Рисунок 1. Архитектура систем на базе H.323.

Рисунок 2. Шлюз позволяет интегрировать H.320 и H.323.

Таблица 1. Основные стандарты ITU-T для видеоконференций.

Видеоконференции находят реальное применение в корпоративных сетях.

Резиновый Полыхаев ни в чем

не уступал Полыхаеву живому.

И. Ильф, Е. Петров, «Золотой теленок»

В лексиконе специалистов, когда речь заходит о корпоративных решениях, словосочетания «сеть передачи данных» или «компьютерная сеть» встречаются все реже. Конвергенция различных видов трафика стирает различия сетей «по принадлежности», и, как следствие, соответствующая лексика выходит из употребления. Однако процесс конвергенции идет в целом достаточно неспешно. Это происходит по самым различным причинам. Одна из них состоит в том, что некоторые возможности представляются потенциальным пользователям явным излишеством. В первую очередь данное утверждение можно отнести к передаче видео. Несмотря на то что оборудование для видеоконференций появилось в нашей стране относительно давно (на выставках оно демонстрируется уже лет пять), многие считали и продолжают считать его занятной дорогостоящей игрушкой. И действительно, хотя до сих пор решения для видеоконференций нередко включаются в масштабные проекты в качестве дополнительной «приманки» для начальства (так как именно от него зависит решение о выделении средств), тем не менее стадию интересного, но малополезного курьеза они уже переросли.

НЕ ИГРУШКА

Ничто так не убеждает в пользе того или иного решения, как конкретные примеры из реальной жизни. В нашей ежемесячной рубрике «Поучительный пример», в материалах «Места для курящих» (июньский номер LAN за 1998 г.) и «Камера смотрит в мир» (мартовский номер LAN за 2000 г.) уже рассматривались реальные сетевые проекты, где с использовались видеоконференции. Поскольку, вероятно, не все наши читатели имеют возможность обратиться к подшивке LAN или оперативно отыскать нужные материалы в нашем архиве на Web-сайте журнала, вкратце расскажем, о чем в них шла речь.

Первый материал был посвящен корпоративной сети российского отделения концерна RJR (торговые марки Marlboro и Camel). Конечно, систему видеоконференций (в данном случае PictureTel по каналам ISDN) нельзя назвать жизненно важной для RJR, но используется она тем не менее весьма активно. Головной офис российского отделения RJR находится в Москве; не последнее место в деятельности концерна занимает также офис в Санкт-Петербурге (в этом городе находится производство, выпускающее такие сигареты, как «Петр I»). Система видеоконференций используется для организации регулярных совместных оперативных совещаний руководства обоих офисов. В данном случае видеоконференц-связь избавляет весьма занятых людей от регулярных поездок между двумя столицами, а также делает совещания по-настоящему оперативными. Несмотря на то что RJR — компания западная, бизнес она все же ведет в России, и экономические соображения диктуются именно нашими условиями. К тому же отечественных организаций, деятельность которых также строится вокруг двух-трех ключевых офисов (каждый из которых отвечает за солидную долю бизнеса) в различных городах, найдется наверняка немало.

Во втором материале в центре повествования находятся непосредственно видеоконференции. Этот выпуск рубрики посвящен тому, как видеоконференц-связь помогает одновременно соблюсти конституционные права граждан и решить связанные с этим сложные организационные вопросы. Приблизительно в конце прошлого года Конституционный суд РФ закрепил за осужденными право лично присутствовать на заседаниях суда второй (и выше) инстанции во время рассмотрения кассационных жалоб (ранее такая возможность предоставлялась только по усмотрению суда). Однако реализовать это конституционное право не так-то просто, поскольку, во-первых, осужденные к моменту рассмотрения жалобы могут уже находиться в местах заключения, а организовать их доставку в зал суда достаточно сложно. Во-вторых, сами суды не рассчитаны на временное содержание осужденных, тем более в значительных количествах. Челябинский городской суд провел успешный эксперимент по виртуальному присутствию осужденных в зале суда (по их желанию). Между зданием суда и СИЗО были организованы каналы связи (по протоколу IP), поверх которых была реализована (на постоянной основе) видеоконференц-связь. Члены суда выступали в роли режиссеров видеоконференций, направляя камеру на тех, кому в зале предоставлялось слово. В результате эффективность работы суда заметно повысилась, а кроме того, была частично снята проблема доставки и содержания осужденных (желающие лично присутствовать, естественно, остаются).

Эти два примера наглядно демонстрируют основные области применения видеоконференций. Первый пример можно считать классическим для видеоконференций. Конечно, намереваясь применять видеоконференц-связь таким образом, заказчику следует оценить экономическую отдачу от решения. Совокупная стоимость владения системой (начальные расходы, стоимость каналов и поддержки) должна быть, разумеется, такова, чтобы сэкономленные на переездах ресурсы обеспечивали окупаемость за короткий срок. Если, например, планерки проводятся в начале каждой недели, то выгоды от использования решений для видеоконференций становятся вполне очевидными, особенно когда с каждой стороны в совещаниях участвуют группы людей. Если же совещания достаточно редки, предварительную оценку требуется провести более тщательно. При этом следует учитывать тот факт, что, когда поездки становятся не столь обременительными, сотрудник может предпочесть присутствовать на совещании, особенно если на месте он имеет возможность решить дополнительно какие-то другие вопросы в индивидуальном порядке. С другой стороны, определенную роль может сыграть и возможность оперативно свести лицом к лицу, хотя бы и виртуально, всех необходимых для решения какого-либо вопроса людей. Вполне естественно, что в этом случае возникает вопрос, а не будет ли во всех отношениях проще организовать телеконференции (в номенклатурной терминологии — селекторное совещание)? Здесь вряд ли можно безоговорочно высказаться в пользу того или иного решения. В этой связи можно привести одно наблюдение из жизни. Несмотря на то что в современном офисе каждый сотрудник доступен по «местному» телефону, люди часто предпочитают не звонить по какому-либо вопросу, а задать его лично (если, конечно, это необременительно). Личное общение заметно повышает продуктивность любого обсуждения или дискуссии, и данный фактор необходимо учитывать.

Второй пример, конечно, нельзя обобщенно транслировать на какую-то другую, кроме описанной, ситуацию. Однако он достаточно выпукло иллюстрирует еще одну нишу применения видеоконференций. Это ситуации, когда требуется личное присутствие человека, но оно по каким-то причинам затруднительно или просто невозможно. Одна из областей применения видеоконференций — телемедицина. (Собственно, и предыдущее «бизнес-приложение» также частично попадает в данную нишу.) Рассмотренный пример создает один очень важный прецедент, поскольку суду пришлось определить некоторую юридическую базу, для приравнивания виртуального участия осужденного в заседании к личному. Поскольку, например, для того, чтобы видеоматериалы были признаны свидетельством, требуется соблюдение массы юридических формальностей, виртуальное присутствие следует оговаривать особо. В данном случае это не вызвало особых проблем. Почему это обстоятельство столь важно? Например, видеоконференции могут упростить процедуру организации собрания акционеров какого-либо предприятия. Но учитывая тот факт, что легитимность обычных собраний часто ставится под вопросом, признание, скажем, кворума будет задачей непростой. Тем не менее наличие прецедента, причем в такой весьма строго регулируемой нормами области, как правосудие, свидетельствует о том, что юридические барьеры преодолимы.

Несмотря на то что видеоконференции нужны конечным пользователям, а точнее, корпоративным заказчикам («любительские» решения для частного общения в Internet не в счет), это не значит, что они должны обязательно быть владельцами соответствующего оборудования. В тех случаях, когда видеоконференции требуется проводить не чаще, чем раз или два в год, заказчику выгоднее пользоваться видеоконференц-связью временно, не делая «капитальных» инвестиций. Естественно, «одолжить» решение можно либо у интегратора, способного развернуть систему видеоконференц-связи на временной основе, либо, еще лучше, у оператора.

Перед операторами и сервис-провайдерами действительно открывается интересное поле деятельности. Уже давно операторы предлагают такую услугу, как организация телеконференций, в том числе и международных, когда участники, где бы они не находились, звонят на определенный номер (возможно, с некоторым расширением) и подключаются к конференции. (Автор, равно как и его коллеги из других изданий, в свое время имел возможность воспользоваться этой услугой для виртуального участия в пресс-конференции по поводу приобретения Cabletron сетевого бизнеса DEC.) Разумеется, организовать телеконференцию намного проще, поскольку заказчик уже имеет как необходимое конечное оборудование (телефон), так и каналы связи (обычный выход в городскую — а затем, возможно, междугородную или международную — телефонную сеть). Но, с другой стороны, каналы передачи данных или как минимум выход в Internet есть, как говорится, «у всех приличных людей» (по крайней мере, в организациях, где назрела потребность в видеоконференц-связи, они уже должны быть), а предоставление на время нужного оборудования при, очевидно, не самом массовом спросе на услугу тоже не должно вызывать особых затруднений.

Сегодня услуга видеоконференц-связи не является в России типовой для оператора. Подобные сервисы уже предоставлялись и предоставляются, но пока лишь от случая к случая, а не систематически (нередко это демонстрация технических возможностей явно с маркетинговыми целями). Если попытаться оценить перспективы развития данного направления в операторском бизнесе, то они представляются весьма многообещающими по ряду соображений. Во-первых, идея аутсорсинга и ASP становится все более популярной не только на Западе, но и у нас дает свои ростки. Во-вторых, конкуренция на рынке телекоммуникационных услуг постепенно обостряется. Так называемый «официальный телеком» уже начинает ощущать не самые благоприятные для себя последствия активной деятельности независимых операторов, а это значит, что и конкуренция между ними достаточно высока. Поскольку пределы снижения цены для привлечения клиентов ограничены, очевидно, основным средством борьбы за него становится предложение новых сервисов. Несмотря на то что в нашей стране телекоммуникационная инфраструктура развита не так хорошо, как хотелось бы, сети с «излишками» пропускной способности все же имеются, а продать их тем легче, чем больше предлагается сервисов.

Услуга организации видеоконференций вполне укладывается в названные тенденции, и можно ожидать, что по мере того, как рынок решений для видеоконференц-связи станет расширяться (в первую очередь в области приложений), в этом направлении будет вестись достаточно активная работа. Во всяком случае необходимый технический опыт у большинства операторов есть. Теперь все, что требуется, — это благоприятная рыночная конъюнктура.

ДЕЛО ТЕХНИКИ

Говоря о видеоконференциях, нельзя не уделить внимания лежащим в их основе технологиям и основным элементам систем видеоконференц-связи. Технологическую базу видеоконференций составляют сегодня стандарты ITU-T H.32x. Стандарты — их обиходное название, правильнее было бы называть эти документы рекомендациями. Во-первых, практически все они имеют именно такой официальный статус, а во-вторых, степень жесткости предъявляемых в них требований, о чем в дальнейшем пойдет речь, невысока. Но для простоты мы будем и далее называть эти документы стандартами.

H.32x — это так называемые «зонтичные» стандарты, поскольку каждый из них объединяет в себе несколько отдельных спецификаций различного назначения. Функционально эти группы стандартов отвечают за компрессию, передачу звука, видео и данных, сигнализацию (а также управление сеансом), мультиплексирование и поддержку сеансов с более чем двумя участниками (multipoint). В Таблице 1 приведены стандарты H.32x с соответствующими подстандартами. В глаза бросается их очевидное сходство, объясняющееся тем, что в той или иной степени все они базируются на положениях H.320, адаптированных и расширенных в соответствии со средой передачи.

Стоит отметить, что наибольшую долю рынка занимают решения на основе H.320 и H.323. Это неудивительно, поскольку, например, ATM как на рабочих местах, так и на «последней миле» используется редко (хотя благодаря поддержке качество обслуживания ATM — самая предпочтительная среда для видеоконференций), а повышение пропускной способности на «последней миле» и развитие ISDN во всем мире снижает необходимость в поддержке прямой передачи по низкоскоростным линиям (H.324). Таким образом, мы в дальнейшем будем говорить о системах, поддерживающих стандарты H.320 и H.323.

Хотя решения на основе H.320 имеют приличный послужной список, даже беглый взгляд на маркетинговые материалы большинства производителей показывает, что будущее своего бизнеса они связывают с H.323. В этом нет абсолютно ничего удивительного, поскольку IP сегодня — самая популярная среда передачи «всего на свете», и несмотря на трудности с реализацией качества обслуживания отрасль неуклонно движется в выбранном направлении. Превосходство сетей IP перед ISDN обусловлено общими преимуществами решений с коммутацией пакетов перед вариантами с коммутацией каналов. В частности, пакетный подход не привязан к конкретному типу каналов (IP может работать поверх чего угодно, в том числе и ISDN). Это позволяет гибко выбирать те или иные телекоммуникационные решения, исходя из общих потребностей, а также при необходимости без проблем менять оператора или провайдера. Что особенно важно в наших условиях — нет надобности организовывать каналы ISDN между всеми точками, а данная задача в России не всегда выполнима (и экономически это тоже может быть невыгодно), особенно при большой географической удаленности.

Это, однако, не означает, что решениям на базе H.320 суждено исчезнуть. ISDN, по-прежнему, — достаточно распространенная телекоммуникационная услуга (в России также есть некоторый рынок ISDN), к тому же гарантии качества обслуживания в ISDN (что естественно для выделенных соединений) — весьма веский аргумент в пользу H.320. Учитывая то, что благодаря «родству» между этими двумя стандартами принципиальных проблем с организацией шлюза между системами не существует, нет и серьезных причин для замены имеющихся систем. H.323 будет доминировать, но H.320 суждено просуществовать еще достаточно долго (даже с учетом темпов развития современных технологий). Более того, в линиях продуктов некоторых производителей, которые с энтузиазмом предсказывают неизбежный переход к пакетной передаче, самые мощные продукты поддерживают пока что только H.320. И в этом нет ничего удивительного, ибо уровень решения определяется прежде всего качеством передачи, а здесь, повторимся, преимущество пока что за решениями на базе ISDN.

Поскольку идейно H.323 и H.320 близки, и будущее, как утверждается, принадлежит именно первому стандарту, в дальнейшем мы будем говорить преимущественно о нем, отмечая только принципиальные отличия между ними.

В системах на базе протокола H.323 можно выделить несколько основных элементов. Оконечное оборудование (endpoint) — это устройство, принимающее или передающее потоки пакетов. Частным случаем оконечного оборудования является терминал, который может быть связан с любым другим элементом архитектуры H.323. Задача терминала — организовать прием и передачу контрольной, а также аудио, видео и данных в любой комбинации. (В принципе, сам стандарт не ориентирован именно на видео, его «аудиочасть» с успехом используется в решениях IP-телефонии.) Шлюз — оконечное устройство, обеспечивающее двусторонний обмен в режиме реального времени между терминалами H.323 и другими шлюзами или оконечными устройствами, в том числе и в сетях с передачей пакетов. Например, задачей шлюза может быть интеграция с системами на базе стандарта H.320. Технически интеграция решений, основанных на двух протоколах, сводится к трансформации единого битового потока H.320 со скоростью передачи, как у канала ISDN (Nx64 Кбит/с), в независимые потоки пакетов, где содержится информация различных типов. Естественно, шлюзом решается и обратная задача. В данном случае он также выполняет роль синхронизатора скоростей передачи и преобразователя коммуникационных протоколов.

Устройство управления «многопользовательской конференцией» (Multi-point Control Unit, MCU) — это оконечное устройство, позволяющее организовать одновременные сеансы между несколькими терминалами сразу. В состав MCU как обязательный элемент включен контроллер (MC), непосредственно отвечающий за организацию сеансов, а также может входить процессор (MP), обрабатывающий потоки видео, аудио и данных (зачем нужна такая функциональность, будет видно в дальнейшем). Наконец, привратник (gatekeeper) регулирует доступ терминалов, шлюзов и MCU друг к другу, а также может брать на себя дополнительные функции, такие, как управление пропускной способностью или выбор каналов связи. Наличие привратника позволяет оптимизировать работу системы, а также решить вопросы контроля доступа к ней. Шлюзы и привратники — основное отличие архитектуры систем на базе H.323 от систем на базе H.320. H.323 позволяет реализовывать более гибкую топологию системы и эффективнее использовать ее ресурсы, в частности ресурсы MCU (если в системе несколько подобных устройств). Заметим, однако, что это преимущество становится решающим, когда предполагается массовое использование видеоконференц-связи — как стандартного средства коммуникаций в корпоративной среде либо как стандартной услуги оператора. В ситуациях, когда система должна объединять небольшое количество терминалов, выбор типа решения определяется только соображениями качества и тем, насколько выгоднее или удобнее арендовать тот или иной тип каналов. Стоит также учесть, что смешанная платформа может оказаться удобнее для применения. Например, видоизменив ситуацию, рассмотренную в первом примере из практики, мы можем представить, что в еженедельных планерках должны участвовать еще и представители региональных офисов. Очевидно, организовывать каналы ISDN c регионами — не лучший вариант, поэтому «штучные» участники видеоконференции будут использовать решения на основе H.323, выходя на шлюз, который по совместительству может выполнять и роль MCU.

Теперь настала пора поговорить о режимах видеоконференций. Самый простой вариант, очевидно, — «точка-точка». В этом случае два терминала самостоятельно устанавливают между собой связь и начинают передачу. Отличие между H.320 и H.323 заключается в данном случае в том, что при установлении связи терминалы Н.323 предварительно согласовывают скорости передачи. Принимающая сторона устанавливает лимит, определяемый ее возможностями, а передающая сторона осуществляет передачу со скоростью, не превышающей установленный предел. Очевидно, что предел определяется как классом оборудования, так и используемым им каналом.

В случае конференции с несколькими участниками возможно несколько вариантов. H.320 поддерживает единственный вариант — централизованную работу нескольких терминалов (Н.323 также поддерживает аналогичный режим). При этом терминалы работают через MCU, т. е. каждый терминал имеет только один канал связи (в случае ISDN организовать взаимодействие по-другому было бы более чем затруднительно). Если говорить об H.323, то на MCU также ложится задача согласования скорости передачи с терминалами. Когда в состав MCU входит процессор (MP), потоки, как мы уже отмечали, могут подвергаться дополнительной обработке в целях упрощения работы терминалов (разгрузки их процессоров) и повышения качества передачи. В частности, MP может микшировать все потоки видео, аудио и данных, упорядочивая их подачу на терминалы.

H.323 поддерживает также децентрализованный подход, когда более двух терминалов работают в режиме конференции, не используя MCU. В таком режиме с увеличением числа терминалов, количество перекрестных связей возрастает в прогрессии. При трех терминалах количество требуемых каналов будет соответствовать варианту с MCU; если же терминалов будет четыре — каналов уже станет в полтора раза больше, если пять — в два раза и т. д. Собственно, увеличения требуемой пропускной способности вдвое уже достаточно, чтобы возникли проблемы.

Поскольку в случае Н.323 режим конференции предполагает передачу одинаковых потоков пакетов на несколько адресов, использование механизмов многоадресной рассылки может снизить трафик в сети как при централизованном, так и децентрализованном подходе. Вообще, применение средств поддержки мультимедийного трафика в сетях IP может в целом решить вопросы пропускной способности и обеспечения качества. Проблема только в том, что многоадресная рассылка, RSVP, RTСP пока что не поддерживаются достаточно широко, особенно в общедоступных сетях. Однако на уровне локальных сетей этот вопрос можно решить самостоятельно.

В конце раздела следует затронуть вопросы совместимости. Выше мы не случайно отметили, что H.32x — это рекомендации ITU-T, а не жесткие стандарты. Как рекомендации, они требуют от производителей обеспечения совместимости только на базовом уровне, гарантирующем возможность организации сеанса связи между системами различных производителей. При этом производители должны обеспечить поддержку только минимального качества передачи, что достигается вполне определенными методами; все остальное оставляется на усмотрение разработчиков. В определенном смысле — это непорядок, так как потребность в организации видеоконференций на смешанных платформах вполне реальна. Но в такой политике ITU-T есть свой резон (не стоит забывать, что в соответствующих рабочих группах и комитетах ITU-T работают представители производителей). Любые вопросы обеспечения качества при передаче в реальном времени голоса и видео в пакетных сетях и, в особенности, в общедоступных сетях IP, как показывает практика, решаются достаточно непросто, а идеального (стандартного) решения нет до сих пор. Рекомендательный характер стандартов H.32x оставляет производителям достаточно пространства для внедрения собственных технологий. Конкуренция же, в свою очередь, заставляет решать вопросы обеспечения качества, а также внедрения дополнительной функциональности. Впрочем, такая ситуация характерна для сетевой и телекоммуникационной отраслей в целом — если решение предполагается использовать, что называется, в частном порядке (в особенности в корпоративной среде), то производители охотно предлагают помимо поддержки стандартов и свои собственные «закрытые» решения. Пока применение видеоконференций не будет носить массового характера, такая ситуация с совместимостью сохранится. Впрочем, это не значит, что взаимодействие между двумя системами различных производителей может осуществляться только при минимальном качестве. Может статься, что на каких-то уровнях ими поддерживаются одинаковые кодеки и т. п., но, разумеется, данный вопрос требует отдельного выяснения.

ВСЕХ КАЛИБРОВ

Технологии и протоколы хороши не сами по себе, а когда они воплощены в конкретных решениях. Предлагаемые на рынке решения можно (с достаточной степенью условности) классифицировать как персональные, групповые и так называемые «комнатные» (room). Персональные системы, как следует из их названия, рассчитаны на то, что терминалом пользуется один человек, а кроме того, их предполагается задействовать для сеансов «точка-точка». Системы для групповой видеоконференц-связи также ориентированы на однопользовательские терминалы, и их отличие от персональных заключается, главным образом, в программном обеспечении. Комнатные системы, как можно судить по названию, предназначены для обслуживания залов совещаний. Это оборудование видеоконференций старшего класса, стоимость которого составляет десятки или даже сотни тысяч долларов (или даже больше). Разумеется, все виды оборудования при условии достаточной совместимости должны успешно друг с другом взаимодействовать (по крайней мере, это так, если оно выпущено одним производителем).

Вне зависимости от того, к какому классу принадлежит решение, его основным параметром является качество. В том, что касается передачи и приема, все определяется используемыми кодеками и протоколами, а они, как известно, стандартные. Поэтому не последнюю роль здесь играют конечное оборудование и дополнительные средства обеспечения качества. В «дорогих» системах используются камеры и микрофоны намного более высокого уровня, чем в персональных. В частности, возможности настройки и фокусировки у камер в комнатных системах намного выше, чем у камер в настольных системах (где камеры могут иметь фиксированную настройку, оптимизированную для показа человека, сидящего перед компьютером). Если возможности управления в настольных системах сводятся обычно к стандартному довольно ограниченному набору PZT (pan-zoom-tilt, т. е. поворотам и наклонам объектива, а также степенью увеличения), то у комнатных систем они существенно шире, плюс предусмотрена поддержка предустановленных положений, которые камера принимает при получении системой соответствующей команды. Возвращаясь к примерам из практики, в суде — это фокус на судьях, адвокате, прокуроре и месте свидетеля.

Немаловажное значение имеет также обработка видео и звука. Например, в комнатных системах реализуются довольно сложные алгоритмы адаптации к реальным условиям — такие, как автоматическая регулировка уровня «записи» звука и фильтрация посторонних шумов. Многое также зависит от того, как реализованы механизмы минимизации видеотрафика. Дело в том, что в системах видеоконференций, особенно в условиях достаточно ограниченной пропускной способности, учитывается тот факт, что характер передаваемого ими изображения отличается, скажем, от видеофильма. Во время конференций демонстрируются обычно лица (если речь идет о настольной системе) или группы сидящих в более-менее статичных позах людей. В таких условиях нет необходимости передавать всю картину в целом — достаточно пересылать лишь изменения по отношению к предыдущим кадрам. Это позволяет существенно экономить пропускную способность дополнительно к компрессии изображения. Интеллектуальность отбора информации для передачи (что зависит опять-таки от сложности алгоритма) определяет, насколько плавными и естественными выглядят изменения изображения на экране принимающего терминала. В рекламе систем старшего класса производители обычно кроме стандартных параметров (таких, как частота кадров, разрешение и т. п.) указывают, что мимика и жестикуляция передаются без искажений. От интеллектуальности алгоритма обработки видео зависит также то, насколько адекватно система адаптируется к резким изменениям изображения (например, спокойно сидевший до этого человек может внезапно нагнуться за оброненной ручкой). Если, например, в системах низкого уровня во время сеанса начать быстро махать рукой перед камерой, то с большой степенью вероятности видео и звук окажутся рассинхронизированы или появятся «рваные» задержки в передаче. Кстати, то, насколько плавно камера переходит в новое положение, тоже влияет на качество передачи.

Наконец, у систем старшего класса часто имеется такая «продвинутая» функция, как место видеорежиссера. Это место может быть управляющей консолью или представлять собой сенсорный планшет. В функции режиссера входит управление камерой (или камерами), переключение между различными источниками изображения, включение в общую картину кадров с лицами удаленных выступающих — набор функций иногда приближается к возможностям небольшой телестудии.

Не стоит забывать о том, что технически возможности видеоконференц-связи, особенно работающей по сети IP, не ограничиваются только передачей «картинки» с видеокамер. С таким же успехом можно передавать любую другую графическую информацию, например то, что происходит на мониторе компьютера, на котором установлена система видеоконференций. Соответственно, при проведении виртуального совещания докладчики получают возможность демонстрировать презентации или какие-то другие документы одновременно всем участникам, где бы они ни находились. Такие функции, разумеется, либо находятся «по ту сторону» протоколов видеоконференц-связи, либо являются надстройками над ними, особенно если речь идет о более продвинутых возможностях, таких, например, как так называемая «общая грифельная доска» (shared whiteboard — средство, в том или ином виде реализуемое во многих программах общения по сети, в частности в PowWow).

Принцип функционирования доски заключается в том, что участники конференции могут рисовать на некоторой общей для всех области экрана или помещать туда документы (в электронной форме). Один из типичных примеров применения общей доски — совместное внесение корректив в какие-либо документы. Участники конференции выделяют или вычеркивают какие-то слова или фразы, подправляют цифры и т. д., а по окончании все стороны получают одинаковые варианты «черновиков» и имеют возможность сравнить с ней принятый в итоге документ.

Кстати, одно любопытное программно-аппаратное решение (уже демонстрировавшееся на отечественных выставках) позволяет писать или рисовать маркером на материальной (специальной, конечно) доске, подключенной к компьютеру, а все изображенное на ней адекватно отражается на мониторе. Если это решение интегрировать с системой видеоконференц-связи, то возможности проведения распределенных совещаний расширятся. Еще раз напомним — такие функции не являются стандартными и могут быть по-разному реализованы (или не реализованы) в соответствующем программном обеспечении. Но так или иначе, главное то, что технические средства в целом позволяют строить на базе видеоконференций платформы коллективной работы и обеспечивают намного больше преимуществ, чем эффект личного присутствия.

В общем и целом можно видеть, что спектр основных и дополнительных возможностей систем видеоконференций очень широк, и выбор «кирпичиков» оптимального как с технической, так и экономической сторон решения весьма разнообразен. А, кроме того, имеющиеся решения обеспечивают достаточную масштабируемость.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на то что темпы роста видеотрафика в сетях заметно ниже прогнозируемых энтузиастами (и заинтересованными в спросе на пропускную способность производителями сетевого оборудования), со временем в статистике по видам трафика он неизбежно займет вполне осязаемую долю. Конечно, видеоконференц-связь в обозримом будущем не может претендовать на столь же высокую значимость, как передача данных и голоса, — ей пока что суждена роль узкоспециального решения. Но спрос на видеоконференции характеризуется стабильностью и уверенным ростом, а если услуги по организации видеоконференций станут неотъемлемой частью операторского бизнеса, то производители и провайдеры соответствующих решений получат хороший стимул для дальнейшего технологического развития и повышения доступности.

Александр Авдуевский — обозреватель LAN. C ним можно связаться по адресу: shura@lanmag.ru.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями