Автомобиль - средство передвижения, телефон - средство связи, а компьютер - средство... чего, собственно, если речь идет о мультимедиа?

Известен парадокс, когда запрет думать о танцующем белом медведе приводит ровно к обратному: ни о чем другом думать не можешь. Случайно оброненная кем-то фраза, мол, на рынок мультимедиа уже никто чужой не протолкнется, заставила-таки меня сконцентрировать свое внимание на этой проблеме.

Рынок мультимедиа? О чем это вы, господа? Стоит ли принимать лихорадочный румянец на щеках за здоровый вид? Рынок - категория не эмоциональная, а экономическая, и для его существования необходимо несколько полноценных составляющих. В нашем случае, поскольку речь идет об интеллектуальных продуктах, к основной связке производитель - потребитель следует прибавить такой немаловажный компонент, как критика.

Что касается ситуации в целом, то она, по-моему, полностью повторяет историю свободного книжного рынка: сначала пусто, потом густо (но всякой ерунды), а теперь всего понемножку. Прессинг откровенного ширпотреба - вот главный нерв отечественной мультимедийной культуры сегодня. Собственно, проблема ювенального периода отрасли в том и состоит, что после дальтонической эпохи потребителю захотелось пышного с розочкой торта - и производитель, не ограниченный рамками критики, тут как тут. Безупречно владея всеми приемами опошления, наши куцурье взялись за вечнозеленую классику - эту курицу, несущую золотые яйца. Очередные "Нью-МЖ", которых не упрекнешь в отсутствии национальной самобытности, изрядно преуспели в том, чтоб сказку сделать пылью, называя интерактивным мультфильмом убогую анимацию, сопровождаемую примитивной отсебятиной. А зачем напрягаться? Пипл и так хавает!..

Что это? Недо-умение? Увы! Это естественное положение вещей в отсутствие нормальной профессиональной оценки, то бишь соотнесения с принципами, определяющими качество ММ-продуктов. Да, нашим вечно занятым умам не всегда легко уловить суть длящегося. Но именно это и есть дело критики! Критики, которая помогает потребителю понять, какой продукт выбрать, а производителю - каким этот продукт должен быть или, на худой конец, каким он быть не должен. Однако, заплутав в лабиринтах жанра, рецензенты после необходимых реверансов в сторону создателей диска обычно ограничиваются упоминанием об отдельных недостатках. И хотя "уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна...", критика, по сути, предельно комплиментарна. В итоге, несмотря на рост коэффициента "звездности" (я имею в виду звездочки, которые сопровождают описания CD-ROM в некоторых изданиях), коэффициент, так сказать, удачности на единицу дискового пространства весьма мал.

С чувством бессильного узнавания мы видим чудовищные ошибки (Институтом русского языка им. А.С. Пушкина даже учреждена премия "За лучший русский язык в продукции мультимедиа"!), и не только орфографические. В "недрах" диска, посвященного шедеврам архитектуры, оказался файл с пошлым текстом об огурцах. Неужели компании, называя себя издательствами, не понимают, что тем самым обязуются соблюдать санитарно-гигиенические нормы культуры? Такое ощущение, что к нам вернулась догутенберговская эпоха, в то время как мир давно и успешно пользуется услугами адептов института редакторов.

Качество отдельных дисков определяется словами с трудом, но, как известно, ртуть падает лишь до какого-то уровня, а дальше только вместе с градусником. Думаю, что вынужденный рекламент остановит поток своеобразной компьютерной подельщины.

Пока еще налет свежей "звездной пыли" делает свое дело. Однако эффект плацебо, на который рассчитывают иные издатели компакт-дисков, может и не произойти, ибо CD-delirium понемногу проходит, уступая место интересу к серьезному чтению, к действительно интеллектуальной продукции.

Какие бы крутые виражи ни закладывала наша экономика, постепенно все вернется на круги своя. И снова будет все. Но у нас, боюсь, все будет, как обычно, через... как бы это помягче сказать, через пень-колоду. Мы еще не взошли на Парнас, но восхождение уже началось... Дело за малым. Осталось выяснить, кто этот малый.

Хочу выразить искреннюю признательность Марии Сухановой, Николаю Соколову, Алексею Харитонову, которые помогли мне выйти за пределы собственных пристрастий и интересов.

589