Опыт прежней жизни помогает им в этом. Мы же хотим помочь этим людям самовыразиться, предоставив слово в новой рубрике "От первого лица". Как говорится, мнение редакции может не совпадать с мнением гостей рубрики. Читайте, пишите. Любая статья, посвященная "философии" российского бизнеса, имеет шанс появиться в нашей рубрике при условии, что она интересна и не являет собой одну из форм маркетинга. Рубрику открыла статья коммерческого директора компании "Портативные системы" Вадима Никитина, опубликованная в номере Computerworld Россия от 28 октября. Вадим поделился своей точкой зрения на особенности очень динамичного сегмента рынка высокотехнологичных устройств в ценовом диапазоне 15-35 тыс. долл., касающиеся ценовой политики, цепочек дистрибуции, официальных и неофициальных поставок, статистики, влияния на российский рынок рынка американского и иных стран. Говорить об этом Вадиму позволяет двухлетний опыт работы в Mitsubishi Corporation в качестве менеджера проекта Toshiba PC. Сегодня мы публикуем продолжение его статьи.


Говоря о бизнесе высоких технологий в России, нельзя не отметить некоторые финансовые особенности. Для этого используем грубую модель, которая не может охватить все многообразие этой тонкой темы, но позволяет описать основные моменты современного состояния данной отрасли бизнеса.

За исходную точку возьмем ситуацию, которая была несколько лет назад. Весь бизнес в области высоких технологий был представлен деятельностью инофирм и СП. Это было связано с требованием предоплаты на каждом этапе движения товара от производителя к покупателю. Производитель не заинтересован отпускать товар в кредит, поскольку нужно окупить создание технологии. Чтобы конкретная технология дошла до нашей страны, должна была появиться какая-то структура, которая взяла бы на себя предоплату производителю. Как правило, в этой роли выступала какая-нибудь инофирма: либо формальный торговый представитель производителя, либо торговый дом, представляющий его интересы. В общем, структура, которая решилась бы на использование капиталов, естественно тоже зарубежных. Почему естественно? Потому что в нашей стране в результате гиперинфляции их просто не было.

Средства инофирм приходили в Россию с жесткой схемой их использования, опробованной на развивающихся странах, к которым относили (и относят) нашу страну. Хотя на самом деле всякому, живущему здесь, равно как и иностранцам, которые прожили у нас несколько лет, понятно, что у России своя специфика. У нее есть что продать за рубеж: от природных ресурсов до отдельно взятых развитых технологий. Поэтому спущенные извне схемы бизнеса гладко никогда не шли.

Тем временем в стране появились деньги, готовые для вложений в эту область бизнеса. Деньги, как известно, мера ценностей. Поэтому неверно предполагать, что они были в стране до гиперинфляции, а потом исчезли, так как ценности так просто испариться не могут. Когда деньги появились снова - они пришли в виде твердой валюты. Таким образом, инофирмы на нашем внутреннем рынке столкнулись с серьезными конкурентами в лице российских компаний.

У инофирм было и остается преимущество - у них есть средства. Но преимущество это уже не столь очевидно. Развитие всей страны, и рынка высоких технологий в частности, не укладывается в предсказанную за рубежом схему. Поэтому недостатки инофирм, а именно недостаточная гибкость, нежелание рисковать, нежелание принимать правила, уже сложившиеся на данном рынке, оказываются серьезным тормозом в развитии столь динамичной области.

Если инофирмы не пересмотрят свои позиции, то их просто вытеснят из многих сфер этого бизнеса.

То есть все официальные закупки за рубежом будут вестись российскими компаниями. Такой процесс также вполне закономерен и не является уникальным. Производитель авторизует какого-то эксклюзивного дистрибьютора, которому на этой территории принадлежат права продажи. Для производителя главное - это своевременная оплата и такие объемы продаж, которые создают уверенность, что через любую другую фирму ничего подобного достичь невозможно. Если эти условия выполняются, то для производителя намного спокойнее иметь в дистрибьюторах компанию с местным капиталом.

Таким образом, закрывая эту тему, можно сказать, что сейчас наблюдается плавный поворот вектора финансового интереса с зарубежных стран на Россию и наоборот. Если раньше Запад решал, в какой мере необходимо идти на поддержание бизнеса высоких технологий в России, то в будущем решения будут приниматься здесь, а на Западе просто будут осуществляться закупки.

Остановимся, наконец, на особенностях бизнеса высоких технологий в Москве.

Как правило, бизнес высоких технологий ведется средними компаниями, имеющими штат от пяти до двадцати человек. Либо аналогичными, фактически независимыми подразделениями в больших компаниях. Требования повышенной гибкости, обусловленные работой в условиях быстрого падения цен, накладываются на все сферы деятельности. Во-первых, на отношения с поставщиками (их, как правило, несколько - и белые и серые). Во-вторых, на отношения с другими московскими компаниями. Это синтез конкуренции и взаимопомощи. В третьих, на рекламную кампанию. Если нужно публиковать цены, то необходимо предугадать, какие цены будут на рынке во время выхода рекламы. Кто угадал, тот и выиграл. В четвертых, на отношения с регионами и с другими крупными городами. Если усреднить результаты конкурентной деятельности московских компаний, то получается, что многие риски, такие как защита от падения цен, краткосрочные товарные кредиты, берет на себя Москва, с тем чтобы в регионах бизнес протекал более спокойно.

Практически у каждой региональной компании есть представитель в Москве, владеющий полной информацией о том, что делается на московском рынке. Таким образом, особенность современной стадии развития состоит в том, что продажи в регионы идут через московские компании, а не от инофирмы или напрямую от представителя производителя в регионе.

Таков грубый срез ситуации на сегодняшний день. Каковы могут быть перспективы развития в этой области у нашей страны?

Если суммировать вышеизложенное и экстраполировать его на ближайшее будущее, то перспективы весьма благоприятны. В стране есть деньги в области среднего бизнеса, и именно они будут вкладываться в бизнес высоких технологий. Накоплен достаточный опыт для точного управления товарно-денежными процессами в этой области.

Конечно, доля потребления технологий будет намного больше, чем один процент. Бизнес в России быстро развивается, у страны большие территории, то есть нужна мобильность, коммуникации, спутниковая связь, компьютеры - большие, маленькие, распределенные базы данных и т. д. Неизбежно ситуация станет напоминать ту, которая имеет место в крупных и развитых странах с их схемой ведения бизнеса в транснациональных корпорациях. Когда это будет - неизвестно, но ясно одно: развитие бизнеса высоких технологий идет необычайно быстрыми темпами.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями