Сегодня все большее распространение получают беспроводные сети. Цена на оборудование для них уменьшается, и по стоимости они становятся сопоставимы с традиционными проводными сетями. Узнать мнение специалиста-практика насчет настоящего и будущего беспроводного доступа в нашей стране всегда интересно. Беседу с Петром Кочегаровым — техническим директором компании CompTek ведет научный редактор журнала «Мир ПК» Михаил Глинников.

— Давайте начнем с терминологии: что вы вкладываете в понятие «беспроводной доступ»?

— Cразу надо сказать, что 99% из того, что мы читаем про беспроводные технологии, относится к Wireless LAN, т. е. беспроводным локальным сетям. История их насчитывает больше десяти лет, а создавались они с целью решения задач, недоступных в рамках проводных локальных сетей: обеспечение мобильности плюс скорость установки.

— Как происходило внедрение этих сетей в России?

— Беспроводные локальные сети в России практически не применяются. И «развиваются они бурно» только на страницах газет и журналов. Да, интерес к ним есть, реализовано несколько проектов. Но ни дома, ни в офисах они широкого распространения пока не получили. На самом деле в России приобрел популярность совсем другой тип беспроводного оборудования, предназначенный для решения совершенно иных задач.

— И какое же это иное применение? Связь «точка—точка»?

— Беспроводное оборудование используется в России для передачи данных на определенное расстояние, но абонентом является отнюдь не сотрудник с ноутбуком, а целая локальная сеть организации, где может быть и пять, и сто, и тысяча пользователей. У нас распространен именно беспроводной доступ к сетям передачи данных (Broаdband Wireless Access — беспроводной широкополосный доступ). Таким образом, можно дать следующую классификацию радиосетей: если абонент — конкретный человек, это локальная беспроводная сеть, если же абонент — локальная сеть (группа пользователей), это беспроводной доступ к сети — совершенно другое приложение с иными требованиями к оборудованию. Можно, наверное, выделить и третью группу — то, что на Западе называется Personal Area NetWorks (я бы перевел это как «персональные устройства радиодоступа»), беспроводные гарнитуры, мыши, клавиатуры, т. е. то, что находится непосредственно на рабочем месте человека и позволяет ему избавиться от лишних проводов.

Если говорить о России, то из перечисленных трех видов наиболее актуален беспроводной доступ к сетям передачи данных. Это вполне объяснимо: плохая инфраструктура связи, формальный монополизм по доступу к «последней миле» — факторы, постоянно подстегивающие именно его распространение.

— Но ведь использование беспроводных устройств требует получения ряда разрешений от государственных органов.

— Да, и в этом нет ничего плохого, такова мировая практика. Но у нас она зачастую была запутана и не приспособлена для использования простых устройств...

— Поясните, пожалуйста.

— Согласитесь, ведь нельзя сравнить установку связи с использованием двух простых беспроводных мостов и, скажем, двух радиорелейных линий стоимостью по 50 тыс. долл. каждая. А процедура получения разрешения была одна и та же. Но это уже пройденный этап, сейчас получить разрешение для использования радиоустройств внутри офиса существенно проще.

— Каковы частотные диапазоны?

— Доступ к частотам регулируется. Сначала это был диапазон 2,4 ГГц, но его активно осваивали лет семь, и года два как он физически кончился — все возможные разрешения на использование частот уже выданы. Разумеется, где-нибудь в тайге он еще есть, но в большинстве крупных городов исчерпан.

И вот в прошлом году появилось оборудование, способное работать в частотном диапазоне 5 ГГц, а чуть раньше — 3,5 ГГц. С освоением этих диапазонов вновь начался бурный рост услуг на рынке беспроводного доступа. Что же касается локальных беспроводных сетей, то здесь первое время вообще о каком-либо их легальном развитии нельзя было говорить, потому что процедура работы с ними никак не регламентировалась. В прошлом году нам удалось добиться заметного облегчения получения разрешения в диапазоне 2,4 ГГц. Государственной комиссией по радиочастотам принято «Положение о порядке использования на территории Российской Федерации внутриофисных систем передачи данных в полосе частот 2400—2483,5 МГц (протокол 18/3 от 29.04.02). Теперь для официальных пользователей процедура эта стала понятной, несложной и недорогой, исключены многочисленные согласования, которые для локальной беспроводной сети бессмысленны.

Более того, сейчас мы начали подобную работу в диапазоне 5 ГГц, чтобы найти в нем такой участок спектра, который было бы допустимо в наших условиях использовать на основании license an free, т. е. без разрешения. Если это удастся, то появится новый катализатор, способный серьезно подстегнуть развитие беспроводных локальных сетей в нашей стране.

— А чем замечателен этот новый диапазон?

— Тем, что он новый и свободный. Ну и, разумеется, частота повыше, поэтому скорости побольше, но это уже детали. Главное же — это возможность работы в новом «чистом» диапазоне.

Ведь с частотами 2,4 ГГц еще какая проблема — широкая доступность и невысокая цена беспроводного оборудования для этого диапазона привели к тому, что он сильно «замусорен». Любой начинающий строитель домовой сети может купить две радиокарточки по 100 долл., антенны по 20 долл. и связать два дома, совершенно не принимая во внимание, что у этого диапазона уже есть определенные обладатели частот. Вот вам и «шаг в будущее по беспроводной технологии». И таких пиратов громадное количество, в результате нормально работать в диапазоне 2,4 ГГц оператору радиодоступа довольно трудно, ведь он зачастую не в состоянии гарантировать качество услуг из-за многочисленных помех. Однако от всех этих недостатков избавлен диапазон 5 ГГц.

— Это все субъективные факторы, мешающие продвижению у нас беспроводных сетей. А есть ли объективные? Насколько я знаю, пользователей беспроводных сетей волнует как проблема защиты от перехвата, так и разграничение доступа. Так ли это?

— Я бы не сказал. Судя по моей практике, пользователя прежде всего интересует цена и доступность использования беспроводных устройств и уже затем безопасность. Что же касается защиты, то здесь принят ряд соответствующих нормативных документов относительно несанкционированного доступа, и если корпоративный пользователь хочет, чтобы его информация была защищена по соответствующему стандарту, он должен этому стандарту следовать. У нас в стране десяток фирм имеет лицензии на проведение работ по построению защищенной сети. Если пользователю требуется определенная криптографическая стойкость, он применяет соответствующие отечественные криптографические средства, например «Шип» или «Верба», которые будут все шифровать согласно нашему ГОСТу.

О случаях взлома радиосетей в нашей стране мне неизвестно — по-видимому, они достаточно устойчивы либо просто мало распространены. Если же говорить об этой проблеме в мире вообще, то, по-моему, 80% всех взломов сетей происходит из-за халатности системных администраторов или утечки информации из самой фирмы.

Конечно, в локальных радиосетях есть некоторые проблемы технического свойства и при определенных условиях возможен перехват пакета и его подмена, а алгоритм, который используется для аутентификации, статичен, но, на мой взгляд, гораздо проще узнать за шоколадку у кого-нибудь пароль и им воспользоваться.

Не так давно один английский журнал писал о том, как двое журналистов взломали несколько локальных сетей, используя в качестве простой антенны банку из-под чипсов Pringles, а сети, естественно, оказались не защищены.

— А что можно сказать о разграничении при публичном доступе, например в аэропорту, ресторане, на стадионе?

— Публичный доступ сейчас на Западе самая модная тема. Действительно, технологически эта услуга довольно удобна и привлекательна. Устанавливается достаточное количество базовых станций, они разносятся по частотам. В нашей стране уже есть положительный опыт, в отеле «Мариотт-Аврора» на оборудовании Cisco AiroNet. Но все-таки говорить о публичном радиодоступе в России (например, о строительстве точек доступа в аэропортах) пока рано. Надо признать, что пассажиров с ноутбуками в наших аэропортах на два порядка меньше, чем на Западе, да и летают в основном через Москву, т. е. не так уж много аэропортов в подобной услуге нуждаются. Поэтому к возможности быстрого развития и перспектив в этой сфере я отношусь с определенной долей скепсиса.

— Давайте теперь поговорим о технических характеристиках радиоустройств и прежде всего определимся с понятием скорости.

— Сравнивать скорости радиооборудования от разных производителей можно только после проведения испытаний на определенном наборе тестов, причем в одинаковых условиях и при использовании одинакового тестового ПО. И реальная скорость на канале может варьироваться в очень широком диапазоне. Да и у нас скорость достигает 40 Мбит/c, но на конкретных тестах и для конкретной конфигурации.

— Скорость передачи, это, конечно, важно, но есть и еще одна очень существенная характеристика — мощность сигнала (см. «Мир ПК», № 4/03).

— На Западе, например в Северной Америке, суммарная мощность — мощность передатчика плюс коэффициент усиления антенны — должна быть не больше 1 Вт, а в Западной Европе — не больше 100 мВт.

В России ситуация другая: если вы оператор связи, то ограничение по мощности указано в ваших разрешительных документах. У нас обычная практика — использовать усилители мощности, когда надо «пробить» какое-то расстояние. Легальные обладатели разрешений на эту частоту могут применять любые усилители мощности, огромные антенны и т. д. Поэтому проблема ограничения мощности в наших российских условиях не так остра, как на Западе.

— А если говорить о домовых сетях?

— В домовых сетях беспроводное оборудование используется в основном для коллективного подключения дома к Интернету. Но внутри домов использовать радиооборудование бессмысленно, нужна очень большая площадь покрытия, на каждый этаж потребуется поставить по две точки доступа... Здесь проще и дешевле проложить кабель.

— Сейчас активно развиваются домовые сети. Что бы вы посоветовали тем, кто собирается подключить свою домовую сеть к Интернету по радиоканалу?

— Cамое разумное — обратиться к своему местному оператору, у которого есть лицензия на использование этого диапазона, чтобы все было легально. Конечно, можно строить радиосети и самим, но, во-первых, вы при этом нарушаете соответствующие правила и законы и, во-вторых, можете своими действиями мешать работе тех, кому данный частотный диапазон принадлежит. В результате у абонентов этих сетей начнутся помехи, их оператор увеличит мощность сигнала, начнутся помехи у вас — в общем, ничего хорошего.

— Вы довольно активно работаете с операторами, которые предоставляют услуги радиодоступа, поставляете им оборудование. Чем они руководствуются прежде всего при выборе техники?

— С технической стороны операторов в первую очередь волнуют вопросы управления трафиком, менеджмента, конфигурирования сети, авторизации. Сегодня картина такова: операторы в основном предоставляют услугу доступа в Интернет по радиоканалу, реже услугу VPN (построение виртуальных частных сетей) и уж совсем редко услугу передачи голоса — Voice over IP. Но все более привлекательным становится предоставление услуги передачи голоса: за нее и денег можно брать больше, и тарифицируется она иначе, чем доступ в Интернет. Однако для предоставления этой услуги операторам нужны средства управления трафиком в своих сетях, средства диагностики и авторизации, оборудование, которое должно поддерживать вывод информации для передачи в системы биллинга.

Если же говорить о вопросах сертификации, то это обычно забота производителя или поставщика радиооборудования.

— Положим, вы — руководитель компании, перед которой стоит задача создания радиосети. Каким путем вы бы пошли?

— Я бы пошел от задачи. Согласитесь, ведь цель — не построение беспроводной сети, а улучшение своего бизнеса. Например, если у меня есть склад, надо считывать и вводить серийные номера, штрихкоды. Коробки подтаскивать тяжело, проводные устройства неудобны. Вот я и даю задание обеспечить работу с беспроводными сканерами, чтобы кладовщики свободно могли с ними передвигаться по складу и считывать с коробок идентификационные номера или штрихкоды. А как это сделать — уже задача системного интегратора, и он же должен озаботиться тем, чтобы получить соответствующие разрешения на создание сети, продать мне сертифицированное оборудование и добиться, чтобы все устойчиво работало.

— Мы обсудили основные сферы применения радиосетей в России. А что можно сказать о перспективах?

— Если в трех словах — все станет «больше, выше, сильнее». Появятся новые частотные диапазоны, возрастет скорость передачи. Но надо сразу сказать, что рынок беспроводного доступа к сетям передачи данных Broаdband Wireless Access (беспроводной широкополосный доступ) в мировых масштабах очень мал, а рынок беспроводных локальных сетей — громадный, там миллиарды долларов и миллионы проданных устройств. Правда, к России он имеет пока очень слабое отношение, он только-только начинает здесь зарождаться. Думаю, он будет постепенно развиваться, но убежден, что рынок беспроводного доступа к сетям передачи данных, в отличие от Запада, у нас будет доминирующим еще долго.

823