Так охарактеризовал шахматные программы выдающийся гроссмейстер Д. И. Бронштейн, имея в виду, прежде всего, что система оценки позиций, используемая в них, далека от той, которую выбирает играющий человек. Давайте рассмотрим это на примере матча В. Крамника с программой Deep Fritz (DF), прошедшего в Бахрейне в октябре прошлого года. Его итог известен — ничья со счетом 4:4, и болельщики, разделившиеся на два лагеря, до сих пор никак не придут к согласию, считать ли В. Крамника «непобедившим» или «непроигравшим».

Заключительная диаграмма второй партии матча

Во время матча программа DF была установлена на восьмипроцессорном компьютере и поддерживалась одной из самых мощных баз данных ChessBase, содержащей информацию обо всех когда-либо игранных шахматных партиях. Первые четыре партии дали результат 3:1 в пользу В. Крамника. При этом все комментаторы в один голос говорили о хорошей подготовке чемпиона мира. В гамбитных дебютах ему удалось проверить, насколько механизм принятия жертв в программе DF приблизился к позиционному анализу жертвы, проводимому квалифицированным шахматистом. Кроме того, в первой половине матча определенную роль сыграла подготовка шахматиста в отношении не только выбора дебютных схем при постановке партии, но и усиления уже сыгранных вариантов, почти наверняка доступных DF. Последнее обстоятельство позволило В. Крамнику играть на получение позиции, за пределами возможности машинного перебора вариантов. Так, во второй партии, где белыми играл В. Крамник, комментатор Д. И. Бронштейн позицию после 15-го и 16-го ходов гроссмейстера оценил как выигрышную, а после 34-го — как подлежащую сдаче. Но прогноз на будущее у DF ограничивается поиском наилучшего хода, располагая результатами анализа на несколько шагов вперед. Пусть в оценке конкретной позиции человек уже уступает программе, зато он умеет играть на «картинку» — образ будущей позиции, а соответствующие алгоритмы образного анализа могут оказаться более эффективными, чем перебор вариантов. Поэтому программе DF понадобилось еще 23 хода, чтобы признать поражение. Вот диаграмма заключительной позиции.

Таким образом, использованная В. Крамником тактика выбора ходов, усиливающих позицию, в первой половине матча дала положительные результаты. Но в пятой партии, начинавшей вторую половину матча, чемпион мира, похоже, не справился с психологическим грузом скорой победы и, как говорят шахматисты, дрогнул, допустив просмотр фигуры. В основном придерживаясь избранной на матч тактики, В. Крамник в какой-то момент отошел от нее в поисках форсированной ничьей. Однако он не учел, как заметил Д. И. Бронштейн, что программа играет с волевым настроем Эммануила Ласкера — до последнего. А подобная тактика нередко провоцирует противника на ошибку, которая и случилась на 34-м ходу.

В шестой партии В. Крамник, опираясь на собственный игровой опыт, пожертвовал коня, но программа, четко обороняясь, вынудила гроссмейстера израсходовать временной ресурс и душевные силы на поиски победного пути и в конце концов остановить свои часы, признав поражение. Чуть позже Г. Каспаров указал на возможность ничейного исхода в этой партии. В. Л. Корчной, еще один известный гроссмейстер, в интервью журналу «64» объяснил неудачи В. Крамника в этом матче одним словом: «Нервишки...», подчеркнув лишний раз роль психической энергии в шахматной игре.

Заключительная диаграмма пятой партии

Приведем заключительную диаграмму пятой партии.

Комментарий г-на Фриделя, одного из руководителей компании ChessBase, чьи специалисты разработали программу Deep Fritz, был весьма категоричным: «Через пять лет, а возможно раньше, никому из людей не удастся победить компьютер». Тем не менее данный матч показал всего лишь, что и человеку, и программе необходимо совершенствоваться. Но одно несомненно: игра человека и программы уже требует с обеих сторон учета психологических аспектов борьбы на виртуальной шахматной доске.

Kc5 (С. П. Коновалов),
Rg1 (Г. И. Рузайкин)

813