Сегодня принятие управленческого решения превращается в верхушку айсберга, в основании которого лежит решение множества задач связанных со сбором и организацией информации. Все это заставляет обращаться к сложным информационным технологиям
Алексей Шлыков: «Очевидно, что будущее за BI-системами. В то же время их внедрение предъявляет большие требования к уровню квалификации и образования управленческого персонала. Отсюда вытекает необходимость реализации различных образовательных проектов, ориентированных на все уровни управления»

Как показывает отечественная практика, после приватизации или акционирования предприятия необходимо два-три года для завершения процессов распределения прав собственности и выстраивания бизнес-процессов в соответствии с точкой зрения нового руководства. По окончании этого периода у собственника, как правило, начинают возникать различные дополнительные вопросы, в частности — «Куда уходят деньги? Вложения в бизнес значительные, а отдача невелика». Необходимость найти ответ заставляет обращаться к различным частным аналитическим технологиям, а при наличии стратегического мышления и достаточных средств внедрять те или иные решения из области Business Intelligence (BI). Действительно, в наши дни трудно представить себе эффективное управление предприятием без адекватной его масштабам системы бизнес-аналитики. Необходимость обработки огромного количества данных делает невозможным сосредоточение аналитических функций в руках одних пусть даже очень опытных экспертов. Принятие управленческого решения превращается в верхушку айсберга, в основании которого лежит решение множества задач, связанных со сбором и организацией информации. Все это выводит решение аналитических задач в бизнесе за пределы использования изощренных математических процедур и заставляет обращаться к сложным информационным технологиям. Растущий интерес менеджеров различного уровня к возможностям и тенденциям развития систем интеллектуализации бизнеса определил тему беседы научного редактора журнала «Директор информационной службы» Константина Полякова с управляющим директором SAP в странах СНГ и Балтии Алексеем Шлыковым.

Алексей, интерес бизнеса к BI-решениям не вызывает сомнения. Тем не менее, как показывает российская и зарубежная практика, это очень «нагруженное» понятие, допускающее разную трактовку. Как бы вы охарактеризовали класс систем Business Intelligence?

Опыт нашей компании в этой области позволяет сформулировать достаточно четкое определение, основанное на необходимых функциональных возможностях. Это системы, функционирующие изолированно или во взаимодействии с транзакционными системами, которые позволяют:

  • получать данные из необходимого числа различных источников;
  • осуществлять проверку их непротиворечивости;
  • препарировать данные с целью их классификации и предварительной обработки;
  • осуществлять подготовку информации для многомерных баз данных - OLAP-кубов;
  • иметь развитый генератор отчетов интерактивного характера;
  • обладать прогностическими свойствами и возможностями сценарного моделирования по принципу "что будет, если...".

Для более ясного понимания перспектив той или иной технологии иногда бывает весьма полезно знать историю ее развития. С чего и когда все начиналось?

Жизненный цикл BI достаточно традиционен для информационных технологий, когда успешность развития некоторого платформенного решения дает возможность задуматься о решении более локальных задач. При этом, как правило, возникает большое число мелких предприятий, выбрасывающих на рынок локальные решения. В данном случае речь идет о платформе ERP и технологии BI. Я бы выделил несколько периодов ее развития.

Начало этой истории приходится на 1996-1997 годы, когда на рынке отчетливо прослеживались две группы постепенно сближающихся решений. Прежде всего, универсальные системы обработки данных, включающих в себя разнообразные, порой достаточно изощренные методы. Типичным представителем этого направления является SAS. Другая группа решений связана с чисто управленческим консалтингом и методикой KPI (key performance indicators — «ключевые показатели деятельности») или, более узко, с идеологией BSC Роберта Нортона и Дэвида Каплана, которая фактически обобщает накопленный в этой области опыт.

После 1997 года к развитию BI подключились крупные производители транзакционных систем. На рынке по-прежнему были представлены универсальные аналитические решения, типа продукции компании SAS, которые имели возможность работать с различными информационными системами. В то же время производители ERP-систем предлагали своим клиентам аналитические модули, которые, как они утверждали, обладали рациональной, не избыточной функциональностью, что позволяло экономить средства при сохранении качества. С этой идей выступали еще Нортон и Каплан.

Каково нынешнее состояние дел на этом рынке и как здесь позиционирует себя SAP?

Нынешний период развития BI можно охарактеризовать как период снижения зависимости от поставщиков данных. Производители крупных информационных систем стали предлагать решения, которые могли работать с продукцией других компаний, что существенно подорвало положение чисто аналитических компаний. Тем самым потенциальные клиенты могли, с одной стороны сохранить уже сделанные в ИТ инвестиции, а с другой — приобрести относительно недорогие, разумно функциональные аналитические системы. Практически эти решения формируются на основе идеологии интеграции корпоративных приложений (enterprise application integration, EAI). Здесь наша компания может предложить три уровня интеграции: на уровне данных, представленных в самых разных форматах, на уровне приложений, что позволяет организовывать прямую передачу данных из одного приложения в другое, и аналитическую интеграцию с помощью технологии Web-порталов. Все эти возможности предоставляет платформа SAP NetWeaver, в состав которой входят технологии для создания интерфейсов, определяемых ролью в бизнесе, а также инструментальные средства для сбора, анализа и распределения информации, для гармонизации информации, распределенной между различными приложениями, для организации информационного взаимодействия между приложениями и для создания аналитических порталов.

Очевидно, что рынок BI не только растет, но и меняется качественно. Увеличивается сложность решаемых бизнесом задач и одновременно образовательный уровень управленческого персонала. Каким образом это отражается в развитии технологии интеллектуализации бизнеса?

Прежде всего, это рост платформенной независимости решений за счет технологии интеграции приложений. Это особенно важно в эпоху, когда предприятия начинают активно считать деньги и интересоваться возвратом на инвестиции в ИТ и управленческие решения. Такой подход позволяет защитить уже сделанные инвестиции. Кроме того, как мне кажется, намечается тенденция упрощения представления информации, методологической основой которой является обращение к идеологии KPI. Компетентному, образованному руководителю достаточно видеть небольшое число ключевых показателей результативности в пределах его сферы ответственности. При условии, конечно, что они грамотно сформированы. В этом случае, например, можно транслировать их значения на дисплей его мобильного телефона, и это позволит действительно руководить проактивно. Таким методом, к примеру, пользуется директор ОАО «Белгородэнерго». Еще одной тенденцией является стремление к декомпозиции KPI и трансляции ее результатов на более низкие уровни управления. Должен быть сформирован механизм, согласно которому изменения показателя в ту или иную сторону приводят к появлению предупреждений на рабочих местах специалистов, в действительности ответственных за это изменение.

Вы постоянно апеллируете к методологии KPI, но, как было отмечено, необходимо, чтобы она была грамотно внедрена. Насколько мне известно, это требует серьезного управленческого проекта с привлечением высококвалифицированных внешних консультантов. Далеко не всякое предприятие может позволить себе содержать группу столь высокооплачиваемых специалистов. Предполагает ли SAP заниматься управленческим консалтингом самостоятельно?

С моей точки зрения, управленческий и ИТ-консалтинг — это два совершенно разных вида деятельности, которыми должны заниматься узкие специалисты. Только такой подход позволит добиться высокой эффективности проектов. В связи с этим наша компания стремится ограничивать предоставление консалтинговых услуг, связанных, например, с внедрением BSC. У нас налажены хорошие партнерские отношения с рядом специальных компаний, которые умеют это делать очень хорошо. Другое дело, что в практике отечественного бизнеса крайне нечасто встречаются проекты, где системный интегратор, берущий на себя роль генерального подрядчика, может наладить эффективное взаимодействие между ИТ-компанией и консультантами в области управления бизнесом. В то же время наши партнеры по консалтингу не имеют возможности «вести нас за руку» в свои проекты, поскольку должны сохранять нейтральность по отношению к вендорам.

Нередко приходится встречаться с ситуацией, когда популярные управленческие методологии типа KPI превращались в игрушку для топ-менеджеров или внедрялись с целью повышения капитализации компании. Какова, с вашей точки зрения, доля предприятий, которые, внедрив BSC у себя, реально используют эту методологию для управления предприятием?

Здесь у нас не так много информации. Мы можем, естественно, судить об этом только по нашим собственным проектам. С моей точки зрения, эта доля пока невелика. Очевидно, что будущее за BI-системами. В то же время их внедрение предъявляет большие требования к уровню квалификации и образования управленческого персонала. Отсюда вытекает необходимость реализации различных образовательных проектов, ориентированных на все уровни управления. В них, безусловно, должны принимать участие и разработчики BI-решений.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями