Они заключают сделки и дают обещания. Часто они обещают сдержать слово относительно проводимых сделок. С течением лет люди заметили, что соглашения, которые заключают политики, в большей степени направлены на их собственную выгоду, нежели на благо народа. Люди также заметили, что большинство этих соглашений готовится без широкой огласки — оглашается только окончательное решение по каждому вопросу.

Очевидно, что использование электронной почты стало проблемой для политиков, которые хотят наслаждаться плодами новых технологий, а также для общества и прессы, которые хотят быть в курсе политических дискуссий

Общественность пришла к выводу, что эта скрытность вредна, и как результат все штаты приняли так называемые «законы об огласке» (sunshine laws), или законы открытых встреч (open meeting laws), чтобы предотвратить действия политиков за закрытыми дверями. Законы открытых встреч (ЗОВ) обязывают должностных лиц и государственные структуры решать вопросы, действуя публично. Каждая (за исключением особых случаев) встреча большинства членов департамента или совета должна быть заранее анонсирована и открыта для общества. Таким образом исключается тайная подготовка соглашений в прокуренных комнатах или в «кафешках» в узком кругу «своих» людей. Общественность же имеет возможность наблюдать механизм государственной машины в действии. За пределами этих встреч членам департамента позволено обсуждать дела один на один, но не коллективно. Такая система работала достаточно хорошо, по крайней мере в течение длительного времени удовлетворяла интересам большинства. Но в последнее время Internet «мутит воду». Такие средства, как электронная почта и интерактивная переписка, дали возможность общаться мгновенно и легко. Большинство продавцов ПО для коллективной работы хотят убедить нас, что разница между диалогами в электронной среде и реальным непосредственным общением невелика. Большинство политиков хотели бы, чтобы мы поверили в обратное.

Столкновение этих противоречивых мнений впервые произошло три года назад в местечке Финикс, где члены городского совета регулярно использовали для общения электронную почту. Они считали, что это быстрый и эффективный способ общения, позволяющий поразмыслить и ответить. В то же время городской совет продолжал еженедельно собираться для обсуждения и голосования. Один из его членов назвал эти встречи «вечерней говорильней», ведь еще до официального совещания члены совета имели возможность обсудить вопросы по электронной почте, сформировать точки зрения и даже подсчитать голоса. Оставалось соблюсти формальности открытой встречи. Это никого не волновало, пока за дело не взялась пресса, выступив с критикой членов совета и проведя аналогию общения по электронной почте с процедурой сбора голосов в «старые добрые времена», когда агитаторы ходили от офиса к офису. Теперь есть возможность проводить эту процедуру быстрее и надежнее.

Спустя некторое время юристы городов Милуоки и Балтимор порекомендовали своим департаментам избегать использования электронной почты, чтобы не допустить нарушения Закона открытых встреч. Министр юстиции штата Северная Дакота постановил, что государственный департамент высшего уровня штата нарушил Закон открытых встреч, обсуждая вопросы по сети. Члены муниципалитета города Эшленд (шт. Массачусетс) попали под огонь прессы из-за того, что посредством электронной почты обменивались информацией по спорным вопросам, не дожидаясь официальных городских выборов. «Секретные электронные обсуждения» были добавлены к уже существующим обвинениям против департамента образования в местечке Вильямсон (шт. Теннесси), а на встрече кандидатов в мировые судьи в местечке Файот (шт. Джорджия) ее участникам были заданы вопросы об их позиции по отношению к Закону открытых встреч, включая применимость их к общению по электронной почте. Все кандидаты выступили за открытые встречи, что, впрочем, неудивительно.

Очевидно, что использование электронной почты стало проблемой для политиков, которые хотят наслаждаться плодами новых технологий, а также для общества и прессы, которые хотят быть в курсе политических дискуссий. Дон Крейвен, юрист по проблемам средств массовой информации, работающий в Ассоциации прессы штата Иллинойс, утверждает, что «цель Закона открытых встреч в том, чтобы предоставить людям возможность знать, когда, где, почему и как ведутся их дела; возможно, законы плохо стыкуются с миром технологий, но государственные органы по-прежнему должны помнить о целях этих законов». Пол Макмастерс из свободного собрания (правительственного наблюдательного органа) считает, что «судьи и власти в большинстве случаев заявили, что электронную почту нельзя использовать в качестве замены закрытых прокуренных комнат».

С другой стороны, как утверждают сторонники государственных департаментов, законы открытых встреч многих штатов не препятствуют электронному общению. По мнению Рона Мэтикайтиса, прокурора города Де-Калб (шт. Иллинойс), чтобы электронное общение было признано в Иллинойсе нарушением закона, оно должно проходить одновременно между несколькими людьми. В городе Кери (шт. Северная Каролина) городской совет регулярно пользуется электронной почтой для общения. Отмечая различия между общением посредством электронной почты и обычными встречами, Аманда Мартин, представитель прессы штата Северная Каролина, считает, что вряд ли могут возникнуть какие-либо проблемы с ЗОВ штата из-за использования электронного общения.

Пока разногласия продолжаются, правительственные органы и должностные лица ищут решения. В некоторых штатах, например в Колорадо и Род-Айленде, Закон открытых встреч регламентирует использование электронной почты. В других штатах к электронному общению применяют действующие законы. Во Флориде же практикуется сложный компромисс, ставший возможным на основании указа министерства юстиции: члены городских советов здесь могут посылать друг другу сообщения по электронной почте, но не имеют права отвечать на них. Таким образом предполагается пресечь использование электронной почты в качестве дополнения к обсуждениям, дискуссиям или открытому голосованию.

Во время всех споров по поводу того, нарушает ли использование электронной почты законы открытых встреч или нет, из поля зрения выпадает вопрос о том, должны ли эти законы быть изменены, чтобы одобрять или даже поддерживать возможность электронного общения для дискуссий и обсуждений. Кроме всего прочего, благодаря особенностям этой технологии наблюдение за процессом общения и участие в нем становится легким и мгновенным для всех, включая общественность. Подумайте о возможной демократизации встреч, проводимых в рамках электронного общения и доступных каждому. К тому же многие причины, по которым люди не присутствуют на встречах (накладки с графиком уже запланированных дел, физические проблемы и расходы на дорогу), могут быть преодолены всего лишь несколькими щелчками компьютерной мышки.

Электронная почта открывает перед обществом множество возможностей для выражения своих мнений и позиций. Одно и то же сообщение может быть послано сразу нескольким людям. Процесс ответа на сообщение необычайно прост. Если сообщение пришло по другому адресу, оно может быть легко переадресовано нужному пользователю. Сообщения могут быть посланы почти отовсюду и в любое время. К тому же их легко сохранить в памяти, найти и восстановить для дальнейшего просмотра.

В целом использование электронных коммуникаций в работе парламента имеет много преимуществ. Но, как и любой новый процесс, они могут быть использованы так, что ограничат доступ к информации для тех людей, чье присутствие должно быть предусмотрено. Законы открытых встреч были первоначально приняты, чтобы открыть процесс для публичного рассмотрения. Эта же идея может быть воплощена и с помощью электронной почты, а также других средств связи с учетом их особенностей и функциональности. После того как вопрос был поднят в Финиксе, городские мировые судьи потратили 5 тыс. долл. на улучшение своих компьютерных систем с целью сохранения существующей электронной связи и обеспечения к ней публичного доступа.

Закон открытых встреч предусматривает доступ публики на встречи, в ходе которых проводятся обсуждения, с тем чтобы люди могли наблюдать за ходом дискуссий и принятием решений. Однако общественность не имеет права управлять процессом или принимать в нем участие. Действия за закрытыми дверями порождают некоторое беспокойство в работе парламента, так как люди оказываются не в курсе происходящего. Если бы публику действительно допускали и приглашали за закрытые двери, вопрос заключения сделок не вызывал бы столь горячего интереса. Так же и общение в чатах не будет вызывать особого беспокойства, если публике будет предоставлен разумный доступ к копиям переговоров, проводимых в виде обмена электронными сообщениями.

Вместо того чтобы пытаться запретить использование новых технологий, государственным наблюдательным органам следует ради достижения объективности и в рамках повышения эффективности приложить усилия для создания новых законов и процессуальных норм. Такая технология, как электронная почта, — это сила, которая может работать на пользу большого демократического государства. И ее использование должно поощряться.

Брет Дорни работает адвокатом в бостонском отделении Mintz, Levin, Cohn, Ferris, Glovsky and Popeo PC, где специализируется на законодательстве в области интеллектуальной собственности. С ним можно связаться по электронной почте: bndorny@mintz.com.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями