От того, насколько хорошо поставлено на АЭС техническое обслуживание, зависит бесперебойность подачи электроэнергии и безопасность населения, проживающего вблизи станций.

Одним из основных видов деятельности на атомных электростанциях является техническое обслуживание и ремонты оборудования.

От того, насколько хорошо это поставлено, зависит и бесперебойность подачи электроэнергии, и безопасность населения, проживающего вблизи станций.

Игналинская АЭС

Эксплуатация станции началась в 1983 году. В составе Игналинской АЭС имеется 2 блока по 1300 МВт (один блок остановлен 31 декабря 2004 года) . Станция обеспечивает годовое производство электроэнергии на уровне 12 млрд. Квт. ч. На станции работает 3644 сотрудника. Ремонтный персонал составляют 1419 специалистов. Время возможного завершения эксплуатации - 2009 год.

Функционирование всех атомных станций, начиная с момента их ввода в эксплуатацию, сразу подпадает под контроль соответствующих организаций, в том числе международных. Так, Игналинская атомная электростанция уже в начале 90-х была включена в Шведскую программу SIP-1. Участникам этой программы западные банки выделяли средства на реализацию мер по безопасности и повышению надежности управления оборудованием атомных станций.

Эксплуатация Игналинской АЭС, построенной в Литовской республике, началась в 1983 году. Изначально она была оснащена двумя блоками по 1300 МВт. В конце декабря 2004-го по требованию Евросоюза, к которому Литва присоединилась в том же году, первый блок АЭС остановлен. Сейчас электроэнергию вырабатывает его близнец — второй блок, который также, по соглашению с Евросоюзом, планируется остановить к концу 2009 года.

В начале 90-х программисты собственного ИТ-отдела ИАЭС разрабатывали и внедряли для разных нужд небольшие программы, число которых со временем достигло сотни. Это ПО решало конкретные задачи автоматизации на уровне цехов, участков и т. д. Тогда еще не шла речь о внедрении конкретной автоматизированной системы управления масштаба предприятия, но на АЭС уже приступили к формулированию целей, которые планировалось достичь с помощью будущих проектов.

В 1996 году к программе SIP присоединились США. На уровне правительств Литвы, Швеции и США было заключено соглашение, согласно которому открылось финансирование работ по внедрению на станции автоматизированной системы, способной обеспечить повышение надежности оборудования и эффективности технического обслуживания. В качестве основы проекта был выбран продукт IFS Applications шведской компании IFS, созданный в свое время специально для управления техническим обслуживанием и ремонтом на предприятиях электроэнергетики. С годами функциональность системы была значительно расширена, и на сегодняшний день IFS Applications представляет собой ERP-систему, помогающую предприятиям различного профиля управлять основными фондами, производством, финансами, организовать работу с клиентами, персоналом, документооборотом, контролировать качество. Но в конце 90-х на АЭС остановились на внедрении решения «Управление техническим обслуживанием и ремонтами» (ТОиР).

Группу внедрения сформировали из служащих ИАЭС, представителей компании-разработчика, специалистов шведской программы SIP, а также сотрудников американской компании Stone & Webster.

Проект решения сначала получил название КИНС (то есть «корпоративная информационная система»), но потом ему дали звучное имя — ФОБОС, что в переводе с греческого означает «страх». Чем обусловлен сей мрачноватый юмор — неизвестно, но название понравилось и прижилось.

Первые шаги ФОБОСа

«Первое представление о системе IFS Applications было получено в сентябре 1997 года, — вспоминает Владимир Гусев, руководитель группы внедрения и сопровождения системы ФОБОС на ИАЭС. — Стало очевидно, что предстоит процесс систематизации данных, поиска компромиссных решений по объему и представлению данных, так как не все они вписывались в предлагаемую модель, не всегда понятны были методы сбора и проверки информации».

Началу внедрения предшествовали проверка и уточнение целей проекта. Сразу сложилось понимание того, что в качестве рабочего инструмента необходима база данных (реестр) оборудования, содержащая в описаниях объектов следующие необходимые атрибуты: место установки, тип, технические характеристики, влияние на безопасность и др. Требовалось получить и список работ, проводимых на оборудовании, чтобы оформить в виде базы данных (ранее такие перечни существовали в виде ежемесячных план-графиков на техническое обслуживание и журналов дефектов).

Американские спонсоры дополнили идею реализации проекта концепцией управления конфигурацией, представляющей собой целостный процесс. Он включал определение наиболее важных документов, содержащих полное описание технологических систем, а также управление изменениями этих документов и постоянное поддержание их в актуальном состоянии.

Реестр оборудования

Чтобы создать реестр оборудования, пришлось потрудиться. Ранее на ИАЭС существовало множество локальных реестров, выполненных на базе таблиц Excel. Верификация их проводилась от случая к случаю.

«На этом этапе основное внимание было уделено разработке дополнительных кодов оборудования, выбору объема регистрируемых данных, проработке структурных связей объектов, созданию удобных классификаторов», — рассказывает Гусев.

Основу реестра составил проектный документ «Единая маркировка монтажных единиц оборудования ИАЭС». Правда, этот классификатор не обладал достаточным уровнем детализации и не был проработан в отношении ряда специфических объектов, таких как трубопроводы или кабели. В ходе проекта документ пришлось усовершенствовать, дополнив его несколькими классификаторами. Так, были разработаны классификаторы типов и категорий, необходимые для продуктивной работы с классификатором кодов оборудования. Классификаторы моделей и безопасности были заимствованы из внешних документов — паспорта оборудования и «Общих положений по безопасности АЭС». Позже на станции стали использовать классификатор «Группа», где оборудование объединялось в соответствующие группы по общим техническим характеристикам и условиям эксплуатации. Вскоре подоспела следующая версия модуля ТОиР системы IFS, где появился классификатор «Статус объекта», позволяющий отслеживать состояние объекта относительно его жизненного цикла (от проектирования до демонтажа). Такие его функции, как «Структура» и «Связи», помогли выяснить взаимосвязи между объектами, что необходимо, в частности, при работе с электрическим оборудованием.

Несколько позже был введен в эксплуатацию модуль «Снабжение» системы IFS, с помощью которого стала проводиться первоначальная регистрация запасных частей, что особенно актуально при организации учета перемещаемых объектов (например, персональных компьютеров, которых на ИАЭС около 1,5 тыс.).

В настоящее время работа с базой данных оборудования, содержащей около 400 тыс. записей, упорядочена и полностью выверена. Все базовые данные (тип, модель и др.) регистрируются одним человеком. Данные, заимствованные из внешних источников, проходят проверку по одному или нескольким исходным документам.

Обновлять сведения в базе данных оборудования имеют право только 10 специалистов станции, остальные могут лишь пользоваться ею. Столь строгая дисциплина помогает исключить случаи дублирования информации.

Эти разные ремонты

В конце 90-х на станции внедрили процедуру корректирующего ремонта, которая является одним из существенных компонентов стратегии повышения эффективности оборудования. Эта процедура использует центральную базу данных оборудования как основной инструмент обработки данных по дефектам.

Сегодня работа с дефектами строится на основе функционала «Управление наряд-заказами» модуля ТОиР системы IFS. «Эта процедура позволяет держать под контролем все записи по дефектам оборудования АЭС, систематизировать их и при необходимости быстро реагировать на изменение ситуации. Исходная информация стала доступна как планировщикам, так и аналитикам, — поясняет Гусев. — Ведущие специалисты по эксплуатации получили возможность контролировать устранение дефектов на всех стадиях работы с ними и управлять этими действиями. Возможность заглянуть в журнал дефектов, не мешая при этом никому, дает неоспоримые преимущества». Что очень важно, в базе данных хранится история дефектов.

В 2002 году на ИАЭС для управления процессом создания зон ремонта с отключением оборудования была внедрена процедура «Заявка на вывод в ремонт оборудования». Она значительно упростила путь согласований и проверок, предшествующих подобным видам ремонта. С помощью системы готовятся подробные описания требуемых условий и конкретных видов переключений в оборудовании. Запись о переключениях создается с помощью базы данных оборудования, к которой эта функция обращается. Фактически процедура напоминает наряд-заказ в упрощенном виде.

Для такой разновидности ремонтных работ, как «ремонты по состоянию», в системе ФОБОС была разработана соответствующая форма регистрации параметров, которые используются для индикации неполадок с оборудованием. Точнее, она представляла собой модификацию стандартной формы, имевшейся в системе. Доработки позволили создавать шаблоны регистрации, которые значительно упростили процесс ввода данных.

В 2004 году на станции состоялся запуск функционала «Управление старением оборудования», что позволило проводить периодический контроль состояния оборудования, не подлежащего регламентным ремонтам вплоть до износа в силу своих особенностей. Проще говоря, такое оборудование не ремонтируется, но с исчерпанием сроков службы полностью подлежит замене. Этот срок прогнозируется на определенный период, и вероятность ошибки прогноза должна быть сведена к минимуму (в идеале ее следовало бы и вовсе исключить).

По словам Гусева, система управления старением «довольно удачно вписалась в возможности функционала ТОиР семейства продуктов IFS Applications». Для данного типа управления характерна детализация, то есть ввод значительно большего объема информации в виде параметров контроля состояния, чем при обычном ремонте, а также анализ, дающий основание на очередном этапе эксплуатации принять решение, — продлить эксплуатацию оборудования или нет.

В системе ФОБОС реализованы также возможности по планированию технического обслуживания. Основой для него является штатная система регистрации регламентных ремонтных работ.

Не только ремонты

В 2003 году на ИАЭС начата эксплуатация модуля «Документооборот» системы IFS. В силу того, что на станции продолжает эксплуатироваться ARKI — финская система управления документацией, модуль документооборота введен с ограниченными функциями, в частности, основная масса документов продолжает регистрироваться в старой системе. Чтобы не менять устоявшиеся традиции и учесть интересы пользователей, не работающих в ФОБОС, на станции ежедневно проводится миграция массива ссылок из ARKI в ФОБОС (система позволяет «привязать» документы, схемы к любым реестрам — оборудования, работ и др. — и обращаться к ним прямо из модуля технического обслуживания или оборудования, что, несомненно, имеет свое преимущество).

Осуществлена связь системы и с АСУТП ТИТАН, аккумулирующей данные о десятках тысяч параметров и используемой для оперативного управления оборудованием блоков. Ряд данных системы ТИТАН требуется для осуществления ремонтов «по состоянию». Специалисты ИТ-службы станции разработали конвертор для передачи данных из системы ТИТАН в ФОБОС.

Планируется интеграция систем ФОБОС и Microsoft Axapta, с помощью которой на ИАЭС автоматизированы финансовый, бухгалтерский учет и некоторые другие задачи на уровне нескольких базовых справочников (в частности, справочника материалов).

Системы будут обмениваться данными об использовании материалов при ремонте оборудования. По словам Бориса Малкова, руководителя ИТ-бюро отдела автоматизации ИАЭС и технического руководителя проекта ФОБОС, логичнее было бы для управления финансами, запасами и т. п. воспользоваться функционалом IFS Applications. «Но дело в том, что в Литве нет компании, способной обеспечивать быструю доработку IFS Applications в соответствии с изменениями местного законодательства, поэтому сегодня на ИАЭС функционирует две системы ERP-класса», — пояснил Малков.

Возможно, в перспективе будет налажено взаимодействие систем ФОБОС и Axapta с системой управления проектами и календарно-сетевого планирования Primavera (продукт компании Primavera Systems), которая используется на ИАЭС уже в течение 10 лет для планирования профилактических ремонтов энергоблоков.

Такая интеграция систем нужна для организации управления процессами демонтажа оборудования, его продажи и т. д. в случае закрытия станции. ИТ-специалисты ИАЭС считают, что Primavera эффективна для планирования проектно-ориентированных работ, к которым можно отнести и снятие энергоблока с эксплуатации. В IFS Applications имеется сходный функционал, поэтому специалисты ИАЭС планируют обсудить вопрос об использовании функций управления проектами системы IFS Applications, тем более что ее интеграция с Primavera является стандартным решением.

Проблемы крупные и не очень

Недостаточный уровень готовности конечных пользователей к восприятию и поиску информации с помощью системы автоматизации — проблема, с которой приходится сталкиваться ИТ-специалистам самых разных предприятий и организаций. «Люди, привыкшие работать с таблицами, не всегда понимают сущность реляционной базы данных и с трудом воспринимают информацию, если она последовательно не расписана», — так Гусев прокомментировал начальный период использования модуля «Регистр оборудования» системы IFS.

До сих пор, в частности, у людей вызывают трудности фиксация местоположения объекта. «Вопрос удобства пользователей, выдвигавшийся в качестве исходного критерия успешного внедрения, частично остается, но он решается по мере роста навыков пользователей при работе с ПК на рабочих местах», — отметил Гусев.

Впрочем, основная проблема — соглашение о закрытии АЭС, намеченном на 2009 год, — лежит вне сферы ИТ. Но именно она во многом определяет поведение менеджеров, специалистов, а также руководства станции, не желающих что-либо менять в своей работе. Изменение стиля руководства (что вполне возможно, используя возможности автоматизированной системы) — процесс сложный, требующий реформирования устоявшихся связей и правил. «Внедрение системы управления класса ERP, по определению, должно начинаться с пересмотра традиционных процессов управления, — заметил Малков. — Фактически на ИТ-службы возлагаются функции по пересмотру процессов управления, которые подлежат автоматизации, а также обучению управлять по-новому». Речь идет о пересмотре базовых процедур управления предприятием, таких как закупка товаров и услуг, управление запасами, проектами, собственно производством продукции и т. п. Но учиться управлять по-новому в условиях грядущего закрытия станции топ-менеджмент считает излишним, хотя именно первые лица предприятия должны быть движущей силой внедрения подобных систем.

Не менее важная проблема — статус АЭС как государственного предприятия. Даже если руководство АЭС всерьез задумается о повышении эффективности производства, уволит часть персонала, сэкономит большие деньги, то маловероятно, что станция и ее сотрудники почувствуют положительные последствия этих действий.

Эти деньги вряд ли будут направлены на развитие производства, поскольку АЭС планируется закрыть. Также вряд ли у сотрудников повысятся оклады. Поэтому у руководства станции задача повышения эффективности не является приоритетной. Это обстоятельство является одной из главных причин того, что на АЭС продолжают функционировать несколько десятков приложений, разработанных как собственным ИТ-отделом, так и сторонними фирмами. Усугубляет положение то, что зачастую каждое из подразделений станции стремится решать свои задачи в области автоматизации, не пытаясь согласовать свои планы с соседями. Преобладание организационного принципа управления над процессным стало причиной того, что на АЭС одновременно эксплуатируются несколько версий приложений со сходными функциями. Имелись огрехи и в самой стратегии создания системы ФОБОС. Так, по словам Гусева, первоначальные цели проекта не имели четкой формулировки, «не были проработаны критерии приемки работ, да и уровень привлеченных специалистов не соответствовал масштабности системы».

В результате ряд функций IFS Applications был попросту отброшен (в их число, например, попал анализ ремонтов по стоимости) или не востребован в полном объеме до сих пор (так получилось, например, с модулем управления закупками). «Вряд ли можно сегодня говорить об эффективном внедрении системы, — полагает Гусев. — Осуществлена лишь автоматизация отдельных процессов».

Не все гладко обстояло с техническим сопровождением системы, которое поначалу выполняла шведская сторона. Языковой барьер и разница в понимании возможностей применения системы на ИАЭС вызывали нешуточные проблемы. С 2000 года договор на техподдержку и услуги по внедрению части функций системы был заключен с партнером IFS — российской компанией «Форс». «Это придало новый импульс всему проекту: неразрешимые, как казалось, проблемы начали постепенно рассасываться, появилось чувство уверенности в достижении цели, на глазах выросла квалификация проектной группы», — вспоминает Гусев. Совместными усилиями осуществили обновление системы, она была переведена на новую техническую базу, специалисты «Форса» помогли установить «горячее» резервирование базы данных Oracle.

Настоящее и будущее

В настоящее время задача безопасности на Игналинской АЭС решается достаточно успешно. Систему ФОБОС используют в работе более 800 сотрудников станции. Количество ежедневных транзакций достигает 30 тыс. ФОБОС, как и всякая автоматизированная система, по мере возможностей подвергается улучшению. Многие пользователи АЭС считают, что внедренные процедуры стали удобнее. Руководители подразделений отмечают, что система «заметно сокращает время обработки информации по сравнению с журнальной формой ведения записей». Кроме того, отпадает нужда в частых оперативных совещаниях, излишних перемещениях по территории АЭС, протяженность которой составляет около 2 км. Большая часть специалистов ИАЭС осознала, что наличие единой базы данных экономит их рабочее время, а принятие решений благодаря наличию необходимой информации стало более обоснованным.

Ведутся работы по расширению функций решения ТОиР компании IFS: идет процесс внедрения модулей закупок, склада. Однако бурного развития ИТ на станции не предвидится. «Разумным будет использовать то, что накоплено», — отметил Малков.

Вместо эпилога

Пока данный материал готовился к печати, стало известно, что министр экономики Литвы Кестутис Даукшис заявил о намерении страны договориться с Евросоюзом о продлении срока эксплуатации ИАЭС.

По сообщению деловой газеты «Взгляд» со ссылкой на ИА Regnum, премьер-министр Литвы Альгидрас Бразаускас считает, что «разговоры о закрытии Игналинской АЭС устарели и следует искать возможности продления ее работы. А 5 января президент Литвы заявил, что необходимо искать возможности для строительства третьего блока АЭС». Тот же источник сообщил, что «представители Эстонии и Латвии не против поучаствовать в строительстве третьего реактора на Игналинской АЭС, а Министерство энергетики Литвы подготовило предложение 25 крупнейшим компаниям, способным инвестировать средства в возведение нового реактора».

Елена Шашенкова — корреспондент еженедельника Computerworld, Россия, elenash@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями