Как кризис повлиял на характер бизнеса компании и как это сказалось на задачах, которые сегодня компания ставит перед своей ИТ-службой?

Основное направление нашего бизнеса — складская логистика. Соответственно, главная наша задача осталась прежней — максимально эффективно оказывать услуги нашим клиентам. При этом необходимо, чтобы сервис оставался на том же уровне или даже стал лучше. Сейчас логистика без ИТ — уже не логистика, поэтому одной из основных задач нашей ИТ-службы является обеспечение бесперебойной и безопасной работы всей ИТ-инфраструктуры.

Эти же задачи ставились перед ИТ и раньше. Но в кризис ситуация изменилась — иными стали требования к скорости принятия решения и к структуре операций, которые мы производим. Увеличилось число пиковых ситуаций, потому что наши клиенты делают заказы, исходя из своих текущих потребностей.

Объемы пиковых нагрузок заметно выросли на фоне снижения средней нагрузки на складские операции. Если раньше пик составлял 50—60% от среднемесячного объема обработки данных, то сейчас он может достигать 200%, и мы обязаны его отработать, а это очень непросто.

Не секрет, что любой сбой влечет за собой невыполнение нами обязательств перед клиентами, задержки различного характера и низкое качество услуг в целом. Из-за этого растет неудовлетворенность наших клиентов. В нынешних условиях мы себе такого позволить не можем. Поглощать эти пики можно только при помощи технологий, которые у нас есть, в том числе опирающихся на ИТ-инфраструктуру.

Сейчас многие мечтают, выйдя из кризиса, вывести свой бизнес на качественно новый уровень. Но, видимо, для этого потребуются новые, современные решения. На ваш взгляд, каких инновационных функций, которые могли бы обеспечить рост вашего бизнеса, когда кризисные явления в экономике ослабнут, вам не хватает?

Сейчас ИТ-индустрия предлагает все необходимые инструменты для бизнеса. Другое дело, что не все такие инновации опробованы и внедрены в России либо они очень дороги. Например, есть технология голосового подбора, которая позволяет увеличить эффективность складских подборщиков и сократить время на формирование заказа, но примеров внедрений этой технологии в России я не знаю. Или другой пример — метки RFID, они позволяют повысить эффективность приемки, хранения и отгрузки товара. Дело в том, что с момента производства до момента реализации товар проходит очень много этапов и стадий, и появление RFID-метки уже на первом этапе намного увеличило бы эффективность работы всех участников процесса реализации этого товара и доставки его до конечного потребителя. Но эта технология не укладывается в те расходы, которые заложены на обеспечение складских операций. Надеюсь, что со временем ситуация изменится. ИТ имеют особенность дешеветь. Когда придет время RFID-меток, мы непременно начнем использовать эти решения.

Никто точно не знает, когда закончится кризис, и внедрять сейчас инновационные решения, которые, возможно, будут востребованы в будущем, мало кто возьмется. Тем не менее, когда они потребуются, то, скорее всего, придется столкнуться с рядом трудностей послекризисного характера. Как вы считаете, с какими именно?

Во-первых, все передовые решения требуют дополнительных финансовых вливаний. Во-вторых, будет сказываться психологический барьер перехода на новую технологию, поэтому очень важен пример пилотного проекта, убедительность его результатов — тогда преимущества новых решений будут более очевидны. ИТ-директору в этом процессе отводится одна из ведущих ролей.

Наверное, как проблему можно было бы отметить качество внешних ИТ-услуг. Провайдеры в нашей стране очень часто используют изначально непрофессиональные ресурсы — ИТ-специалистов, имеющих преимущественно теоретические знания о внедрении тех или иных решений. Нередко провайдер сам получает первый опыт в процессе пилотного внедрения у одного из клиентов. Провайдерам нужно быть готовыми к совместному с клиентом внедрению, используя опыт и компетенции друг друга.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF