В нем участвовали такие столпы Linux-сообщества, как Линус Торвальдс (Linus Torvalds), Джон Холл (Jon Hall) из фирмы Linux International, Дирк Хондель (Dirk Hohndel) из SuSE, Мигель де Икаса (Miguel de Icaza) из Helix Code, Петер Бекман (Peter Beckman) из TurboLabs. Темой дискуссии было международное влияние Linux, но мы быстро перешли на обсуждение экономических проблем.

В действительности уклонение от первоначальной темы началось с провокационного вопроса, заданного мной. Кто-то предположил, что ПО с открытыми исходными текстами1 снижает планку при прорыве на рынок оригинальных программ и потому так хорошо распространяется за пределами западного мира. Я громко поинтересовался, возможно ли, чтобы причина действительно в этом заключалась. С одной стороны, на открытом ПО много не заработаешь, с другой же, в странах, где без должного уважения относятся к международным законам об авторском праве, разработчик может извлечь выгоду из программы, распространяемой на условиях лицензии GPL, пиратским путем — просто похитив код и использовав его для создания закрытого продукта2.

В действительности я не подозреваю программистов из незападных стран в пиратских действиях по отношению к GPL-продуктам, а свои выпады делал лишь для того, чтобы подстегнуть разговор. Очевидно, мы затронули животрепещущую тему, но при этом, за исключением некоторых замечаний Холла относительно акций Linux, никто из присутствовавших не сумел представить достоверного случая, в котором написание открытых программ оказалось бы выгоднее написания закрытых.

Кстати, я полностью разделяю мнение Холла о положении с акциями Linux. Доходы множества компаний, связанных с Linux, продолжают расти, и видно, что на их процветании практически не сказывается наблюдаемая сейчас неустойчивость акций Linux. Эта неустойчивость связана в первую очередь с колебаниями в настроениях инвесторов, которые поначалу обезумели и слишком бурно прореагировали на революцию Linux. В настоящее время цены большинства акций Linux стабилизировались на разумном уровне, что здоровее и для рынка ценных бумаг, и для связанных с Linux компаний.

Один из участников дискуссии привел сравнение открытого и закрытого ПО, выявившее потенциальную проблему для производителей закрытых продуктов. Он заметил, что для Linux существуют высокопроизводительные коммерческие X-серверы, такие как Metro-X компании Metrolink и Accelerated-X компании Xi Graphics. Когда же мы спросили аудиторию, кто работает с каким-либо из этих продуктов, ни одна рука не поднялась. Все пользовались свободной программой — сервером XFree86.

Сколько денег?

Однако можно ли вообще зарабатывать деньги в новой системе, основанной на открытых исходных текстах? Выступая в тот же день незадолго до нашего «круглого стола», Холл сформулировал основные тезисы как раз по этому вопросу. Он считает, что нам следует всего-навсего находить такие области, в которых можно присоединить к открытому ПО нечто ценное, а затем продавать получающуюся добавленную стоимость.

Я с этим согласен, но хотел бы высказать несколько дополнительных соображений. В первую очередь я должен предупредить инвесторов, что, хотя, на мой взгляд, зарабатывать на открытых программах вполне возможно, мы вряд ли получим от своих разработок миллиардные прибыли, подобные извлекаемым корпорацией Microsoft. Заметьте, что это не пессимистическая, а просто реалистическая оценка. Только Билл Гейтс и еще несколько предпринимателей чувствовали бы себя несчастными без миллиардов долларов. Остальные готовы удовольствоваться меньшей суммой.

На мой взгляд, нам не следует всецело полагаться на продажу ПО. Необходимо сдвинуть фокус, поскольку реальные деньги, которые удастся заработать в будущем, находятся, очевидно, в областях сервиса и разработки аппаратных средств.

Аппаратура — наиболее подготовленный, хотя и довольно заполненный рынок для свободного ПО. Можно заметить, что даже сейчас, когда дистрибуторы Linux пересматривают свои бизнес-планы, доходы компаний, подобных VA Linux, продолжают расти, поскольку не зависят от успеха дистрибуторов. Кстати, и IBM продемонстрировала уверенность в ОС Linux, усилив ее поддержку несмотря на то, что акции Linux пошатнулись. Ставя на Linux, производители аппаратуры ничем не рискуют и многое выигрывают — ведь они не платят за право использования ОС.

В понятие «аппаратура» входят не только компьютеры: Linux уже пользуется успехом в качестве ОС для таких устройств, как телевизионные приставки (например, превосходный ТВ-рекордер TiVo). У этого рынка огромный потенциал — намного выше, чем у компьютерного, где выступают Compaq, IBM, VA Linux и прочие.

Еще один рынок с, возможно, самым большим потенциалом для Linux — это встроенные системы. Linux не является идеальной встроенной ОС, но обладает быстротой, компактностью и бесплатностью. Последнее достоинство особенно важно, если производство устройства является бесприбыльным или даже убыточным. (Это вполне распространенная практика: компании намеренно теряют деньги на игровых консолях и других устройствах со встроенными ОС, поскольку получают доходы другими способами.)

Чисто программистские фирмы находятся в намного более сложном положении, чем те, которые так или иначе добавляют к открытому ПО стоимость аппаратуры. Все труднее продавать продукты, имеющие бесплатный аналог, и все больше становится свободного ПО. А по мере «дозревания» продуктов типа Open Office или Mozilla свободное ПО продолжает завоевывать рынки, ранее принадлежавшие только закрытым программам.

Недавно у меня состоялась примечательная беседа об этих проблемах с Шоном Гордоном, президентом и главой программистской фирмы theKompany.com, которая разрабатывает и продает средства программирования и офисное ПО для Linux. (Текст этой беседы опубликован в Linux World, № 12/2000 — см. http://www.linuxworld.com/linuxworld/lw-2000-12/lw-12-thekompany.html)

Фирма Гордона имеет несколько стратегий зарабатывания денег. Одна из них — раздавать даром полнофункциональный программный пакет и продавать дополнительные модули для него. Данная схема довольно близка к бизнес-плану, основанному на платном сопровождении, когда программа предоставляется бесплатно, а поддерживается за деньги. Единственное отличие — в том, за счет чего образуется добавленная стоимость.

По-моему, это хорошая стратегия, но все же я рад, что theKompany.com имеет и другие варианты, так как неясно, насколько названный метод окажется успешным в длительной перспективе. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что со временем все закрытое ПО (включая, естественно, и модули) вытеснят свободные программы, которые будут не хуже или даже лучше.

Гордон с этим не согласен: он думает, что заплатить несколько долларов за модуль проще, нежели полностью его переписывать. Отличная мысль и, вполне возможно, верная. Не исключено, что есть некий непреодолимый для приверженцев свободного ПО порог цены/сложности, который определяется востребованностью закрытого продукта, его стоимостью и сложностью воспроизведения его с нуля в качестве открытой программы.

Разумеется, трудно настаивать, что такой порог существует, учитывая успешное осуществление ряда масштабных проектов, в ходе которых было создано весьма сложное и устойчивое ПО, такое, как операционные системы FreeBSD и Linux, оболочки KDE и GNOME, браузер Mozilla. Последний, вероятно, является самым серьезным аргументом в пользу того, что никакого порога, может быть, и нет: откуда бы взяться стимулу к его созданию, если среди конкурирующих продуктов имеются бесплатные? Однако что-то все же побудило людей работать над проектом, из которого на наших глазах сейчас возникает совершенно замечательная программа.

У меня такое чувство, что никто пока еще не понял вполне, каким образом зарабатывать на ПО, распространяемом вместе с исходными текстами. И это не слишком удивительно. Мало кто хорошо понимал, как извлекать прибыли из Internet. В основном надеялись на доходы от Web-рекламы, но для большинства сайтов этот расчет не оправдывается, и непонятно, каким образом он мог бы оправдаться. Поэтому для Internet должна возникнуть, и я думаю, что возникнет, новая экономическая модель.

Вероятно, то же произойдет и с открытым ПО. Проблема не в том, чтобы научиться его продавать, а в том, чтобы сразу отказаться от большей части идей о торговле программными продуктами и искать другие способы получения добавочной стоимости.

Об авторе

Николас Петрели — основатель и редактор электронного журнала Linux World; сейчас сотрудничает также в качестве редактора и автора в журнале InfoWorld. Ведет раздел Flameproof в форуме, посвященном Linux, на сервере ITworld.com.


1 Cтрого говоря, термин open source software (ПО с открытыми исходными текстами, открытое ПО) обозначает любые программы, распространяемые бесплатно вместе с исходными текстами, а free software (свободное ПО) — только те из них, которые подпадают под условия лицензии GNU GPL (GNU General Public License — Универсальная общественная лицензия GNU), однако для автора это различие в данном случае не очень существенно. — Прим. перев.

2 Лицензия GNU GPL допускает модификацию исходных текстов программ для создания на их основе собственных программных продуктов, но требует, чтобы эти новые продукты также распространялись на условиях GPL (следовательно, авторы не имеют права закрывать доступ к их исходным текстам). — Прим. ред.

1905