Я думал, произойдет настоящая революция, а вижу полное предательство.

Теодор Нельсон, автор термина «гипертекст»

Мы настолько привыкли работать с гиперссылками в Интернете, что, наверное, даже не задумываемся над тем, насколько со временем исказилась первоначальная идея провозвестников этой революционной технологии. Наши дни показывают, что когда мы забываем историю и истоки технологий, то не только лишаем себя возможности предугадывать будущее, но и совершаем такие ошибки, которых, несомненно, сумели бы избежать.

Что скрывается за термином «смарт-тег»

Корпорация Microsoft впервые стала публично применять термин «смарт-тег» (smart tag, в пер. с англ. — «интеллектуальная метка») в 2001 г. для обозначения специального механизма контекстно-зависимого исполнения действий на основе ассоциативной связи с текстовыми фрагментами. Причем изначально данную концепцию, являющуюся своеобразным гибридом гипертекста и сопоставляемого с ним механизма меню, планировалось использовать в новом поколении двух ключевых продуктов Microsoft: в семействе операционных систем Microsoft Windows XP (преимущественно в рамках браузера Internet Explorer 6.0) и в пакете офисных приложений Microsoft Office XP (в Word 2002, Outlook 2002, Excel 2002 и PowerPoint 2002). Однако эти планы не были реализованы (из браузера данный механизм пришлось изъять), и в итоге смарт-теги появились на рынке в весьма урезанном виде, да и то только в Office XP.

К сожалению, в отечественной и зарубежной компьютерной прессе смарт-теги окутаны такой завесой таинственности, что разобраться в их сути и уж тем более в перспективах применения далеко не просто, хотя все поясняется простой формулой: «смарт-тег = гиперссылка + меню + компонент» (табл.1).

Не будем пока вдаваться в подробности причин весьма сдержанного маркетингового продвижения смарт-тегов корпорацией Microsoft (об этом —— чуть позднее). Пока же попробуем разобраться, что же это такое, на примере набора русскоязычных смарт-тегов компании Exteria (см. http://www.exteria.ru/pr/20020118).

Посмотрите на рисунок. Перед вами изображение Рабочего стола в Windows 2000, где слева открыто окно Internet Explorer, справа — Microsoft Outlook. При взгляде на Web-страницы можно заметить, что некоторые фразы (слова и даже их фрагменты) подчеркнуты специальной пунктирной чертой. Если к ним (в данном случае — «Всеволод Предтеченский») подвести курсор мыши (без нажатия кнопок), то тут же появляется кнопка с изображением латинской буквы i в кружочке (как известно, это международный символ, обозначающий справочную службу). Теперь на изображении i нажмите и удерживайте левую кнопку мыши: тут же раскроется соответствующее меню, где вы уже обычным образом выбираете требуемый пункт. На нем отпустите левую кнопку мыши, и тогда сразу выполнится ассоциированное с этим пунктом действие. Таким образом, все работает одним нажатием мыши, хотя и растянутым во времени.

Пример работы смарт-тегов (русские имена, X-Person)

В нашем случае, когда мы нашли в тексте интересующее нас имя персоны (Всеволод Предтеченский) и подвели к нему курсор мыши, то инициировали раскрытие меню (X-Person), чтобы выбрать там действие «Добавить в контакты». Если бы эта операция была выполнена, то в Outlook открылась бы соответствующая форма регистрации новой персоны, куда в нужные поля автоматически заносились бы в требуемом порядке параметры персоны, извлеченные из текста (в нашем случае — имя и фамилия). Кстати, абсолютно так же работает механизм смарт-тегов и с PDF-документами, просматриваемыми через браузер IE 6.0 (за счет интеграции с Adobe Acrobat).

Обратите внимание, что смарт-теги действуют по вполне прозрачной схеме:

  • распознавание фраз-лексем (далее - словокомплексы);
  • отождествление словокомплексов с известными типами смарт-тегов (имена, компании, денежные единицы, термины, номера авиарейсов, договоров, накладных, артикулы товаров и т.п.), причем один и тот же словокомплекс может относиться сразу к нескольким типам смарт-тегов;
  • отображение меню, ассоциированного с данным типом смарт-тега;
  • исполнение действия, связанного с выбранным пунктом меню (причем действие параметризуется текстовым окружением распознанного словокомплекса вплоть до передачи всего абзаца).

Пытливый читатель наверняка сообразит, что подобный механизм дает новую жизнь технологии гипертекста. Если в роли пунктов меню будут выступать альтернативные ссылки на разные Web-страницы (источники информации), то получатся вариативные гиперссылки. Так, при появлении в тексте слова «погода» ему автоматически будут сопоставлены на выбор различные варианты (на основе информации местного бюро погоды, Росгидромета, Национальной службы погоды США, CNN и т.п.). Обратите внимание на весьма существенную деталь: гиперссылки в случае смарт-тегов выделяются динамически. Переставите ли вы слова, измените ли падеж/число/спряжение, все равно ссылка будет выделяться автоматически и корректно (в случае, разумеется, соответствующей реализации распознавателя смарт-тегов).

Еще одно назначение смарт-тегов — исполнение служебных инструкций в форме письма/документа поступающих к пользователю в почтовом клиенте Microsoft Outlook и текстовом редакторе Microsoft Word. Если выбрать соответствующий пункт в тексте, то здесь можно инициировать бизнес-процессы, специфичные для конкретного предприятия в контексте полномочий и роли данного исполнителя.

Казалось бы, наконец-то появилось новое мощное средство интеграции приложений, способное совершить переворот не менее грандиозный, чем это сделала в свое время концепция гипертекста в рамках ставшей уже привычной Web-среды. Но не тут-то было...

Патентные войны. Дела British Telecom и Microsoft

Компьютерные и информационные технологии очень часто вступают в противоречие с интересами бизнеса, и потому вряд ли стоит удивляться их изъятию и искажению, а также тому, что в результате до потребителя (т.е. до нас с вами) доходят лишь такие реализации, которые удовлетворяют интересам конкурирующих компаний и сложившейся маркетинговой ситуации.

Вот и со смарт-тегами наблюдается довольно запутанная картина. Еще накануне появления Microsoft Office XP (напомню, что официальная дата его представления в США — 31 мая 2001 г., в России — 19 сентября 2001 г.) в прессе разгорелись страсти вокруг технологии смарт-тегов. На целом ряде сайтов публиковались сообщения, предупреждающие о том, что смарт-теги таят в себе угрозу. Разумеется, кампания развертывалась вокруг возможного нарушения интеллектуальных прав при применении этой технологии.

Что же так испугало противников смарт-тегов? Прежде всего, просмотр Web-страниц сквозь призму смарт-тегов (мнимые «розовые очки»), когда возникала возможность динамической простановки ссылок там, где автор текста их не размещал, с направлением на те источники информации, которые важны с точки зрения разработчика и пользователя смарт-тега, а не самого автора. И хотя в Microsoft были заранее предусмотрены возможности отключения данного механизма (в частности, в браузере IE 6.0 блокировалось распознавание HTML-страниц, помеченных метатегом MSSmartTagsPreventParsing), общественное мнение было столь взбудоражено, что во избежание возможных проблем корпорация Microsoft уже в июне 2001 г. официально объявила об изъятии механизма смарт-тегов из IE 6.0, входящего в состав Windows XP. В противном случае могли возникнуть серьезные правовые препятствия для выпуска этой ОС, намеченного на 25 октября 2001 г. Обратите внимание, что рисунок был получен с помощью последней бета-версии IE 6.0. В финальной версии механизм смарт-тегов изъят, и увидеть подобное распознавание уже не удастся (хотя аналогичную работу тех же смарт-тегов можно наблюдать в Word 2002).

О потенциальной возможности нарушения (при использовании смарт-тегов) закона об авторском праве и американских федеральных правил ведения бизнеса заявила, в частности, Робин Гросс, адвокат фонда Electronic Frontier Foundation. А по мнению ряда других юристов, автоматическая простановка динамических ссылок подпадает под принцип цитирования, что никак не нарушает положений закона. Как бы то ни было, данный вопрос требует серьезной юридической проработки, что, видимо, и стало главной причиной изъятия механизма смарт-тегов из Internet Explorer и Windows XP. Скорее всего, это временная мера, и не исключено, что уже в нынешнем году можно будет ожидать полноценного появления смарт-тегов в ведущих продуктах Microsoft.

Если говорить об официальной позиции самой Microsoft, то еще в июне 2001 г. было заявлено, что изъятие механизма смарт-тегов носит временный характер и что обусловлено оно недостаточной готовностью компании к реализации данной технологии до октября 2001 г., т.е. до момента начала поставок Windows XP. Для полноты картины наряду с чисто правовыми вопросами и проблемами, связанными с не совсем корректной реализацией смарт-тегов (что и показывает опыт их разработки и использования в приложениях Office XP), необходимо сказать и о таких не менее серьезных задачах, как развертывание наборов смарт-тегов в компаниях, обеспечение корпоративной безопасности и наличие на рынке практически ценных решений (для всего этого нужно выиграть время).

Несостоявшиеся иски против Microsoft по поводу смарт-тегов наталкивают на параллели с двумя другими нашумевшими делами: ставшим уже достоянием истории иском Apple к Microsoft, а также недавним иском British Telecom к Интернет-провайдеру Prodigy Communications.

Компания Apple подала 22 марта 1988 г. иск против Microsoft и Hewlett-Packard, в котором было выдвинуто обвинение в использовании интерфейса Macintosh в продуктах Microsoft Windows и HP NewWave. Одно из самых громких судебных разбирательств длилось около пяти лет (к его окончанию на рынке уже появилась ОС Windows 3.1). Как известно, и Microsoft и Apple заимствовали идеи из одного и того же источника — из Xerox PARC (проекты Alto и Star). Это было достаточным основанием (так называемый prior art) для того, чтобы в итоге отклонить иск Apple. Стоит заметить, что в 1991 г. Xerox выдвинула встречный иск к Apple, который суд тоже отклонил.

Что же касается иска British Telecom, то о нем стоит поговорить подробнее, тем более что он имеет самое непосредственное отношение к смарт-тегам и затрагивает святая святых — технологию гипертекста, лежащую в основе современного Интернета и всей Web-среды. Когда в июне 2000 г. крупнейшая английская телекоммуникационная компания British Telecom обнаружила в своих архивах патент США No. 4873662 «Information Handling System and Terminal Apparatus Therefor», то она обратилась к Prodigy и еще 16 Интернет-провайдерам (включая и прямого своего конкурента — America Online) с предложением выкупить лицензию на его использование (патент был принят в октябре 1989 г., а срок его действия истекает в 2006 г.). По мнению экспертов British Telecom, данный патент регулирует механизм доступа к территориально удаленной информации через механизм гиперссылок. На самом же деле, если внимательно прочитать текст патента, несложно сделать вывод, что к самим гиперссылкам это имеет весьма отдаленное отношение, хотя и отрицать такую связь было бы неверно (вопрос, как обычно, упирается в терминологию и трактовку изложенных принципов).

В самом патенте речь идет о центральном компьютере и терминалах (что уже не соответствует структуре Интернета), о делении всей хранимой и передаваемой по линиям связи информации на блоки двух типов: отображаемой на экране и управляющей этим отображением. Как указано в документе, «второй тип блоков может включать информацию для обеспечения полного адреса другого блока, который может быть выбран с помощью действия определенной клавиши на клавиатуре». Данный патент, скорее, покрывает важную область таблиц стилей (правами на которые, кстати, обладает Microsoft). Интересно, что заявка на патент была подана еще в июле 1976 г., т.е. за 13 лет до его выдачи.

Как известно, и в США, и в Великобритании, в отличие от континентальной Европы, действует прецедентное право, что еще более усугубляет ситуацию. Если дело против Prodigy выиграет British Telecom, то, несмотря на все заверения руководства этой компании о заведомом отказе от преследования мелких провайдеров, дальше наверняка покатится волна автоматически выигрываемых исков к другим провайдерам. А это, в свою очередь, может существенно подорвать темпы развития Интернета. Кроме того, многие компании призадумаются об использовании Web-решений, поскольку возникнет вероятность возбуждения исков и против них. Мрачные картины можно рисовать и дальше, но допустить такое развитие событий отнюдь не в интересах американского бизнеса. Пока же рассмотрение вопроса отложено до сентября 2002 г.

Разумеется, корпорация Microsoft не могла не знать о таком грандиозном деле, так что если причины частичной реализации смарт-тегов кроются в решении данного вопроса (сейчас они поддерживаются только в Office XP), то в браузере Internet Explorer и, следовательно, в Windows XP ожидать появления механизма смарт-тегов раньше осени 2002 г. не стоит.

Дуглас Энгельбарт. Демонстрация всех времен и народов

Иск British Telecom к Prodigy вновь привлек внимание общественности к истории формирования технологий. Уж казалось бы, такая вдоль и поперек изученная тема, как гипертекст, вряд ли может таить в себе что-то новое.

Действительно, воспринимается эта история стереотипно так: мы пользуемся теми гиперссылками, которые в начале 1990-х гг. ввел Тим Бернерс-Ли, когда экспериментировал в Центре ядерных исследований (CERN) с языком SGML и создал на его основе язык HTML. Но идею придумал, разумеется, не он. Идеологами гипертекста признаны Ванневар Буш, Дуглас Энгельбарт и Теодор Нельсон. К сожалению, со временем концепция гипертекста стала восприниматься многими через кривое зеркало его повсеместно доступной реализации в современных браузерах (HTML с протоколом HTTP). А ведь HTML-исполнение не только имеет массу вполне устранимых изъянов, но и искажает первоначальные замыслы авторов гипертекста (отсутствие двунаправленных ссылок, наглядной визуализации связей документов и т.п.). Достаточно вспомнить хотя бы слова Теодора Нельсона, взятые в качестве эпиграфа для настоящей статьи. Чтобы доказать миру свою правоту, он вот уже добрых два десятка лет трудится (теперь в Японии) над созданием собственной системы XANADU.

Но это тема отдельного обстоятельного разговора. Здесь же я лишь вкратце приведу свою таблицу истории развития гипертекста в контексте обсуждения смарт-тегов (табл. 2).

Среди важных вех минувших лет стоит выделить, пожалуй, труды трех авторов: Дугласа Энгельбарта, Чарльза Саймони и Никлауса Вирта, отстоящие друг от друга на десятилетие.

Итак, в декабре 1968 г. в Сан-Франциско открылась Единая осенняя компьютерная конференция (FJCC). Именно на ней произошло событие, впоследствии получившее название «Великая демонстрация всех времен и народов». Дуглас Энгельбарт, сотрудник Стэнфордского исследовательского института (SRI, Stanford Research Institute) в Менло-Парк (что неподалеку от Купертино), вместе со своими коллегами представил прообраз персональных компьютеров и будущей Web-среды.

Он появился на сцене с микрофоном и наушниками и уселся перед демонстрационным экраном за замысловатый рабочий стол, на котором были разложены клавиатура и какие-то непонятные инструменты. Энгельбарт показывал всем, что будет представлять собой повседневная работа в будущем. Он растягивал строчки текста до огромных размеров, а потом сжимал их обратно. Текст вверху экрана можно было «замораживать», а в нижней части — изменять. На разделенном на сектора экране дисплея представлялись текст, графика и видео. Документы имели сноски на другие документы, и по этим сноскам можно было перемещаться!

Всеми действиями Энгельбарт управлял с помощью придуманного им для NASA манипулятора с двумя потенциометрами, получившего название «мышь» (саму же мышь компания Xerox залицензировала в 1971 г.). Световое пятно (оно именовалось «клоп») вслед за перемещениями колесиков мыши двигалось по экрану. Энгельбарт мог щелкнуть на слове, передвинуть его в документе и даже перенести в другой.

Затем наступил черед демонстрации прообраза нынешних видеоконференций. Энгельбарт представил одного из членов своей команды, севшего за такой же рабочий стол, как у него, с микрофоном и наушниками. Перед этим участником тоже находилась телекамера. Энгельбарт и его коллега смогли на расстоянии разговаривать между собой, видеть друг друга и одновременно совершать манипуляции с общим документом.

Такая демонстрация предвосхитила многие открытия, сделанные в последующие годы: Web-документы, экранные окна, мышь, видеоконференции, коллективную работу над документами. Алан Кей, автор языка и системы Smalltalk, компьютера-мечты Dynabook, активный участник проекта Alto, так вспоминал о том времени: «Хотя я и знал заранее все, что они собирались показать, для меня оказались величайшим открытием в жизни объем, широта и глубина проницательности Энгельбарта. Бурные овации свидетельствовали о мгновенном признании аудитории. Все поняли: произошло что-то значительное, и с этого момента мы не сможем оставаться такими, какими были раньше».

Однако в течение многих лет истинный вклад Энгельбарта так и не был оценен по достоинству. Тед Нельсон, познакомившийся с Энгельбартом весной 1967 г., с горечью прокомментировал эту ситуацию: «То, что этот компьютерный пророк не получил никакой благодарности, — истинная правда. Отсутствие признательности Дугу равнозначно ситуации, когда вы стоите рядом с Empire State Building и не знаете, какова его высота. Вам просто известно, что оно выше вас, и многие люди не одобряют этого».

Спустя три десятилетия Дуглас Энгельбарт наконец-то удостоился заслуженных почестей — в 1997 г. он получил премию Лемельсона Массачусетского технологического института в размере 500 тыс. долл. Это самое большое в мире денежное вознаграждение, назначаемое за американские изобретения и открытия.

Спустя пару лет после исторической демонстрации 1968 г. корпорация Xerox создала свой новый исследовательский центр в Пало-Альто (PARC, Palo Alto Research Center), куда перешли многие сотрудники Энгельбарта и его коллеги по Стэнфордскому университету.

Продолжение в следующем номере.

3186