С 1 января 2008 года вступили в силу изменения в Налоговом кодексе РФ, освобождающие продажи программного обеспечения от налога на добавленную стоимость. Однако вскоре выяснилось, что эта льгота не безусловна. Министерство финансов РФ уточнило: НДС по-прежнему взимается при розничной продаже, поскольку в данном случае лицензионный договор между продавцом и покупателем заключается уже после совершения купли-продажи, а согласно принятому закону налоговые льготы распространяются только на программы, права на использование которых были переданы на основании уже заключенного лицензионного договора.

Таким образом, производители и продавцы столкнулись с необходимостью разделения своей продуктовой линейки на две части — на облагаемые НДС и освобожденные от налогового бремени программы. Пришлось вносить изменения в бухгалтерскую отчетность, а в некоторых случаях — и в уже подписанные договоры с покупателями и реселлерами.

Представители ИТ-отрасли нововведения в области налогового законодательства оценивают осторожно. Большинство из них считают освобождение от НДС лишь первым шагом в сторону поддержки данной отрасли государством, а потому ждать особенных перемен на российском рынке ПО, особенно в части снижения цен, пока не стоит.

Николай Комлев, исполнительный директор АП КИТ:

Желание поддержать индустрию ПО можно только приветствовать. К сожалению, половинчатые меры и нерешительность действий чиновников несколько смазали эффект введения этой льготы. Существенных изменений для отрасли в связи с принятием этой меры я не ожидаю. Скорее всего, ИТ-фирмы немного выиграют. Потребители — вряд ли.

Текущее законодательство позволяет трактовать применение льготы таким образом, что под ее действие не подпадают продажи коробочного ПО. Вероятно, при ее введении чиновники решили перестраховаться. То ли ИТ-компании слишком оптимистично трубили о своих успехах, то ли пример Билла Гейтса внушил авторам данного проекта представление об огромных масштабах российского рынка программного обеспечения. Но в результате они, вероятно, решили, что распространение налоговой льготы и на коробочный софт нанесет фатальный ущерб российскому бюджету.

Что касается организационных изменений, то скорость их внедрения зависит от расторопности самих компаний. Кто-то уже с начала января работает по новым правилам, причем одни правильно, другие — с ошибками. Кто-то вообще приостановил отгрузку. Кто-то анализирует и не спеша переводит ситуацию в новые документы, договоры — однозначного ответа на все вопросы нет. Скорее всего, к концу первого квартала все, кому это необходимо, пройдут переходный период.

Думаю, некоторое изменение цен на программное обеспечение для юридических лиц возможно. Впрочем, инфляция быстро нивелирует абсолютное изменение цен. Потенциал для снижения цены может быть задействован, например, при первом же кризисе, когда потребители начнут лучше считать свои затраты.

Ирина Березуцкая, заместитель финансового директора компании «Рексофт»:

Прогнозировать, какими будут возможные последствия для продавцов программного обеспечения от введения налоговых льгот, практически невозможно, поскольку формулировка текста нового пункта Налогового кодекса неоднозначна. Сейчас почти все продавцы лицензионного ПО меняют свою договорную политику, заявляя при этом, что указанные изменения, скорее всего, не последние. Все будет зависеть от реакции налоговых органов на «потери» НДС по итогам первого квартала 2008 года. Предыдущая практика показала, что при таких изменениях для налогоплательщиков настают тяжелые времена из-за возможных дополнительных претензий и проверок со стороны налоговых органов. Эта ситуация продлится до появления абсолютно четких и конкретных толкований закона.

Поэтому в начале года, по всей видимости, можно ожидать спада активности продаж, так как основные поставщики будут ожидать более определенных указаний, опасаясь возможных доначислений и штрафов по НДС. А мнение Минфина — это только мнение, которое к тому же может быть не единожды изменено. Думаю, что после апреля — мая следует ждать новые письма, в которых министерство может высказать новую позицию.

Думаю, что практически весь 2008 год мы проведем в состоянии стресса, причинами которого будут новая договорная и ценовая политика; организация раздельного учета; проверки налоговых органов и вероятные локальные споры с ними; меняющиеся мнения Минфина и ФНС и, как следствие, наших контрагентов; внесение изменений в уже измененные процедуры с выходом новых разъяснений и указаний и т. д.

Игорь Процко, финансовый директор компании ABBYY Россия:

Новая льгота — уменьшение налогового бремени, — безусловно, принесла позитивные изменения. Существенная часть затрат ИТ-компаний — на оплату труда и единый социальный налог — это расходы, не порождающие возмещаемого НДС. Поэтому НДС к уплате часто оказывался существенным.

Однако есть и негативная сторона. С введением новых правил обложения НДС увеличились временные и организационные затраты. Теперь компании необходимо вести раздельный учет по НДС облагаемых и необлагаемых операций, необходимо дополнительное оформление лицензионных договоров и согласование с каналами сбыта на всех этапах продажи ПО, вплоть до розничных продаж. Многие наши партнеры и дилеры к этому еще не готовы.

Если же говорить о более глобальных последствиях от введения налоговой льготы, то, по моим оценкам, можно ожидать улучшения ситуации на рынке ПО. В результате заключения лицензионных договоров на всех этапах прохождения программного обеспечения к потребителю улучшается прозрачность взаимоотношений, приходит понимание источников возникновения прав на программные комплексы, их составные части.

Антон Антич, региональный менеджер по развитию канала компании VMware:

Появление налоговой льготы по НДС для лицензий на программное обеспечение — это, безусловно, позитивный шаг. Есть все основания надеяться на то, что рынок ПО в России станет более прозрачным, уйдут лишние посредники и все станут играть по единым и понятным правилам, которые не будут вызывать вопросов ни у проверяющих органов, ни у клиентов, особенно их бухгалтерий при постановке ПО на баланс.

Что же касается минусов, то, во-первых, переход не будет мгновенным и потребует некоторых усилий от всех участников рынка; во-вторых, наше законодательство в этой области все равно еще далеко от идеала, так как требует слишком много совершенно ненужной бумажной работы. Остается надеяться, что скоро можно будет обходиться электронными лицензиями.

Сейчас мы работаем с дистрибьюторами, стараясь, чтобы период внесения поправок и изменений в цепочке поставок с учетом введения налоговой льготы был как можно более коротким; в любом случае никаких перебоев в работе не ожидается. Что касается изменений в бухгалтерской отчетности на стороне заказчиков, то здесь, конечно, может пройти больше времени. Нужно изменить заключенные договоры в канале так, чтобы в них появились пункты, касающиеся передачи прав на использование ПО прозрачным образом от правообладателя и до конечного пользователя.

Надо сказать, что о поправках было известно с лета 2007 года, так что ключевые участники рынка вполне могли выработать консолидированную позицию и единые правила игры заранее. К сожалению, этого сделано не было. Не в последнюю очередь потому, что у производителей программного обеспечения, дистрибьюторов и ключевых реселлеров нет единой площадки, где можно было бы обсуждать подобные вопросы, затрагивающие всех игроков, и между собой, и с государством.

Если говорить о введенном ограничении, касающемся продаж так называемого коробочного софта, то полезно рассматривать отсутствие льготы на коробочные продукты просто как дополнительную мотивацию к переходу на полностью электронные продажи.

Андрей Албитов, глава российского представительства компании Eset:

Для нашей компании вступление в силу положений об освобождении от уплаты НДС обернулось прежде всего большой организационной работой — бухгалтерской и юридической. В кратчайшие сроки нужно подготовить и перезаключить договоры, разобраться с бухгалтерской отчетностью. Кроме того, на уровне конечных пользователей — юридических лиц — необходимо дать массу разъяснений относительно нового порядка взаиморасчетов: бухгалтерия традиционно опасается нестандартных документов и отсутствия НДС.

Несколько усложнило ситуацию разъяснение Минфина. Продажа коробочных продуктов от НДС не освобождена на том основании, что пользователь — физическое лицо — не подписывает лицензионное соглашение, так как продукт уже фактически приобретен. То есть пользователь как бы не заключает договор на передачу неисключительных прав, хотя использует тот же продукт. Разработчики и реселлеры программного обеспечения по этой причине вынуждены разграничить продажу коробок и поставки ПО корпоративным пользователям.

Говорить о плюсах или минусах для рынка в целом нового порядка взимания НДС пока рано. Очевидно, что это создаст определенные трудности для продавцов, отделов логистики. Будем надеяться, что все шероховатости юридического и технического плана удастся сгладить в течение нескольких месяцев. О сверхприбылях для вендоров речь не идет. Следует помнить, что исчезает возможность возмещать НДС, который начисляется на затраты софтверных компаний — арендные платежи и прочее.

Александр Андреев, директор по маркетингу компании «Промт»:

Налоговые льготы всегда можно только приветствовать, однако в данном случае эта льгота распространяется лишь на некоторые виды сделок. Поэтому трудно ожидать, что она окажет существенное влияние на отрасль. Мы связываем наши надежды на изменения в лучшую сторону на рынке ПО преимущественно с ужесточением государственной политики, направленной против пиратства, особенно с усилением борьбы с нелегальным программным обеспечением на корпоративном уровне. На наш взгляд, предпринятые на этом пути шаги уже дали хороший результат, и мы рассчитываем на дальнейшие действия правительства в этом направлении.

С введением налоговых льгот для наших клиентов ничего не изменится. Мы не планируем снижать цены на нашу продукцию. Надо учитывать, что данные нововведения увеличивают объем «бумажной» работы с документами, поэтому и снижение цен возможно только гипотетически.

Даниил Борщев, финансовый директор «Лаборатории Касперского»:

Я уверен, что принятие налоговой льготы никак не скажется на ценах, устанавливаемых на программное обеспечение. Тому есть несколько причин. Во-первых, формулировки законодательства — Гражданского и Налогового кодексов — непрозрачны, что влечет за собой возникновение налоговых рисков у всех участников рынка — разработчиков ПО, торговых посредников, конечных пользователей. Причем риски возникают как в случае применения льготы, так и в случае ее неприменения.

Во-вторых, льгота имела бы положительный экономический эффект в отношении покупателей — физических лиц, для которых приобретение продукта за 118 руб. = 100 руб. + 18 руб. (НДС) и приобретение того же продукта за 118 руб. (НДС не облагается) — равнозначные операции. Отсутствие НДС по всей цепочке производитель — посредник — пользователь привело бы к снижению цен для конечных пользователей при сохранении рентабельности ИТ-бизнеса либо, соответственно, к сохранению цен и росту рентабельности. Однако, в соответствии с разъяснениями Минфина, именно розничные продукты необходимо облагать налогом.

В-третьих, формулировки законодательства и позиция Минфина фактически вынуждают разработчиков делить свой ассортимент на две части, что приводит к усложнению процедур учета, необходимости ведения «раздельного» налогового учета облагаемых и не облагаемых НДС операций. При этом, на наш взгляд, мнение Минфина в части коробочного ПО не совсем корректно. Мы считаем, что все зависит от условий, определяющих момент заключения лицензионного договора с пользователем. Эти условия могут быть изложены на коробке, а момент заключения договора определен как момент приобретения продукта в магазине. С другой стороны, это не соответствует обычаям делового оборота, принятым во всем мире. Поэтому «подстраиваться» под льготу мы не собираемся.

В-четвертых, рынок вынужден менять устоявшиеся годами бизнес-процессы. Необходимо пересматривать условия поставки продуктов, вносить изменения в договоры и первичные документы.

В-пятых, любая неопределенность негативно влияет на рынок, что в конечном счете негативно сказывается на продажах. Насколько нам известно, в начале года многие производители и дистрибьюторы заняли выжидательную позицию и приостановили продажи ПО. Корпоративные пользователи в свою очередь на время отложили покупки.

Я думаю, ситуация станет более прозрачной по мере согласования новых договоров, обмена мнениями между участниками рынка. Не стоит исключать также появления дополнительных разъяснений Минфина и налоговых органов. Согласование же новых договоров, по нашим оценкам, продлится до конца февраля.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF