Оказывается, дело вовсе не в этом. Как сообщил все тот же военный чиновник, своей абсолютной защитой наши компьютерные системы обязаны их полной изолированности от внешнего мира. Грубо говоря, хакер физически не может "влезть" в российский военный компьютер, поскольку тот не подключен ни к одной из глобальных (а может, и локальных?) компьютерных сетей. Такой способ защиты отдает средневековьем, но нельзя не признать, что он чертовски надежен. Логическим продолжением этой линии был бы полный отказ от использования компьютерной техники в деле обороны страны. Ведь компьютер, даже полностью изолированный от внешнего мира, может таить в себе один серьезный изъян - тот, что в последнее время принято называть "проблемой 2000 года".

В ОЖИДАНИИ ТРЕХ НУЛЕЙ

Весь "цивилизованный" мир занялся данной проблемой довольно давно. Впрочем, масштабы ее в значительной мере преувеличены, а производители компьютеров сумели извлечь несомненную пользу из самого существования проблемы Y2K (как ее называют на Западе), получив лишний козырь в своих извечных призывах к модернизации компьютеров. В России проблема 2000 года применительно к персональным компьютерам никогда столь остро не стояла, ведь из-за известного отставания в области информационных технологий большинство компаний начали закупать ПК уже после того, как их производители занялись предотвращением возможных последствий данной проблемы. Так что многие российские компании могут считать свои корпоративные сети "свободными от проблемы Y2K".

Гораздо важнее понять, как обстоит дело там, где даже небольшой сбой в компьютерной системе может привести к непредсказуемым последствиям. Речь идет прежде всего о военной сфере. Известно, что используемые там компьютеры весьма надежны, хотя и сделаны очень давно. Но никаких подробностей об их готовности к 2000 году, видимо, из соображений секретности, неизвестно. И хотя представители правительства и Министерства Обороны периодически заявляют о том, что ситуация находится под контролем, остается лишь гадать, найдутся ли у нашего посткризисного государства достаточные средства на решение этой проблемы в полном объеме. Боюсь, правда, что о результатах этой работы мы узнаем лишь в новогоднюю ночь. Будем надеяться, что она увенчается успехом.

ТРИ ИЛИ ЧЕТЫРЕ?

Что касается Запада, то американцы, к примеру, уже могли испытать на себе ситуацию, схожую с наступлением 2000 года. Недавно на Нью-йоркской фондовой бирже произошло долгожданное событие - индекс Доу-Джонса перевалил за отметку 10 000. И хотя он недолго продержался на этом уровне, тем не менее сам факт появления цифры с четырьмя нулями позволил проверить работу компьютерных систем биржи в новых условиях. Несмотря на все прогнозы, ничего особенного не произошло. И если судьба самого индекса Доу-Джонса в нынешней ситуации мало предсказуема, то о "проблеме 10 000", похоже, можно забыть. Будем надеяться, что опасения относительно наступления 2000 года окажутся столь же неоправданными. При всех средствах и усилиях, затраченных на решение этой проблемы, многие вздохнут с облегчением, если опасность окажется сильно преувеличенной.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями