В знаменитой ядерной лаборатории разработана стратегическая игра для сотрудников специальных и чрезвычайных служб

Джим Пойнтер не очень увлекается компьютерными играми. Но недавно в лаборатории Sandia National Laboratories в Ливерморе (шт. Калифорния) он в течение получаса напряженно управлял виртуальным городом, пытаясь справиться с чрезвычайной ситуацией, сложившейся в нем, — с разливом токсичных веществ.

Пойнтер играл в разработанную в лаборатории игру Ground Truth. Игра была создана в рамках трехлетнего исследовательского проекта по поиску новых способов подготовки полиции, пожарных команд и муниципальных органов к действиям в условиях катастроф.

Ground Truth относится к стратегиям в реальном времени.

Игра Ground Truth создана в рамках трехлетнего исследовательского проекта по поиску новых способов подготовки полиции, пожарных команд и муниципальных органов к действиям в условиях катастроф. Она относится к стратегиям в реальном времениПо словам руководителя проекта Game Technology-Enhanced Simulation for Homeland Security («Применение игровых технологий в симуляторах для задач национальной безопасности») Донны Джорджевич, от того что события на экране компьютера происходят не пошагово, а в реальном времени, игра становится более реалистичной.

С другой стороны, от недостатка времени для реагирования на чрезвычайные ситуации игроки испытывают большее напряжение.

Пойнтер, директор медицинской службы чрезвычайных ситуаций округа Аламеда (штат Калифорния), для первого раза действовал неплохо. Пытаясь ограничить нанесенный ущерб, он перемещал полицейские машины, отправлял группы специалистов по опасным веществам и создавал сборные медпункты, одновременно отслеживая распространение облаков токсичных газов, которые могли помешать его действиям. Увы, к концу игры число погибших измерялось тысячами.

Пойнтер объяснил, что ему потребовалось много времени, чтобы привыкнуть к управлению игрой. Да и зрение в 58 лет уже подводит, когда нужно следить за фигурками на экране. Тем не менее Пойнтер уверен, что игра может стать хорошим способом помочь людям освоиться с процессом принятия решений во время чрезвычайных ситуаций.

Неожиданностью оказалось то, что вдохновляла авторов Ground Truth игра в стиле фэнтези — знаменитая игра Warcraft III.

«Конечно, там эльфы и орки воюют друг с другом, и это нельзя перенести в мир с полицейскими и пожарными, — пояснила Джорджевич. — Но Blizzard создала принцип, который я постаралась воплотить и в Ground Truth: игру легко освоить, но трудно достичь в ней совершенства».

Симуляторы в стиле компьютерных игр уже с успехом использовались при подготовке военных и летчиков, но в создании увлекательных игр на тему борьбы с катастрофами разработчики пока не преуспели.

«Качество разработки зачастую довольно низкое, и к тому же у создателей игр нет опыта, например, в написании сценариев развития аварии», — считает Джорджевич. — Поэтому такие игры отражают только лежащую на поверхности часть борьбы с катастрофой».

У Sandia же имеется большой опыт в данной области, и группа разработчиков уверена, что сможет сделать игровой процесс богаче и реалистичнее. «У нас работает много системных аналитиков, которые всю жизнь занимались как раз самыми сложными вопросами катастроф», — отметила Джорджевич.

Лабораторией владеет Lockheed Martin, корпорация, известная тем, что по заказам американского правительства разрабатывает некоторые системы, предназначенные для управления ядерным оружием. Кроме того, в лаборатории установлены одни из мощнейших в мире суперкомпьютеров, которые выполняют высокопроизводительные вычисления для нужд разных отраслей.

Сама Джорджевич начала играть в компьютерные игры еще в шесть лет на приставке Nintendo своего брата. Принятые в играх интерфейсные решения, считает она, могут найти применение и в других исследовательских проектах, ведущихся в Sandia, например, в симуляторе инструментов планирования инвестиций.

На проект, связанный с изучением игровых технологий, было выделено 1,8 млн. долл. Это позволит Джорджевич работать над совершенствованием Ground Truth, по крайней мере, до конца 2009 года. Впрочем, она надеется, что для дальнейших работ выделит средства либо Министерство внутренней безопасности США, либо какая-то коммерческая компания. 

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями