Рынок высоких технологий

Особенности национальных ИТ

Россия сильно отличается от развитых стран мира по критериям, используемым клиентами при выборе поставщиков ИТ-услуг. Согласно данным аналитического центра REAL-IT, в России клиенты уделяют большое внимание различным аспектам взаимоотношений с поставщиками услуг и уровню технической экспертизы последних, в то время как на развитых рынках, помимо оценки репутации компании, клиенты предпочитают ориентироваться на временные и ресурсные характеристики проектов, а также на комплексные решения.

Кроме этого, в России ИТ-проекты выполняются значительно медленнее, чем в развитых странах. Большинство отечественных ИТ-проектов требует для реализации от шести до девяти месяцев, тогда как на развитых рынках — от трех до шести месяцев. На российском ИТ-рынке, как и на рынке ИТ-услуг, доминируют два класса клиентов: гиганты с оборотом более 1 млрд. долл. и относительно небольшие компании с оборотом в 50-100 млн. долл. Двумя наиболее продвинутыми в аутсорсинге индустриями являются (с большим отрывом от остальных) металлургический и финансовый секторы.

Начался рост системной интеграции

За прошлый год мировой рынок системной интеграции вырос на 4 %. По данным IDC, это самый большой рост со времен бума Internet-технологий, произошедшего в конце 90-х годов. Такой рост после нескольких лет затишья объясняется увеличением потребности компаний в современных ИТ, а также — оздоровлением экономической ситуации. Наибольший рост характерен для инвестиций в сервисно-ориентированную архитектуру, совершенствование инфраструктуры и разработку приложений. Видя эти тенденции, системные интеграторы также инвестируют в наиболее перспективные области, отвечая ожиданиям клиентов. Многообразие игроков на рынке системной интеграции отражает реалии рынка ИТ-услуг, на котором существует множество разнопрофильных нишевых вендоров. Аналитики отмечают, что в большинстве стран картина более фрагментирована по сравнению с рынком США. В первую очередь это связано с гораздо большим присутствием локальных игроков.

Нефтяники инвестируют в разведку

Мировой рынок систем автоматизации нефтегазовой отрасли будет увеличиваться со среднегодовым ростом 6,7 %. Таким образом, по оценкам ARC Advisory Group, он вырастет с 8,7 млрд. долл. в 2005 году до 12 млрд. долл. в 2010 году. Поддерживаемые устойчивым спросом на энергоносители и растущими ценами на нефть, нефтегазовые компании смело инвестируют в автоматизацию своей деятельности. По мнению аналитиков, в ближайшее время до 80 % ИТ-инвестиций пойдет на автоматизацию в области разведки и разработки месторождений. Ресурсы уже разведанных крупных месторождений на исходе, и компании начинают борьбу за обладание более мелкими новыми месторождениями. Наибольший рост наблюдается в Индии и Китае, которые пытаются получить доступ к собственным месторождениям для поддержки бурно развивающейся экономики. Значительные инвестиции осуществляют и североамериканские компании, обновляющие свою информационную инфраструктуру и разрабатывающие канадские месторождения.

Оптический рекорд

2006 год становится рекордным в плане построения корпоративных оптических сетей. Движимый требованиями к управлению, хранению, восстановлению данных, рынок корпоративных оптических сетей растет на 17 % по сравнению с прошлым годом. По данным IDC, это вдвое быстрее, чем рост оптического рынка в целом. Оптические сети, ранее внедрявшиеся в основном в финансовом секторе, сейчас распространяются на предприятия здравоохранения, в госсектор, а также на компании SMB. Упомянутые вертикали представляют для поставщиков решений большие возможности.

Бизнес двигает мобильный рынок

Европейский рынок мобильных устройств (как мобильных телефонов, так и многофункциональных устройств) вырастет в 2006 году на 11 %, прогнозируют в IDC. В III квартале 2006 года их продажи достигли 44,1 млн. штук по сравнению с 40,5 млн. штук в аналогичный период прошлого года. Рост сопровождается усилением конкуренции в сегменте наиболее дорогих устройств. В основном конкуренция касается срока службы устройств и качества изображения. Аналитики отмечают гораздо более заметный рост в сегменте многофункциональных устройств, составляющий на данный момент около 30 %.

По их мнению, основу роста составляет скорее увеличение спроса со стороны компаний, нежели потребительского сегмента.

ИТ-бюджеты

На пути к единообразию

Несмотря на то, что общий взгляд компаний на ИТ-расходы в 2006 году остается весьма аскетичным, ими осуществляются серьезные ИТ-инвестиции в новое аппаратное обеспечение. По данным Forrester, расходы на аппаратное обеспечение составляют более трети ИТ-бюджетов. В рамках «железных» бюджетов более половины составляют расходы на серверное оборудование и новые рабочие станции. За ними следуют хранилища (18 %) и сетевое оборудование (15 %). Хотя 79 % ИТ-бюджетов в целом тратится на поддержку существующих систем, доля инвестиций в новое оборудование значительно выше и составляет 31 %.

Во многом такая картина объясняется продолжающимся падением цен.

В рамках инфраструктурных проектов наибольшее внимание уделяется обеспечению непрерывности бизнеса и вопросам безопасности. При этом более половины компаний важной целью проектов считают уменьшение разнообразия используемых серверов, а еще 40 % желают снизить количество используемых операционных систем. Согласно исследованию, 23 % компаний уже используют серверную виртуализацию, еще 12 % осуществляют пилотные проекты, а 16 % планируют их в ближайшее время.

Техника безопасности

Не искоренять, а контролировать

Согласно результатам исследования, проведенного ePolicy Institute, использование на рабочих местах средств мгновенных сообщений (instant messaging, IM) является «верной дорогой к катастрофе» как в правовой области, так и в области безопасности. 10 % опрошенных отсылают с рабочих мест сообщения сексуального содержания, а половина пользуется бесплатными средствами, а не одобренными компанией программами. При этом только 47 % пользующихся бесплатными средствами IM сказали, что их руководство знает об этом. Аналитики рекомендуют использовать инструментарий, предлагаемый многими поставщиками в области безопасности, для обнаружения и отслеживания IM-трафика.

Тем не менее руководству не стоит полностью искоренять эти средства, так как они могут оказаться важными для работы некоторых сотрудников. Гораздо эффективнее разработать политику их использования и отслеживать их содержание.

Управление

Доверие по-женски

Организации, недооценивающие роль женщин в коллективе, увеличивают свои бизнес-риски, считают аналитики Gartner. Доля женщин среди ИТ-сотрудников неуклонно падает. По оценкам Gartner, к 2012 году 40 % женщин завершат карьеру ИТ-профессионала и перейдут в бизнес-подразделения.

По мнению психологов, именно женщины с большим успехом создают доверие внутри коллектива. В частности, они лучше общаются и выслушивают чужую точку зрения. Между тем, прием на работу сотрудников, способных объединять людей и успешно строить отношения с ними, становится все более актуальным для ИТ-директоров.

По мнению аналитиков, если не пытаться привлечь в организацию талантливых специалистов женского пола, многие инициативы окажутся под угрозой срыва.

Бизнес и технологии

Завышенная самооценка

Чрезмерное давление на разработчиков со стороны ИТ-руководства компаний и нереальные сроки являются главной причиной провала проектов по разработке информационных систем. Чтобы избежать этого, руководству следует иметь некоторое представление о процессе разработки ПО, считают аналитики Cutter Consortium. 39 % руководителей высшего звена полагают, что знают об этом вполне достаточно, однако их самооценка явно завышена.

В особенности это касается оценки стоимости проекта и построения реалистичного графика разработки. По данным опроса, 35 % респондентов главными причинами неудач проектов называют невыполнимые сроки и заниженные бюджеты. Таким образом, часть руководителей признают свою вину. Помимо этого, в 38 % компаний старшее руководство не уделяет проектам достаточного внимания.

По территориальному признаку

Руководители более склонны выбрать для аутсорсинга разработки и сопровождения приложений компанию внутри страны или в соседней стране, нежели идти на максимальное снижение издержек разработки и отдавать работу в дальнее зарубежье. Согласно данным исследования Aberdeen Group, наблюдается четкая тенденция поиска поставщика услуг, по возможности более близкого в территориальном плане. При этом североамериканские компании больше заботит финансовая стороне вопроса. Тем не менее, снижение стоимости разработки является общим желанием компаний: 82 % компаний называют его в качестве главной причины обращения к аутсорсингу. Есть и другие компании, во главу угла ставящие качество разработки и освобождение своего ИТ-персонала для более важной работы. Что характерно, 76 % опрошенных признаются, что реальная стоимость разработки оказалась выше запланированной, а управляемость поставщиком услуг — ниже, чем ожидалась.

Электрическая экономия

Энергопотребление компьютерного оборудования становится очередной областью ИТ, требующей оптимизации.

С учетом того, что ИТ в большинстве компаний являются центром затрат, любой нюанс, влияющий на финансовый результат организации, должен приниматься во внимание, считают аналитики IDC. Например, все больше компаний используют виртуализацию, сокращая число эксплуатируемых серверов. Вынесение серверного оборудования из офисов в ЦОД не только сокращает стоимость ИТ-обслуживания, но и несколько снижает потребление электроэнергии. Еще одним приемом является использование более экономичных лезвийных серверов. Существуют и другие оценки, касающиеся энергопотребления. Например, аналитики Butler Group подсчитали, что две трети электроэнергии, потребляемой среднестатистическим офисом, расходуется на работу ПК. При этом около 20 % времени компьютеры потребляют электричество, работая вхолостую. С учетом растущих цен на электроэнергию, любое сокращение ее потребления способно дать ощу-тимый результат. По оценкам Butler Group, применение самых простейших программ по энергосбережению в орга-низации, имеющей 10 тыс. компьютеров, поможет сэкономить более 200 тыс. долл. в год.

Беседа с бизнесом

На смену ИТ приходят бизнес-технологии, говорят аналитики Forrester. ИТ-отделы все больше фокусирую свое внимание на бизнесе компании, а не только на поддерживающих его технологиях. Однако для того, чтобы выстраивание ИТ в соответствии с бизнесом стало возможным, руководители должны пройти тест на понимание роли ИТ в структуре конкретной организации. Например, ИТ-директор должен знать, измеряется ли эффект от инвестиций, осуществляемых в технологии. Если измеряется, и реальные цифры не превышают 50 % ожидаемых, то это может быть как показателем недостаточной эффективности ИТ-служб, так и поводом для «задушевной» беседы с бизнес-руководством. Во втором случае к разговору надо должным образом подготовиться. Как минимум, нужно точно понять, чего именно бизнес-руководство ждет от ИТ. Кроме того, надо говорить на языке, понятном бизнес-руководителю и избегать аббревиатур. Темой же для разговора должно стать то, каким образом технологии могут повлиять на прибыльность компании и обслуживание ее клиентов.

Дорого, но важно

Европейские компании тратят 32 % своих телекоммуникационных и сетевых бюджетов на мобильную связь. Они считают, что таким образом не только повышают эффективность работы, но и способствуют улучшению морального состояния сотрудников. По данным Forrester, на сегодняшний день в 70 % компаний функционируют мобильные приложения. При этом треть компаний заявляет, что повышение мобильности и применение беспроводных технологий в 2006 году стало одним из приоритетных направлений. Еще 16 % считает фактор мобильности критически важным. Несмотря на высокую стоимость мобильной связи и большую уязвимость мобильных приложений, компании продолжают все активнее переносить приложения на мобильную платформу. Особенно это заметно в области CRM и систем автоматизации торговли.

Подъем «тяжелых» CRM

По итогам 2005 года, европейский рынок CRM вырос на 6%. В результате оценки состояния рынка, IDC существенно повысила свои прогнозы относительно роста прибыли его игроков в ближайшем будущем. Рынок «тяжелых» CRM переживает очередной виток, и многие крупные предприятия, уже внедрявшие ранее эти системы (не всегда успешно), вновь инвестируют в это направление. В сегменте дешевых решений растет интерес к подходу software-as-a-service, однако явное предпочтение отдается внедрению полнофункциональных решений.

Языком цифр

Где ROI у RFID?

85 % компаний, использующих в своем бизнесе технологию RFID, добились возврата инвестиций (return on investment, ROI) в течение пяти лет. Тем не менее все они полагают, что основной экономический эффект им еще предстоит получить в будущем. Хотя технология радиочастотной идентификации нашла широкое применение относительно недавно, сама по себе она не нова. Согласно опросу Aberdeen Group, 10 % компаний используют ее уже более пяти лет. Среди этих первопроходцев львиную долю составляют гиганты с оборотом более 5 млрд. долл. в год. Их инвестиции в RFID также внушительны: около 1,5 млн. долл., что в три раза больше среднего проекта по внедрению RFID. Краткосрочная составляющая возврата инвестиций очень важна: во-первых, она более доступна для измерения, во-вторых, именно она способна убедить руководство компании в правильности выбранного курса. По мнению опрошенных, из всех составляющих ROI самой значительной является повышение эффективности процессов. Далее следуют повышение производительность труда и ценности предоставляемых услуг.

Цель остается целью

Хотя компании, совершенствуя управление складом, и фокусируются на сокращении логистических издержек, 60 % компаний в течение двух последних лет не смогли достичь результата. Таким образом, совершенствование работы складов и распределительных центров для большинства остаются лишь целью, а не становятся реальностью.

По данным Aberdeen Group, только 38 % опрошенных с 2004 года смогли сократить издержки на складирование. Кроме того, более половины не смогли минимизировать время выполнения заказа. Тем не менее компании не сдаются: 60 % из них заявили о желании заменить свою WMS-систему. При этом главными критериями выбора новой системы станут ее гибкость и прозрачность.


Аутсорсинг как образ жизни

Константин Поляков

В понятии аутсорсинга нет почти ничего нового. Идея разделения труда сопровождает человека с начала его сознательной хозяйственной деятельности. Для нашего случая ближе не ее воплощение на конвейерах заводов Форда, а в период зарождения капитализма, когда мастер Петров (кожевенник) объединялся с мастером Ивановым (кузнецом), чтобы изготовить добрую упряжь, которая затем продавалась втридорога.

Первоначально на аутсорсинг отдавали операции, не добавляющие ценности для клиентов. В основном они увеличивали ценность для бизнеса (финансовое обслуживание организации) или просто носили вынужденный характер (вывоз мусора). В настоящее время часто встречаются примеры передачи на аутсорсинг отдельных операций основных бизнес-процессов, например обслуживание пластиковых карт или страховых полисов. Все это говорит о том, что, глядя на аутсорсинг, мы видим средневековую цеховую кооперацию на новом витке развития.

В нашей стране наблюдается достаточно сдержанный интерес к аутсорсингу, особенно к аутсорсингу бизнес-процессов. Причин, скорее всего, две. Как отмечал в интервью еженедельнику Computerworld Россия Грэм Нортон-Стандэн, генеральный директор компании Applied Intelligence Group, специализирующейся на управленческом консалтинге и услугах по организации преобразований бизнеса, необходимыми условиями успеха подобных проектов является наличие глобальной экспертизы у подрядчика и доверия к ней у заказчика. Оба фактора в практике российского бизнеса, как правило, отсутствуют. Экспертизы нет, поскольку отсутствуют квалифицированные кадры (особенно в регионах), и нет доверия, поскольку собственная история развития заказчиков слишком коротка. Наибольшее распространение в области ИТ получил, пожалуй, аутсорсинг инфраструктуры и ПО. Интересно, что в мировой практике, по утверждению Нортон-Стандэна, это наименее доходный вариант аутсорсинга. «Даже в такой стране, как Новая Зеландия, невозможно заработать на аутсорсинге инфраструктуры», — отметил он.

Как показала прошедшая в ноябре конференция «Аутсорсинг на рынке ИКТ», организованная компанией IDC и издательством «Открытые системы», существует ряд других, специфических для России, факторов, затрудняющих распространение аутсорсинга. Наиболее частая причина обращения к нему — попытка снизить издержки производства. Это самый доходчивый аргумент для российского топ-менеджмента с невысоким уровнем зрелости, который активно эксплуатируют консультанты, практикующие внедрение данного способа организации труда.

«Аутсорсинговые проекты должны быть экономически выгодны», — вещают они вслед за вендорами, заинтересованными в данном виде деятельности. Но, во-первых, экономическая выгода совершенно необязательно должна выражаться в снижении издержек. Она может заключаться, например, в росте степени удовлетворенности клиентов или снижении рисков бизнеса. Во-вторых, чтобы добиться снижения себестоимости за счет аутсорсинга, необходимо, прежде всего, научиться ее правильно подсчитывать. И дело здесь не в замене калькулятора сервером известного производителя, а в принципиальном нежелании учитывать некоторые категории издержек.

Вот пример. ИТ-специалисту небольшой компании поручили заменить компьютер в офисе. Вероятнее всего, этот сотрудник сядет в собственный автомобиль, съездит в магазин за компьютером, сам его погрузит в машину, затем выгрузит, принесет на рабочее место пользователя, подключит и наладит. Зарплату он получает только за собственно настройку ПК. Предприятие, скорее всего, ему не оплатит транспортные и логистические расходы. Если же оно отдаст обслуживание компьютеров на аутсорсинг, то придется оплачивать все операции, следовательно, издержки возрастут. Таким образом, чтобы добиться их снижения, нужно прежде всего навести порядок в собственном учете. Чтобы всесторонне проанализировать полученный эффект, необходимо предварительно выстроить систему показателей результативности деятельности (KPI) и научиться ею пользоваться.

Зарубежные организации с интересом смотрят на Россию с точки зрения развития аутсорсинга. Хотя российские организации не могут пока успешно конкурировать с зарубежными в этой области (поскольку отсутствует глобальная экспертиза и низок запас прочности), они могут выступать посредниками между глобальными аутсорсинговыми организациями (подразделениями крупных компаний) и локальным рынком. Это явление наблюдается сейчас на рынке PR-услуг: зарубежные PR-агентства приобретают российские компании, работающие на этом рынке, или выстраивают с ними стратегические альянсы. Глобальные организации, предоставляющие услуги ИТ-аутсорсинга, наверняка заинтересованы в подобных схемах сотрудничества: во-первых, российский рынок ИТ-услуг очень перспективен, и во-вторых, ряд крупных российских предприятий, выходя на международные рынки, превращаются в глобальные компании и рассматриваются поставщиками ИТ-услуг как весьма интересные клиенты, нуждающиеся в ИТ-поддержке своих структур в разных странах мира.


Анализ тенденций информационной безопасности

Олег Седов

Компания IDC готовит к выпуску новый отчет о состоянии российского рынка информационной безопасности. Рассказать о предварительных выводах и прокомментировать некоторые тенденции этого рынка мы попросили Тимура Фарукшина, руководителя программ исследований IDC Россия.

Западные и отечественные эксперты сходятся во мнении о том, что больше половины средств бюджетов на информационную безопасность уходит на защиту от спама и вирусов. С чем это связано? Почему другим направлениям информационной безопасности уделяется недостаточно внимания?

Действительно, на защиту от спама и вирусов тратится очень большая доля бюджета информационной безопасности — примерно 45—50 %. Это связано с тем, что, во-первых, эти угрозы наиболее распространенные, а, во-вторых, ИТ-специалистам так проще: вместе с появлением новой угрозы выходит новая заплатка, и защита вроде как обеспечена.

Вендоры поступают правильно, информируя о появлении новых угроз, поскольку с каждым годом время с момента обнаружения новой уязвимости до появления новой угрозы, которая на ней основана, непрерывно сокращается. Еще три-четыре года тому назад этот интервал достигал одного-двух месяцев, сейчас нередко он составляет всего несколько часов. Как бы быстро поставщики ни оповещали своих клиентов о своих решениях для систем безопасности, как бы оперативно ни старались писать новые сигнатуры, заплатки, обновлять антивирусные базы, все равно эти атаки будут все более успешными.

С решением проблемы способны справиться системы обнаружения и предотвращения вторжения (intrusion detection and prevention, IDP), которые анализируют поведение сетевого трафика. Недавно компания IDC провела глобальный опрос и выявила, что 80 % компаний в мире используют системы IDP. Тенденция такова, что системы этого класса являются самым быстро растущим сегментом мирового рынка ИТ-безопасности.

Как бы вы оценили уровень зрелости российских компаний в вопросах организации защиты информации?

Предприятия осознали необходимость организации информационной безопасности. В крупных компаниях ею занимается, как минимум, специальный сотрудник, иногда и целый отдел. Тем не менее деньги, как правило, не выделяются даже на самые необходимые вещи. Бюджеты на информационную безопасность в России примерно в два-три раза меньше, чем в мире. Не слишком крупным компаниям может просто не хватить средств на закупку, например, систем IDP, поэтому они будут еще долго пользоваться только программными антивирусами и межсетевыми экранами. Это не отсталость, а объективная реальность, влияющая на развитие рынка.

С точки зрения информированности Россия не отличается от стран Америки или Европы. Угрозы все те же самые, но приоритеты расставлены по-разному, что в первую очередь связано с различием бюджетов. Наш ИТ-персонал по-прежнему беспокоит невысокая компьютерная грамотность сотрудников. У американских коллег эта проблема стоит далеко не на первом месте. Решить ее довольно просто — нужно создать политики безопасности. Правда, для этого требуется серьезный консалтинг, в числе прочего включающий аудит информационной системы и тренинги, но на то и на другое у наших предприятий всегда не хватает денег.

В 2005 году заявленные компаниями потери от вирусных атак составили около 15 млрд. долл. Это примерно 20 % от реальных потерь, остальные 80 % либо остались неизвестны, либо компании их не афишировали, либо были не в состоянии оценить ущерб. В России только, пожалуй, десяток проектов в области информационной безопасности включает оценку рисков, да и те связаны с какой-то узкой задачей, а не со всей информационной системой. Пока на отечественных предприятиях доминирует подход затыкания дыр (если что-то случилось, бежим туда и решаем проблему). Правда, по-настоящему в России от потери информации еще никто серьезно не пострадал.

Какие направления информационной безопасности будут наиболее актуальны для российских компаний в ближайшие годы?

Еще недавно предприятия работали в рамках закрытой ИТ-инфраструктуры, единственным внешним каналом был канал в Internet. Сейчас добавились мобильные устройства. Доля продаж ноутбуков в России составляет 20 %. Ими оснащаются мобильные сотрудники, которые могут подключаться к корпоративной среде из любой точки мира. В результате периметр ИТ-инфраструктуры теряет четкие границы, это ведет к многократному возрастанию рисков и потребностей в защите.

Несмотря на то, что инвестиции в информационную безопасность и в мире, и в России растут примерно на 40 % в год, объемы данных электронной коммерции, которые хранятся в информационных сетях, увеличиваются в несколько раз быстрее. Одновременно растет и количество уязвимостей, их число увеличивается теми же темпами, что и объемы информации. Но ИТ-бюджеты растут гораздо медленнее, поэтому по-прежнему актуальны задачи аудита систем безопасности, оценки рисков и создания решений, оптимизированных под конкретное предприятие.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями