МАРК БАРРЕНЕЧИА: «Необходим переход от того, что называют управлением контентом, к созданию полноценных информационных систем для бизнеса»
МАРК БАРРЕНЕЧИА: «Необходим переход от того, что называют управлением контентом, к созданию полноценных информационных систем для бизнеса»

В середине марта компания OpenText начала двухмесячное турне, в ходе которого в 12 городах Америки, Азии и Европы будет происходить акция OpenText Content Days. В ходе турне OpenText, известная как один из ведущих вендоров в области управления контентом предприятия (Enterprise Content Management, ECM), намеревается продемонстрировать те трансформации в своей деятельности, которые она планирует на ближайшее время. Судя по увиденному и услышанному в Мюнхене на мероприятии, открывающем эту кампанию, сложилось общее впечатление, что изменения заключаются в обновленном отношении к контенту, в намечающемся дрейфе от документооборота к работе с содержанием документов. Серьезность намерений OpenText подтверждается размером планируемых инвестиций в развитие — 2 млрд долл. на ближайшие пять лет, сумма весьма значительная для софт­верной компании средних масштабов.

Выбор Мюнхена в качестве места для старта не случаен, именно здесь находится европейская штаб-квартира и отсюда же, кстати, координируется деятельность компании в России. При том что до последнего момента OpenText работала в странах СНГ только через партнеров, в столице Баварии русский язык можно было услышать гораздо чаще, чем на любой аналогичной конференции. Особенно поразило наличие среди менеджеров тех, кто выучил русский специально для работы с нашими потребителями. Впрочем, это обстоятельство еще и отражает состав отечественных клиентов, зачастую это не люди из ИТ, а чиновники, с ними нужно говорить по-русски. Усиливающееся внимание к локальному рынку подтверждается недавним открытием в Москве пока еще небольшого, но собственного представительства компании.

Деятельность OpenText с момента основания была сфокусирована на ECM. Это обещает ей неплохие шансы на успех в борьбе за лидерство с подразделениями крупных корпораций, специализирующихся на управлении контентом, прежде всего с FileNet (IBM) и Documentum (EMC). Однако лидерство не самоцель, и руководство OpenText планирует серьезные изменения, для которых сложились объективные причины. В общем случае контентом называют информационное наполнение некоей формы хранения информации; то есть контент двуедин, есть смысловая нагрузка, или содержание, и есть форма, та или иная форма документов, хранящих содержание. Проще (и именно так было до последнего времени) работать с формами, но новые технологии открывают возможности для развития работы и с содержанием, и с формами. Если говорить о содержании, то это различные методы «добычи данных» (data mining и text mining), а если о форме, то это такие представления контента, как Web, социальные сети, различного рода медиа и плюс к тому мобильные средства доступа к контенту. Изменения в обеих частях становятся сегодня главными вызовами к производителям ECM.

Обратившись к истории OpenText, несложно заметить растянувшийся на 21 год виток, в начале которого было содержание и спустя годы вновь содержание, но на ином уровне. В начале 90-х три профессора канадского университета в Ватерлоо проводили исследования, связанные с индексированием Оксфордского словаря английского языка. В 1991 году они создали OpenText, а спустя несколько лет использовали полученной опыт при создании одной из популярных в былое время поисковых машин, которая на равных конкурировала с AltaVista. С 1995 года движок OpenText используется Yahoo! Тогда же была приобретена первая компания, ориентированная на управление документами, и уже в 1996 году IDC объявила компанию лидером электронного документооборота в Интернете. Далее, с 1999 года, был приобретен целый букет компаний, так или иначе связанных с ECM, но с акцентом на форму. К числу наиболее значительных приобретений можно отнести IXOS AG и Hummingbird. С 2004 года Gartner позиционирует OpenText в лидерах «магического квадранта» в области ECM.

Достижения OpenText в области документооборота служат объяснением успеха компании в России, стране со сложившимися бюрократическими традициями. Традиции делопроизводства в России уходят как минимум в XV век, с того времени существует «иерархия властей и мест», где делопроизводству ничего не оставалось, как вписаться в эту систему, не предполагающую содержательной работы с документами, все, что требуется — поддержка вертикали власти. Документ читали на самом нижнем и самом верхнем уровне, все остальное чиновничество обеспечивало технические процедуры работы с документами, и только. К началу 90-х годов XX века эта система достигла апогея, на создание Единой государственной системы делопроизводства (ЕГСД) была нацелена деятельность множества отраслевых и даже академических НИИ. Ими замысливалось создание чудовищной по размеру общегосударственной системы сбора и обработки информации для проектируемой автоматизированной системы управления народным хозяйством — ОГАС. К счастью, и то и другое не получило достаточной поддержки и осталось невостребованным. А после 1991 года рухнуло и то, что осталось, но для поддержки документооборота все же что-то требовалось, и возник спрос на импортные системы, способные поддерживать документооборот. Пользователями этих систем стали люди, воспитанные в старых традициях; как следствие, из всего функционала в наибольшей степени оказались востребованы бюрократические компоненты.

В промышленно развитых странах за несколько последних лет жизнь заметно изменилась. На первый план вышли децентрализованные методы управления предприятиями, когда предпочтение отдается горизонтальным инфраструктурам, объединяющим работников умственного труда (knowledge worker), принятию ими коллегиальных решений, различным методам сотрудничества. Параллельно получили развитие и новые подходы к технологиям, такие как облака, социальные сети, мобильные устройства консьюмеризация ИТ и т. д. В итоге возникла потребность в качественно новых системах, являющихся интегрированным набором технологий, служащим не для обеспечения того, что называют docflow, а для создания, хранения, управления, обеспечения безопасности, распределения и публикации полноценного цифрового контента. ECM 2.0 обеспечивает так называемый богатый (rich) контент, что позволяет трансформировать существующие предприятия в «предприятия знаний». OpenText, готовая к новым условиям, развивает соответствующие направления; в последние годы куплены Vizible, разработчик технологий для использования новых медиа в качестве основы для платформ ECM нового поколения, Vignette, чьи технологии позволяют включить социальные сети в ECM, Nstein, обладающая экспертизой в области text mining, и целый ряд других компаний.

Недавнее назначение Марка Барренечиа на посты генерального директора и президента OpenText подкрепляет ожидание готовящихся перемен. В своем выступлении в Мюнхене он был скуп на слова. По существу, он свел его к необходимости перехода от того, что называют управлением контентом, к созданию информационных систем для бизнеса (Business Information Management, BIM). У Барренечиа за плечами великолепный предшествующий опыт, он восстановил бренд Silicon Graphics, объединив то, что осталось от старой SGI, с Rackable. Еще раньше он занимал ответственные посты в CA и Oracle. Отвечая на заданный автором вопрос о том, какие технологии он планирует использовать в качестве базы для BIM, Барренечиа назвал те, которые связаны с неструктурированными данными и тестами, а именно Hadoop, базы данных NoSQL и text mining.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF