18 ноября 2009 года минуло десять лет с тех пор, когда впервые в нашей стране (да и во всем мире) для проведения судебного процесса была задействована технология ВКС, соединившая зал заседания Челябинского областного суда и городской следственный изолятор.

С тех пор ВКС начала активно завоевывать свое «место под солнцем» в отечественном судопроизводстве. 19 апреля 2000 года система для проведения видеоконференций была установлена в здании Верховного суда, а к сегодняшнему дню подобными системами оснащены свыше 300 объектов, относящихся к ведению Верховного суда и Федеральной службы исполнения наказаний. По словам Андрея Германа, руководителя федерального проекта внедрения ВКС в Верховном суде Российской Федерации, общее число введенных в эксплутацию оконечных систем ВКС уже превысило тысячу. В одном только Верховном суде насчитывается восемь залов, оснащенных комплексами для видеоконференц-связи, включая зал Президиума ВС РФ.

Согласно действующему законодательству, системы ВКС могут использоваться для проведения кассационных и надзорных процессов на уровне Верховного суда РФ, верховных судов республиканского значения, областных и краевых судов. До первичных судебных инстанций (районных судов) эти инновации пока не дошли. Но проблема здесь не столько в деньгах (хотя и это — серьезный вопрос, ведь надо оснастить порядка 3 тыс. объектов), сколько в необходимости подготовить административно-правовую базу.

Основной причиной, побудившей отечественную судебную власть применять инновационные технологии удаленного общения, являлись огромные накладные расходы, с которыми была сопряжена доставка заключенных в залы судебных слушаний. На этапирование одного осужденного из СИЗО в суд и обратно требовалось до полумиллиона рублей бюджетных денег. Кроме того, как утверждает Александр Червоткин, председатель 5-го судебного состава судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ, прежде на рассмотрение кассационных жалоб заключенных уходило по нескольку месяцев, особенно если осужденный находился где-нибудь на Дальнем Востоке.

Широкое внедрение ВКС в судебной системе и на объектах ФСИН радикально улучшило ситуацию. Теперь заключенному достаточно прийти в специально оборудованную комнату СИЗО, и он станет полноправным участником судебного процесса. Ему доступны все те же возможности, которыми он бы обладал, находясь непосредственно в заде суда: он может говорить, делать письменные заявления, обращаться с ходатайствами и т. д. Естественно, главная задача технических специалистов — обеспечивать на время слушания надежную связь. Особенно важно качество передаваемого голоса, чтобы участники процесса, разделенные тысячами километров, могли отчетливо слышать друг друга. Поэтому, как отмечает Андрей Герман, пришлось отказаться от нестабильных интернет-каналов и спутниковой связи и полностью перевести федеральную сеть видеоконференц-связи Верховного суда на выделенные каналы, чаще всего — оптоволоконные.

Следующим этапом развития системы ВКС станет переход к полносвязанной архитектуре, увеличение количества точек присутствия сети и обучение технических специалистов. Полносвязанная архитектура позволит реализовать принцип общения «каждый с каждым», минуя центральный узел сети, расположенный в Москве. Может значительно сократиться время прохождения сигнала по сети, так как суд и СИЗО зачастую находятся в соседних регионах. Обучение специалистов поможет решить проблему «человеческого фактора», ведь далеко не во всех провинциальных городах можно найти инженеров, способных квалифицированно настроить сложное оборудование ВКС.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF