В мае 2014 г. одним из хитов на YouTube, быстро набравшим миллионы просмотров всего за несколько дней, стал внешне довольно заурядный, казалось бы, видеосюжет — о еще одной форме обучения иностранным языкам ( http://go.osp.ru/4697 ).

Главной «фишкой» видеоролика, обеспечившей его удивительную популярность, было даже не то, что навыки разговорного английского прививают юным бразильцам весьма и весьма пожилые американские пенсионеры. А в первую очередь, то, насколько трогательные и по-домашнему теплые диалоги сразу же начинаются между людьми, находящимися за тысячи миль друг от друга и завязавшими новое онлайн-знакомство через видеочат буквально только что, на глазах у зрителей...

Ну и дабы подлинный масштаб и значимость этого сюжета — важного, можно сказать, для будущего всего человечества — проступили наиболее отчетливо, пояснить суть происходящего лучше всего «от противного» (как выражаются в логике и математике). С помощью такого вот эпизода из жизни знаменитого писателя-фантаста.

На закате жизни Борис Натанович Стругацкий — умнейший и всячески уважаемый, спору нет, человек — в одном из интервью выразился о своем ощущении старости следующим образом:

«Старость, как известно, не радость, а большая, извините за выражение, гадость. Теряешь здоровье, теряешь энергию, теряешь друзей, теряешь возможность ставить сколько-нибудь отдаленные цели»...

Практически все из сказанного писателем, конечно же, так и есть — суровая правда нашей, увы, не вечной природы. Вот только все равно далеко не факт, что старость — это гадость.

Старость не гадость

Подобно тому, как прекрасные черты есть у каждой фазы природы — и у буйно расцветающей весны, и у щедрого теплого лета, и даже у застывшей в оцепенении зимы, — так и у осенней поры увядания есть не только собственная красота, но и целый ряд неоспоримых преимуществ.

В природе осень — время сбора урожая, в жизни человеческой — возможность распорядиться накопленной с годами мудростью. Но урожай, как известно, сначала надо посадить и вырастить, а затем — поработать над его сбором. Вот так же и мудростью стариковской надо уметь пользоваться «разумно» — стараясь жить активно и продолжать работать по мере сил, иначе говоря (именно так, собственно, жил и сам Борис Стругацкий вплоть до своих последних дней)...

Ну а для того, чтобы стало понятнее, что все это отнюдь не абстрактные «рассуждения ни о чем», а подвод к чрезвычайно важной глобальной проблеме человечества, достаточно напомнить цифры статистики относительно демографической ситуации на планете. Ибо это прояснит, куда будут двигаться расклады с возрастом народонаселения в ближайшие десятилетия.

Совершенно четкая и неоспоримая тенденция — демографическое старение народов мира. Иначе говоря, стабильное увеличение доли пожилых людей в общей численности населения планеты.

По оценкам ООН, динамика старения человечества выглядит так. На середину XX столетия (1950) общая численность людей в возрасте 60 лет и старше составляла 205 млн. Спустя полвека, к 2000 г., их численность утроилась, достигнув 600 млн. Затем, всего за десятилетие, к 2009 г., численность этой категории превысила 737 млн человек. Следовательно, у ученых есть все основания ожидать, что к середине XXI века (2050) численность пожилых людей составит более 2 млрд человек...

Если же приводить ту же самую статистику не в абсолютных цифрах, а в процентах от общей численности населения, то картина старения человечества будет такой: в 1950 г. около 8% мирового населения находилось в возрасте старше 60 лет, в 2000 г. их количество составляло 10%, а к 2050 г., согласно прогнозу ООН, оно уже достигнет 21%.

Старость не гадость

Следует подчеркнуть, что речь идет об усредненно сглаженных цифрах по всей планете. Для множества конкретных стран ситуация с быстрым старением населения выстраивается по куда более крутой траектории. В России, например, количество людей старше трудоспособного возраста уже к началу 2012 г. составило 32,4 млн человек, или 22,7% от общей численности населения. А к 2050 г., по прогнозу ООН, доля пожилых россиян составит 37,2%.

Но и это далеко не самые выдающиеся результаты. Абсолютным чемпионом мира в области старения населения является Япония. В этой стране уже к 2009 г. количество людей в «пенсионном» возрасте (60 лет и старше) составляло без малого 30% (точнее, 29,7%). Ну а к 2050 г., скорее всего, пожилых японцев будет 42,3%...

Короче говоря, старение человечества — это весьма серьезная социально-экономическая проблема. При нынешних темпах к 2050 г. в развитых странах на каждого работающего гражданина будет приходиться по одному пенсионеру. Чуть позднее то же самое произойдет и в развивающихся странах.

Переформулировав проблему чуть иначе, можно сказать, что при подобном раскладе всему человечеству как бы придется работать, по сути, лишь для того, чтобы обеспечивать жизнь своим «немощным старикам». Однако ни для кого не секрет, что и после 60—65 лет очень многие люди ныне продолжают демонстрировать отнюдь не «старческую немощь», а совсем даже наоборот: и бодрость духа, и интерес к жизни, и желание по-прежнему приносить пользу обществу...

В совокупности данные факторы означают, что наиболее простой и естественный путь для решения проблем неуклонного старения человечества — это предоставлять пожилым людям как можно больший простор и выбор не только для их «активной старости», но и для максимально возможного продления периода общественно-полезной активности.

Естественно, это вовсе не следует воспринимать как призывы к безжалостному задиранию общепринятых сроков для выхода людей на пенсию. Речь здесь идет совершенно о другом.

При комплексном подходе к проблеме — учитывающем и социальные, и экономические, и технологические аспекты «активной старости» — вполне реально привлекать даже очень немолодых людей к работе в том объеме и в тех формах, какие они сами для себя пожелают. Главное — суметь предоставить достойные возможности для выбора и самореализации тем людям, которые испытывают ощутимые потери в физическом состоянии.

Конечно же, все сказанное касается не только стариков, но и инвалидов. Просто старость ожидает абсолютно каждого. В каком-то смысле, это наша «тотальная инвалидность», которую для здоровья общества необходимо воспринимать как несколько иное, но при этом совершенно естественное состояние человеческого организма. Ибо организм и в этом состоянии активности вполне способен к трудовой деятельности.

Старость не гадость

В наши дни, что вряд ли кого-то удивит, наиболее заметно и успешно по данному пути движется Япония. Пик численности японского дееспособного населения (87 млн) был достигнут в 1995 г., и с той поры идет стабильный процесс старения нации. Ежегодно рабочая сила уменьшается здесь на 0,5%, а количество людей старше 65 лет, соответственно, увеличивается на 0,6%.

Понятно, что в Японии уже давно задумались о том, как жить стране, в которой при таких темпах перемен к середине XXI века «иждивенцами» будут свыше 50% населения. Когда же ученые пересчитали цифры демографических прогнозов по-другому, то получилась такая — более приятная — картина: продление дееспособного возраста человека до 75 лет приведет к тому, что в 2055 г. работой будет заняты свыше 70% японцев. Вот к этому ориентиру, по сути, и было решено двигаться.

О том, сколь многочисленные средства и разнообразные методы уже придуманы и реализуются в Японии для достижения поставленной цели, написана масса статей и книг. Уже существуют целые отрасли индустрии, сориентированные на продление активной старости, — от медицины и косметики до оснащаемых специальной электроникой «автомобилей для ветеранов».

Ну, а для компьютерного издания, естественно, наибольший интерес представляют инфотехнологические аспекты решения данной проблемы. Тем более, что все знают, наверное, до какой степени японская нация «задвинута» на роботах и прочих чудесах автоматики, энергично внедряемых для компьютеризации не только производства, но и повседневного быта человека.

В частности, ежегодно публикуемый в Японии справочник «Белая книга старения» с некоторых пор регулярно сообщает о ходе реализации так называемого проекта IRT. Суть его — в объединении информационных технологий (IT) и технологий робототехники (RT), для того чтобы сформировать новый тип технологии, IRT, который поможет избавить стариков от «непродуктивных» затрат энергии. Благодаря IRT, к примеру, новые роботы смогут выполнять всю работу по дому, беря на себя уборку, стирку и т.д., а также сопровождать их во время походов по магазинам или выступать в качестве персонального транспортного средства.

Существенно иной IT-аспект общей задачи по продлению активной старости — это широкомасштабное привлечение тех возможностей, которые дает Интернет. Именно в этом направлении несколько лет назад начали большой совместный проект Токийский университет, японское подразделение корпорации IBM и НИИ государственной ТВ-компании NHK.

Суть внедряемой методики достаточно проста — что-то вроде весьма модного ныне аутсорсинга, но только для пенсионеров. Дедушки и бабушки, желающие участвовать в проекте, вносят в базу данных информацию о своей квалификации и о времени, свободном от лечения и прогулок. А затем — также через Сеть — получают задание и выполняют посильный объем возложенных на них обязанностей, которые автоматически распределяются системой между участниками программы.

Понятно, наверное, что эта схема имеет довольно универсальный характер, вследствие чего ее легко перенести из условий Японии в любую другую страну. В каком-то смысле и упомянутый в самом начале успешный языковой эксперимент — по обучению молодежи Бразилии пенсионерами из США — является одной из реализаций действий на основе того же принципа. Только воплощенного изначально без базы данных, на базе Сети и обычных человеческих контактов.

В общем, как бы то ни было, унылая формула прошлого «Если бы молодость знала, если бы старость могла» начала понемногу трансформироваться в нечто совершенно иное:

«Если старость захочет, то молодость сможет узнать»...

Купить номер с этой статьей в PDF
2007