Споры о том, наступил ли уже новый век и тысячелетие, еще ведутся, но 2000 год наступил определенно, и, в частности, пришло время заявить о себе «Проблеме 2000» - в тех местах и случаях, где к возможной встрече с ней отнеслись недостаточно серьезно.

Дмитрий Гапотченко — заместитель главного редактора Computerworld Россия. Если у вас есть запрошенные им примеры — шлите их на gdi@osp.ru. Их примут в дар с благодарностью.
Споры о том, наступил ли уже новый век и тысячелетие, еще ведутся, но 2000 год наступил определенно, и, в частности, пришло время заявить о себе «Проблеме 2000» — в тех местах и случаях, где к возможной встрече с ней отнеслись недостаточно серьезно.

На свою беду, точнее на беду усердных тружеников сферы высоких технологий, эта проблема пока практически не проявилась — сказались ухлопанные на всемирную модернизацию компьютерных систем 300 миллиардов условных единиц (по другим данным, 500, а то и 800). Результат хорошей работы оказался на первый взгляд весьма неожиданным: в «общегражданских» изданиях, весьма преуспевших в деле нагнетания истерики по поводу «Проблемы 2000», завели песню о всемирном заговоре компьютерных компаний, а у нас — и Запада как такового.

Наиболее яркий (и, стало быть, печальный) пример — популярнейший телеправдоискатель Михаил Леонтьев («Однако»). На «Проблему 2000» (вернее — ее отсутствие) Леонтьев обрушился всей недюжинной мощью: «И как бы тихой сапой проходит совершенно фантастическая афера — проблема так называемая 2000. А ведь с самого начала говорили вменяемые люди, что это полный, абсолютный бред. Нет такой проблемы. Старые писишки ни в каких серьезных системах управления не задействованы».

Чуть аккуратнее (но лишь чуть) — журнал «Компания», который признает, что инциденты были, но... «Видимо, самым серьезным инцидентом можно считать три сбоя на атомных электростанциях в Японии. <...> Все неисправности были устранены в течение нескольких последующих дней. <...> Грецию ??Проблема 2000?? и вовсе обошла стороной: испытания не выдержали лишь старые электронные кассы в нескольких магазинах». Казалось бы, порадоваться — если бы вместо греческих касс не выдержали японские (американские, российские и т. п.) АЭС, мало бы не показалось. Ан нет: «Надувательство тысячелетия закончилось».

Статей таких — и тьмы и тьмы и тьмы. После обличающей части в каждой следуют «письма с мест»: кто что сказал, обнаружив, что жизнь продолжается (в противном случае, понятное дело, никто бы по поводу «Проблемы» брюзжать не стал: некому было бы). Недовольство понятно: купили зонтик, прикрылись от дождя, теперь грызет сомнение — а вдруг кинули, вдруг дождик был сухой?

Бог знает, что побудило популярного аналитика тратить драгоценное во всех смыслах время на наши относительно малобюджетные (800 млрд. — не такая уж это большая плата за спокойствие на следующие 8000 лет — до наступления 01.01.10000) и далекие от политсуеты дела. Может, Чубайса надо было лягнуть (РАО ЕЭС отрапортовало о готовности встретить 1 января одним из первых), а может, и весь западный мир в лице его компьютерной индустрии?

Логически опровергнуть обвинение в «сухости» невозможно — не доказывать же, что компьютер — это не только «писишка»? Тут может помочь эксперимент-опрос: не оставлял ли кто-нибудь в родной конторе под предлогом недофинансирования соответствующих работ отдел-другой без соответствующих заплат? (Чтоб начальство прочувствовало важность высоких технологий.) Если да — отзовитесь, напишите, поделитесь опытом. Гонорар и анонимность редакция гарантирует.

Последствия кампании за отмену задним числом «Проблемы 2000» как явления могут быть преинтересные: например, компьютерным системам предстоит пережить еще несколько памятных дат. Поскольку Леонтьев вещает куда убедительнее, чем средний технический специалист (иначе б он в телевизоре не сидел), то пафос аналитика со товарищи может весьма существенно повлиять на мнение «директора», решающего вопрос о финансировании очередных работ по латанию дыр.

Нельзя сказать, чтоб данный случай был уникален. С детства памятна печальная история про кота, который извел в доме всех мышей, после чего за ненадобностью был отправлен в изгнание.

Возможно, при том хищника тоже сурово укорили за то, что он корысти ради придумал каких-то мышей. Если бы эта история произошла сейчас — точно бы укорили: всякий компьютерно подкованный журналист общественно-политической направленности знает, что мышь серая обыкновенная вовсе не разносчик болезней и перегрызчик кабелей, а скромное и полезное двух-трехкнопочное животное.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями