучше утилизация системы и меньше ее расчетная нагрузка. Далее можно установить ограничения: отключить часть ИТ-систем или некоторые аппаратные средства, чтобы снизить расход энергии.

Как правило, системное ПО осуществляет базовый мониторинг потребления ИТ-систем. При подключении интеллектуальных счетчиков и других датчиков, предназначенных для совместного управления физическими и виртуальными активами, лучший эффект достигается при помощи Tivoli — эта линейка позволяет оптимизировать затраты энергии по всему комплексу оборудования. Как я уже говорила, системное ПО и Tivoli дополняют друг друга, поэтому заказчик получает большое преимущество, если на серверах используется системное ПО, а для управления всей информационной системой применяется Tivoli.

LAN: Какие задачи ставятся перед вашим подразделением в России?

Кузнецова: В последнее время в России наблюдается большой интерес к виртуализации систем и управлению ими. Это связано со значительной степенью консолидации бизнеса — сегодня у многих компаний имеются крупные вычислительные центры. Банки, телекоммуникационные компании, государственные учреждения и другие предприятия вынуждены обзаводиться крупными вычислительными центрами хотя бы потому, что им приходится предоставлять услуги с учетом восьми часовых поясов.

У этих заказчиков потребности в хорошем управлении системой гораздо выше и возникают они намного раньше. У нас есть примеры очень интересных проектов, где действительно используются средства программного управления и оптимизации. Так, «Бородино-Телеком» использует System Director на платформе x86. «ВНИИ гидрометеорологической информации» применяет оптимизацию хранения. В институте собраны данные о погодных наблюдениях за 200 лет, многие из которых были записаны на бумажных носителях. Во избежание потери информации ВЦ осуществил их оцифровку. Однако мало создать архив — надо обеспечить к нему доступ. Институт эффективно использует средства управления хранением данных для доступа и анализа. Различные платформы IBM используются в ОАО «РЖД», причем для упрощения управления ЦОД применяется наше системное ПО.

Таким образом, системное ПО компании IBM доступно и пользуется спросом на российском рынке, у нас есть обученные специалисты и технические ресурсы. С созданием нового подразделения более пристальное внимание стало уделяться тому, как сделать наши продукты более понятными российским заказчикам. Начали мы с дополнительного обучения технического персонала, который работал бы с крупными отечественными компаниями, помогая им не только использовать имеющиеся ресурсы, но и предоставлять расширенные возможности, вплоть до привлечения лабораторий IBM для планирования дальнейшего развития крупных систем. Именно потому, что масштабы российских компаний порой огромны, существует потенциал для создания уникальных решений.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF