Филипп Фоссе: «Облачные вычисления как таковые — это магистральное направление, в котором будут двигаться заказчики»
Филипп Фоссе: «Облачные вычисления как таковые — это магистральное направление, в котором будут двигаться заказчики»

Московский раунд глобального турне «День новых рекордов» EMC, посвященного масштабному обновлению продуктового портфеля корпорации, прошел под патронажем Филиппа Фоссе, вице-президента ЕМС по региону Восточная Европа. В интервью Computerworld Россия Фоссе раскрыл детали обновленной стратегии корпорации.

EMC недавно сообщила о рекордном увеличении квартального и годового дохода — по сравнению с показателями предыдущего года рост составил 19 и 21% соответственно. Но это глобальные показатели. Что вы можете сказать о динамике бизнеса компании в России?

Темпы нашего роста на российском рынке гораздо выше тех цифр, которые вы назвали. Более того, мы росли быстрее, чем прирастал рынок. В результате EMC добилась рекордного показателя выручки за все годы работы в России.

Тому есть несколько причин. Во-первых, местная экономика выходит из кризиса быстрее, чем предполагали аналитики. Во-вторых, спрос на нашу продукцию в России растет быстрее, чем на развитых рынках. И третье — в конце прошлого года мы выпустили наш флагманский продукт VMAX, который стал еще одним важнейшим двигателем роста бизнеса в регионе.

Планирует ли корпорация увеличивать инвестиции в развитие своего представительства в нашей стране?

Мы уже инвестируем средства в наше российское подразделение, которое занимается продуктами для резервирования и восстановления данных. Это для нас та область, которой ранее мы уделяли не столь большое внимание. Мы также намерены вкладывать средства в продвижение систем среднего ценового диапазона и в продукты для малых и средних предприятий. Для обеспечения развития в этом секторе рынка мы принимаем новых сотрудников, чтобы создать выделенный коллектив. Эти инвестиции станут для нас в 2011 году стратегическими. И, конечно, мы продолжим вкладывать средства в развитие нашего Центра разработок программного обеспечения в Санкт-Петербурге.

На сайте EMC содержится информация о 38 семействах продуктов из 13 категорий, в числе которых управление контентом предприятия, архивирование, виртуализация и многое другое. Непросто понять, что именно представляет собой бизнес EMC в России. Какова структура продаж? Какие категории продуктов и услуг являются для компании определяющими?

Разнообразие предлагаемой нами продукции объясняется сложностью и разнообразием потребностей, возникающих у наших заказчиков. И отчасти роль наших представительств состоит в том, чтобы объяснить, какие из наших продуктов и решений на их базе способны удовлетворить эти потребности. Возможно, мы усугубляем проблему выбора, выпуская на рынок 41 новый продукт (Смеется).

Но и это объясняется многообразием задач, которые встают перед заказчиками. При этом у всех заказчиков есть одна общая проблема, связанная с управлением данными.

Что касается нашей работы на российском рынке, мы выделяем два ключевых сегмента. Первый охватывает крупные организации. В этом сегменте работают две группы сотрудников EMC, занимающиеся предпродажной подготовкой, консультированием клиентов и продажами. Второй важнейший сегмент — это малый и средний бизнес, в нем мы работаем через партнеров. Из всего спектра продукции по уровню доходов наиболее весомыми для нас являются решения для хранения данных.

Но это не означает, что для всех без исключения заказчиков главным, или стратегическим, активом станут именно такие решения. Для клиента, приобретающего систему управления документооборотом, внедрение которой требует изменения организационной структуры и бизнес-процессов, стратегическим активом будет не система хранения, а соответствующее программное обеспечение и профессиональные услуги.

В России уже продавались такие ваши продукты, как Case Management и Information Governance? Информация на русском языке о них в Интернете отсутствует. Говорит ли это об отсутствии спроса на них у местных заказчиков?

Продвижением решений данной категории занимается отдельное подразделение — Information Intelligent Group. Оно сейчас интегрируется в состав российского представительства EMC, и, вероятно, к сентябрю этот процесс будет завершен. Вообще же Case Management — это скорее методология, чем продукт. И это чисто американский термин — те задачи, которые ему соответствуют, по-русски совсем иначе называются и в одно понятие в языковом смысле вообще не группируются. Продукт, который соответствует данной методологии, — это EMC Documentum xCP. Некоторые крупные банки в России, например, реализовали проекты на xCP. Но вот называют ли заказчики свои решения «кейс-менеджментом» — большой вопрос...

А в какой степени интегрирован бизнес RSA, отделения безопасности EMC, в структуру представительства?

Сейчас продвижением систем RSA занимается небольшая группа людей. В Москве их всего двое. И точно так же выглядит картина по многим другим продуктовым направлениям. У нас есть несколько проектов, связанных с их интеграцией в единую структуру представительства.

Будет ли EMC развивать эти направления в России так же активно, как направление систем хранения, например?

Для нас главной задачей на перспективу является продвижение облачных вычислений. Если вы посмотрите на все направления нашей деятельности, будь то хранение данных, безопасность, управление документооборотом, все эти ключевые компоненты предназначены для помощи заказчикам в реализации облачной концепции. Вопрос не стоит о намерении инвестировать в какое-то отдельное продуктовое направление или в то или иное подразделение. Вопрос следует ставить шире и говорить о наших инвестициях в облачные вычисления как таковые. Мы убеждены, что это единственное магистральное направление, в котором будут двигаться заказчики. Это даст им возможность эффективно управлять не хранением данных, но всей информационной инфраструктурой.

EMC начала 2011 год с крупнейшего в своей истории объявления о выпуске новых продуктов для рынка систем хранения данных. Какой из представленных продуктов мог бы стать бестселлером на российском рынке?

Не буду касаться тех продуктов, с которыми мы уже занимаем первое место на рынке, а назову лишь один новый продукт — VNXe. Он поможет нам проникнуть на рынок SMB. Мы будем продвигать VNXe как доступный малым и средним компаниям продукт, который будет стоить менее 10 тыс. долл. и отличаться очень простым управлением.

Потребует ли столь масштабное обновление продуктового портфеля корректировки маркетинговой и партнерской политики компании в регионе?

Конечно. Мы собираемся внедрить для продвижения на рынке SMB новую структуру ценообразования и скидок. Нам бы хотелось уменьшить разрыв между ценой в каталоге и реальной ценой, по которой наши решения продаются российским пользователям. Кроме того, мы намерены привлекать к работе таких партнеров, которые будут в состоянии адаптировать наши продукты к потребностям малых и средних предприятий. И мы будем делать это вместе с нашими дистрибьюторами — компаниями OCS и CompTek. Наконец, мы намерены внедрить более понятную модель предоставления услуг через наших партнеров и нашим партнерам — с тем, чтобы им было легче продавать нашу продукцию и обеспечивать послепродажное обслуживание.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF