Дени Иро: «Задача Sun Microsystems в России — опережать рынок»Компания Sun Microsystems нынешним летом сформировала новый географический регион своей деятельности, получивший название Emerging Markets. Он охватывает страны Южной и Восточной Европы, Латинской Америки, Азии и включает государства с быстро развивающейся экономикой — Бразилию, Россию, Индию, Китай, известные как страны БРИК. Руководит работой в новом регионе Дени Иро, занимавший ранее пост вице-президента компании в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В ноябре он посетил Москву, чтобы «пообщаться с российской командой, заказчиками и партнерами и обсудить с ними вопросы развития бизнеса». Иро встретился с обозревателем еженедельника Computerworld Poccия и ответил на его вопросы.

В Sun Microsystems объявили о формировании региона Emerging Markets в июне. Однако первый форум Emerging Markets Summit проведен еще год назад. Почему для подобного шага выбрано именно это время? Решение как-то связано с желанием защитить себя от потерь в преддверии надвигающегося финансового кризиса?

С кризисом это не имеет ничего общего. Мы, к сожалению, не обладаем даром такого предвидения. Действительно, и ранее были инициативы, направленные на формирование новой географической области бизнеса, проводились мероприятия в странах различных «временных зон». Но это только часть работы: нужно было «собрать» их в рамках одной организации. Ее создание, о чем мы объявили, завершив 2008 финансовый год, — продуманное решение, позволяющее консолидировать усилия и повысить прозрачность бизнеса на рынках стран с развивающейся экономикой. Результаты первых пяти месяцев работы подтверждают правильность этого решения.

Что отличает стратегию бизнеса во вверенном вам регионе? Продвижению каких продуктов и решений придается особое значение?

Ситуация на рынках стран Emerging Markets различна; они развиваются разными темпами. Но общее между ними — это спрос на продукты, необходимые для создания инфраструктуры, и здесь они обладают схожим уровнем зрелости. В России этот уровень весьма высок. Возьмем, к примеру, телекоммуникации. Здесь, как и в Бразилии, операторы миновали этап роста абонентской базы и перешли к предоставлению дополнительных сервисов, основанных на контенте. Трансформация бизнеса требует трансформации инфраструктуры, и в работе с операторами и системными интеграторами мы видим для себя хорошие перспективы.

Идеи Open Source приобретают все большую популярность. Об этом свидетельствует и прежний опыт работы Sun, и опыт приобретенной в начале этого года компании MySQL. Какое место занимает открытое программное обеспечение в вашей стратегии на развивающихся рынках?

Наряду с инфраструктурой мы видим значительный интерес в странах с развивающейся экономикой к открытому программному обеспечению. Спрос на него весьма велик. И это ключевой компонент стратегии Sun в данном регионе. Более двух третей разработчиков, входящих в состав сообщества Sun Developer Community, представляют страны Emerging Markets. Здесь очень сильные программисты, и в этой области я бы расставил приоритеты следующим образом — Россия, Бразилия, Индия, Китай.

Джонатан Шварц, глава Sun Microsystems, считает, что открытое ПО способствует расширению клиентской базы компании, поскольку после приобретения такого рода решений пользователи могут перейти также к покупкам оборудования Sun. Применим ли подобный сценарий в России?

Да, конечно. Я уже говорил о сильных российских разработчиках — от студентов вузов до специалистов ведущих сотовых операторов, финансовых и энергетических компаний. Сообщество разработчиков, использующих интеллектуальную собственность Sun и создающих решения на базе операционной системы Open Solaris, СУБД MySQL, сервера приложений GlassFish, безусловно, способствует привлечению новых пользователей и росту числа заказчиков.

Можно ли оценить вклад ПО в объем продаж, планируемых в вашем регионе?

Что касается открытого ПО, то основную долю доходов мы получаем от услуг, предоставляемых заказчикам, которые используют нашу интеллектуальную собственность. В этом отличие Sun от традиционных программных компаний. Мы не обнародуем данных о распределении доходов по продуктам в отдельных регионах. Лишь ориентировочно могу сказать, что на долю ПО в Emerging Markets приходится несколько процентов. Но не следует судить о заинтересованности Sun в ПО, просто оценивая уровень его доходности. Несмотря на относительно небольшие пока финансовые поступления, у этого направления бизнеса значительные перспективы роста. О нашей заинтересованности в ПО свидетельствуют приобретения последних лет, включая MySQL. Число загрузок открытых систем Sun постоянно растет, и это подтверждает правильность нашей стратегии.

Когда говорят о развивающихся рынках, то в первую очередь имеют в виду государства, объединенные аббревиатурой БРИК. Каким образом можно расставить эти страны в порядке их важности, учитывая приоритеты бизнеса Sun?

Они все важны для нас и в смысле стратегии, и с позиций формирования рынков. Я бы не стал расставлять здесь какие-либо приоритеты. Эти страны интересны для Sun с точки зрения доходности и роста объемов продаж, который выше, чем в других регионах мира. В России, например, в 2008 финансовом году рост продаж составил 12%. (Рост глобальных продаж Sun составил за тот же период 0,1%. — Прим. ред.).

Характерно, что работающие в этих странах компании, включая российские, выходят на рынки других стран, приобретая черты глобальных организаций. И это дает дополнительные возможности для развития бизнеса Sun.

Потери в 1,7 млрд долл., которые компания понесла в первом квартале 2009 финансового года, объясняются, в частности, значительным числом среди ее клиентов банков и других финансовых институтов. А что происходит в России?

Сегментация бизнеса по отраслям в странах Emerging Markets отличается от «классической», где значительная часть доходов Sun определяется компаниями, работающими на рынках капиталов, ценных бумаг и финансовыми институтами. В России наш бизнес растет за счет разных отраслей, и даже глубокий спад в одной из них может компенсироваться другими. Мы внимательно следим за российским рынком. Не хочу делать предположений о том, что может произойти завтра, но что касается первого квартала, то спрос на наши продукты здесь был заметно выше, в чем других странах.

Недавно объявлено о почти шеститысячном сокращении в Sun. Насколько оно затронет персонал компании, работающий на развивающихся рынках, и российское представительство?

Это тот вопрос, который мне задавали сотрудники Sun, работающие в России. Решение о том, как все будет происходить, пока не принято, и оно появится в течение нескольких ближайших месяцев. Но уже сейчас ясно, что в рамках организации Emerging Markets универсальных решений не будет. Инвестиции в одних странах могут уменьшиться, в других — сохраниться на прежнем уровне или даже возрасти.

Не будут ли в рамках антикризисной программы перераспределены инвестиции в продвижение различных групп продуктов или в различные вертикальные рынки?

Динамическое перераспределение ресурсов на каждом отдельном рынке в принципе возможно, но не на данном этапе. Сейчас мы обладаем вполне сбалансированным портфелем предложений для развития бизнеса в регионе.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF