Было сказано, что вопрос распознавания "гладкого", то есть не содержащего таблиц, рисунков и т.д., текста "в целом решена". На повестку дня, по его словам, встали другие задачи. Об этом событии написали почти все компьютерные издания. Спустя два с половиной месяца, 24 ноября, состоялась пресс-конференция, посвященная подписанию соглашения между компаниями Bit Software и MAS Elektronikhandels Gmbh. Согласно контракту, сканеры Mustek, продаваемые компанией MAS, ранее комплектовавшиеся OCR-системой CuneiForm, должны были комплектоваться программой FineReader.

О причинах смены поставщика OCR-системы генеральный директор MAS Александр Кашин среди прочего (более высокое качество распознавания у FineReader, некорректная работа CuneiForm в Windows 95) было названо то, что, по его сведениям, "...сегодня Cognitive Technologies практически прекратила работу над совершенствованием этой системы...". В совместном пресс-релизе компаний Bit и MAS эта фраза трансформировалась в "Cognitive Technologies уходит с рынка OCR".

Отношения между компаниями Bit и Cognitive никогда не отличались особой теплотой. 7 февраля компания Cognitive Technologies обратилась в Комитет РФ по Антимонопольной политике и и поддержке новых экономических структур с заявлением о некорректных действиях конкурента. Производство дела началось 29 марта, а 20 августа ГКАП РФ после долгого разбирательства, вынес решение, что компания Bit допустила искажение слов конкурента, что, как сказано в заключении ГКАП, нарушает "статью 10 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" в части распространения искаженных сведений, способных нанести ущерб деловой репутации другого хозяйствующего субъекта". Однако наказывать Bit за это Комитет не стал, поскольку еще до этого, 15 мая, на пресс-конференции компания признала, что информация об уходе конкурента не соответствует действительности, и опубликовала извинения в нескольких изданиях, согласовав их список с Cognitive. А завершение вся эта история нашла на пресс-конференции, прошедшей 17 сентября. Предполагалось, что на ней будут, в основном, обсуждаться правовые аспекты функционирования компьютерного рынка. В частности, Марина Карелина, Главный ученый секретарь Российской правовой академии, пристально следящая за процессом законотворчества в сфере информатики, поделилась своей точкой зрения на проблему. По ее мнению, многие неприятности с компьютеризацией страны происходят от того, что соответствующие комитеты в структурах управления вместо работы по обустройству компьютерного рынка, перекраивают его под свои потребности. Впрочем, она считает, что это присуще не только данной сфере.

К несчастью, эта и вся другая крайне небезынтересная информация (например заявление Ольги Усковой о намерении расширить и углубить юридическую деятельность, разобраться с непонятными контрактами, тендерами, выигрываемыми никому не ведомыми фирмами и т.д.) потонули в том, что было деликатно названо "эмоциями". Отчасти они были вызваны новизной предмета - в частности, Карелиной пришлось неоднократно объяснять, почему именно к компании Bit, а не к кому-либо другому адресовал свои претензии антимонопольный комитет. Частично - способами, коими поддерживали живость дискуссии некоторые представители "общей" прессы, перенесшие в мир компьютерный нравы "большого мира".

Но, как бы то ни было, прецедент правового решения спорного вопроса налицо. И это главное. Приятно, что виновная сторона не только не стала тянуть с выполнением решения Комитета, но в некотором роде, предвосхитила его. Компания Bit распространила пресс-релиз, в котором также выразила удовлетворение работой ГКАП. В результате хорошей работы Комитета, обе стороны считают себя победительницами.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями