ВСЛЕД ЗА контрафактным видео законодатели намерены взяться за музыку, игры и печатную продукцию
Источник: Shutterstock

Федеральный закон ФЗ-187«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» пополнил список законопроектов, которые были обсуждены и приняты в обеих палатах парламента в рекордно сжатые сроки (даты принятия и одобрения — 21 и 26 июня соответственно в Госдуме и Совете Федерации), невзирая на бурные протесты общественности.

Несмотря на небольшое время — менее месяца — с момента внесения законопроекта на рассмотрение в Государственную думу и до подписания его президентом Росcии, которое случилось 2 июля, он был радикально трансформирован. Если в первоначальном варианте речь шла о любых объектах авторского права, то в итоговом варианте «под раздачу» попали исключительно видеоматериалы.

Впрочем, законотворцы не исключают, что осенью появятся новые поправки, касающиеся других популярных объектов интеллектуальной собственности. Как заявил министр культуры Владимир Мединский, на примере кино будет оцениваться, как работает закон, и уже после этого его распространят на другие объекты интеллектуальной собственности — музыку, книги и программы.

От посредника до провайдера

Широкий резонанс в обществе вызвало введение понятия «информационного посредника», который определяется законом как «лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети или предоставляющее возможность размещения материала в этой сети» и который должен нести ответственность за нарушение интеллектуальных прав на общих основаниях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ. Теоретически это означает, что «информационный посредник» должен быть готов к выплате компенсации правообладателю по решению суда или к административному штрафу.

Согласно законопроекту, гражданские дела, связанные с защитой интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в Интернете, будет рассматривать Московский городской суд, куда предлагается обращаться с заявлениями правообладателям. На основании предъявленных доказательств нарушений авторских прав суд может назначить предварительные обеспечительные меры в отношении указанных в заявлении интернет-ресурсов. В свою очередь Роскомнадзор будет направлять хостинг-провайдеру уведомление о нарушении, а тот — отправлять предписание владельцу сайта удалить незаконную информацию в течение суток. В противном случае провайдер обязан блокировать ресурс еще до подачи правообладателем судебного иска.

Рунет против

Практически сразу после публикации закона представители интернет-индустрии раскритиковали его основные положения и предложили свои поправки. «Закон не поможет борьбе с настоящим пиратством, то есть с незаконной коммерциализацией результатов интеллектуальной деятельности, поскольку все предложенные запретительные меры можно обойти, но способен нанести значительный вред развитию законопослушного сегмента Интернета и контентной индустрии в нашей стране», — считает заместитель директора Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергей Гребенников.

По его мнению, реализация норм законопроекта в текущем виде не будет способствовать существенному снижению потребления нелегального контента, а напротив, снизит потребление контента легального, как кино, так и других видов. РАЭК были предложены поправки к закону, суть которых, в частности, в том, чтобы не наделять Мосгорсуд исключительными правами по рассмотрению дел о нарушениях интеллектуальной собственности, так как это может привести к значительному повышению нагрузки на судей (поскольку те будут вынуждены рассматривать заявления от правообладателей по всей территории РФ), а передать соответствующие полномочия арбитражным судам.

Предлагалось также рассматривать блокировку ресурсов в качестве исключительной меры, которая технически должна быть реализована так, чтобы не пострадали другие сайты, не указанные в заявлении.

Помимо того что закон создает почву для злоупотреблений со стороны недобросовестных конкурентов-заявителей и не дает права другой стороне оспорить предъявленные обвинения, он устанавливает технически невыполнимые требования, полагает директор по взаимодействию с органами государственной власти Google Россия Марина Жунич. В частности, он налагает требования на провайдеров обнаружить контрафакт на ресурсе, имея в распоряжении один лишь сетевой адрес, на котором могут находиться сотни и тысячи сайтов и страниц. Эти опасения подтверждаются многочисленными скандалами прошлой осени, когда начал функционировать Единый реестр сайтов с запрещенной информацией, в который из-за блокировки по IP стали попадать не только страницы с противоправным контентом, но и законопослушные ресурсы.

Разумеется, инициативу государства относительно пиратского вопроса можно только приветствовать, однако согласиться с законом в нынешнем виде трудно, считает Надежда Белова, директор юридического департамента интернет-магазина Ozon.ru, который тоже подписал открытое обращение интернет-индустрии в отношении законопроекта. По ее словам, опасения вызывает возможность злоупотреблений требованиями о блокировке ресурса, короткие сроки реагирования для владельцев ресурсов и ряд других моментов.

Дальше других пошла Ассоциация интернет-издателей, в своем заявлении открыто обвинившая авторов законопроекта в сговоре с «узкой группой лиц, в чьем распоряжении находятся бюджеты по поддержке кино и права на произведения, созданные в годы СССР, а также прокат зарубежных фильмов».

Что касается интернет-общественности, то в период обсуждения законопроекта был проведен ряд забастовок. В частности, на некоторое время закрывались сайты холдинга Look at Media, некоммерческая библиотека Flibusta, а в интернет-сообществе Habrahabr был опубликован скрипт для добровольной блокировки сайта. Кроме того, голосование против «пиратского закона» идет на сайте Российской общественной инициативы, а на 1 августа — день вступления закона в силу — предлагается устроить всероссийскую интернет-забастовку.

Как это было «у них»

Из всех законопроектов, направленных на борьбу с контрафактом в сети, наиболее одиозными следует признать SOPA и PIPA. SOPA (Stop Online Piracy Act) был представлен в 2011 году и предполагал наделить возможностью как владельцев авторских прав, так и Минюст США требовать судебных приказов, запрещающих платежным системам и рекламным сетям вести дела с сайтами, обвиненными в нарушении авторских прав, предписывающих регистраторам доменных имен прекращение обслуживания таких сайтов, поисковым системам — публикацию ссылок на них, а провайдерам — блокировку доступа к этим сайтам. Закон вызвал бурное негодование общественности, так же как и сходный по содержанию Protect IP Act (PIPA). В знак протеста против этих законов, в частности, на сутки закрывалась Википедия, а опубликованную на сайте Google петицию подписали миллионы пользователей по всему миру. В результате в Конгрессе США было принято решение отложить обсуждение обоих законопроектов на неопределенный срок.

Еще одним скандально известным «антипиратским» законом стал французский Hadopi, принятый в 2009 году несмотря на бурные протесты общественности. Закон предусматривал отключение от Интернета пользователей, трижды уличенных в использовании контрафакта. Конституционный суд Франции признал доступ к Интернету одним из базовых прав человека, что автоматически сделало неконституционным сам Hadopi. В июле нынешнего года закон был отменен, и теперь пользователей, которые не хотят отказываться от нелицензионного контента, будут только штрафовать.

МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ российского «антипиратского» закона достаточно сложен, поэтому портал theRunet при экспертной поддержке РАЭК расшифровал и изобразил в виде инфографики основные положения и алгоритмы блокировки контента, предписанные авторами законопроекта
ИСТОЧНИК: theRunet/РАЭК

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF