А.Сальников Понятно, что оценки одних и тех же событий, сделанные "тогда" и "сейчас", отличаются друг от друга.

Итак, чем занимается Центр информационных технологий в обычной ситуации и чем сейчас?

Я бы сказал, "чем занимался" в обычной ситуации. Имеет смысл говорить о жизни до кризиса и жизни после него. До сих пор мы говорили о себе как об аналитической компании, хотя внешне все выглядело как учебный центр: читались курсы, проводились семинары. Но обычный учебный центр занимается тренингом, подготовкой персонала. Наши же курсы, по сути, дают мелкооптовую консультацию на заданную тему. Все, кто сидит в аудитории, получают, скажем, в течение пяти дней консультацию на одну и ту же тему, которая и дает название этому курсу. Мы проводили очень серьезные курсы. Например, "Стратегическое планирование сети предприятия" или "Проектирование и разработка корпоративной информационной системы". Такие курсы готовятся подолгу. Этим занимается целый коллектив преподавателей, приобретается масса специальной литературы - на это приходится довольно большая статья расходов.

Вы разрабатывали собственные, оригинальные курсы или пользовались чьими-нибудь готовыми?

Нет, все курсы разрабатывали наши преподаватели. Даже если один раз курс читается в сентябре, а следующий раз в декабре, то на самом деле это уже несколько другой курс, в котором учтены произошедшие в технологиях изменения. Слушатель получает после завершения занятий толстую книгу по прослушанной теме. Эта книга печатается очень маленьким тиражом строго по количеству слушателей. Вот этим - отгрузкой аналитической продукции - мы и занимались до сих пор. Кроме того, проводились семинары на те темы, которые было еще рано выделять в отдельные курсы. Такой способ подачи информации формировался у нас достаточно долго. Ни много ни мало шесть лет.

Шесть лет - это действительно большой путь. Как все это начиналось?

Началась наша деятельность в 1992 году с серии семинаров по автоматизации банковской деятельности. Тогда был бум автоматизации банков. Постоянных преподавателей у нас еще не было, и лекции читали приглашенные специалисты. В то время катастрофически не хватало информации. Internet'ом еще и не пахло. Компьютерная пресса в большинстве своем была представлена журналами для конечных пользователей вроде "КомпьютерПресс". И когда вчерашнему инженеру из "почтового ящика" приходилось строить сеть из 100 машин, он в принципе не понимал, что ему делать. В условиях информационного голода наши семинары пользовались диким успехом. Само собой сложилось, что основными клиентами были начинающие банки, которые направляли своих сотрудников к нам и платили за их обучение.

Как вы в то время организовывали занятия?

Сначала в качестве преподавателей выступали представители тех компаний, которые хотели работать на рынке банковской автоматизации. Таким образом, были довольны все: компании описывали свою продукцию перед аудиторией, состоящей из потенциальных клиентов. Слушатели имели возможность сравнивать выступления, задавать вопросы. Ни на одной выставке невозможно получить настолько полную информацию. Но буквально через год у нас появились свои эксперты, мы писали свои аналитические обзоры по банковской автоматизации. А потом плавно перешли к общим компьютерным темам, это позволяло рассматривать проблемы шире, не привязывая их к конкретному заводу или нефтяной вышке. Так, в 1994 году появились собственные курсы лекций, например "Сетевое программное обеспечение". Эти курсы стали уже довольно дорого стоить, но от желающих не было отбоя.

Но ведь в то время уже существовали фирмы и учебные центры, предлагавшие авторизованные курсы обучения. "Микроинформ", например. Почему люди шли именно к вам, а не к ним?

Дело в разных подходах к отбору информации, которая доводится до слушателя. Например, авторизованные курсы по Novell - это администрирование NetWare какой-то версии. Это замечательный курс, но достаточно бесполезный в следующей ситуации: человек находится перед зданием, в котором нет ни одной машины, а ему говорят "ты должен поставить тут сеть на сто машин". Человек ходит по поставщикам, они подробно рассказывают ему о своем оборудовании, а ему не хватает знания основ. Я помню, с каким вниманием люди слушали о витой паре, коаксиальном кабеле. Все это объяснялось на курсе "Основы сетевых технологий", который, кстати, читается до сих пор, естественно, с учетом современного положения дел. После такого курса человек уже способен идти и разговаривать с поставщиками оборудования. А вот когда начнется сама эксплуатация, тогда, пожалуйста, иди в "Микроинформ" на курс "Администрирование сети NetWare версии х.хх". Мы осознанно не заключали договоров по проведению авторизованных курсов, чтобы наши преподаватели имели свободу выбора материала и объективнее освещали темы. То же самое и в отношении "железа".

Как с течением времени изменялся спрос ваших заказчиков на ту или иную информацию?

Он становился более требовательным. Сейчас уже нет того информационного голода, существует масса периодических изданий. Наконец, Internet вполне доступен. Сейчас наши функции состоят в том, чтобы переработать огромные массивы информации и дать знания в необходимом виде. К примеру, чтобы подготовить пятидневный курс, преподаватель должен работать два-три месяца. И стоимость курса - это фактически стоимость работ по переработке информации. Таким образом, сместились акценты в нашей работе: вместо того чтобы найти информацию и дать ее слушателю, мы теперь стремимся оградить его от лишней информации.

Как кризис повлиял на работу ЦИТ? Как оценивались его последствия в начале сентября и как - сейчас?

Кризис повлиял чрезвычайно серьезно. Понятно почему: наша продукция - не хлеб и не мыло, то есть не товар первой необходимости. Одни предпочитают медленно, но дешево искать необходимую информацию самостоятельно. Другие просто исчезли - большинство из них были банки. Таким образом, утрачено много клиентов. Кроме того, были прямые финансовые потери, связанные с замораживанием денег в банках, с вложением средств в рекламную кампанию к сентябрьскому оживлению рынка, которого не произошло. Правда, теперь ситуация несколько проясняется. Мы объявили расписание занятий, и люди стали записываться. Это прежде всего Центральный банк, Сбербанк, Газпром, "Лукойл", "Совам-Телепорт", региональные отделения Сбербанка и другие крупные организации. Эти клиенты по прежним нашим ценам - порядка 700 долл. за неделю - способны учить своих специалистов. Однако большинству, видимо, не до того. В итоге количество клиентов значительно снизилось. Они наиболее продвинутые клиенты, которые у нас уже много лет учатся, много чему научились. Мы будем с ними работать, но только на них нельзя будет прожить.

Что вы собираетесь предпринять в сложившейся ситуации? Чем занимаетесь во время спада деятельности и какие планы строите на будущее?

Выходов из нынешнего положения может быть несколько. Можно закрыться и заняться чем-то совсем другим, но это неинтересно. Поэтому сейчас мы думаем, куда и как нам дальше двигаться. Задумки есть разные. Одна из них состоит в том, чтобы делать аналитическую продукцию, доступную небольшим компаниям. Скорее всего, она будет облечена в форму книг или компакт-дисков, сейчас есть возможность конкурировать с книгами, изданными большим тиражом. Как ни странно, но сейчас малотиражная или даже уникально изданная книга обойдется дешевле, и в ней будет содержаться только необходимая информация. При этом мы по-прежнему будем проводить для заказчиков ранга Газпрома и Сбербанка дорогие аналитические исследования. Эта продукция будет ориентиром, к которому должны стремиться все заказчики.

Но я думаю, что на одной аналитической продукции прожить будет трудно. Поэтому рассматривается второе возможное направление - обучение клиентов на авторизованных курсах. Сейчас ЦИТ получил статус авторизованного учебного центра Microsoft и Inprise. На эти знания есть спрос, а мы имеем соответствующие учебные классы и преподавателей необходимой квалификации. Сейчас многие специалисты вынуждены заниматься образованием за свой счет. Мы должны привлечь людей к тому, чтобы они платили из собственного кармана, а это намного сложнее, чем бороться за деньги компаний. Мы собираемся предложить гибкие системы оплаты, необходим совершенно другой маркетинг.

Есть мысли и о третьем направлении деятельности - заняться подготовкой не только профессионалов, но и обычных пользователей.

По роду своей деятельности вы находитесь в контакте с директорами информационных служб многих предприятий. Можете ли вы поделиться с ними как со своими коллегами какими-то соображениями, что вы можете посоветовать им делать в настоящее время?

Ну, это достаточно обширный вопрос. Ответ на него зависит от того, информационная служба какого предприятия рассматривается. Если речь идет о банке, который "лопнул", совет директору один - как можно быстрее искать себе новую работу. Для более-менее работающих организаций можно дать другой совет: сейчас хорошая возможность для кадровых обновлений. На рынке труда можно найти высококвалифицированных специалистов, готовых трудиться за меньшие деньги. Я тоже собираюсь сейчас несколько расширить штат своих экспертов за счет привлечения профессионалов-практиков, потерявших работу в банках. Если все сказанное подытожить, то получается, что кризисы в какой-то мере полезны. Они дают возможность встряхнуться, переосмыслить свою деятельность, заняться внутренней реорганизацией. Давайте считать этот ответ достаточным, по крайней мере - пока.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями