В частности, полезными могли бы быть роботы телеприсутствия, способные, к примеру, выполнять роль мобильных переводчиков; автономные транспортные средства, доставляющие пищу и медикаменты; а также роботы, умеющие обеззараживать оборудование и помогающие хоронить умерших.

«Чем способна помочь робототехника? — говорит Робин Мерфи, профессор компьютерных и инженерных наук Техасского университета. — Инженерам необходимо посовещаться с медицинскими и гуманитарными работниками, чтобы понять, как можно задействовать роботов в нынешнем кризисе».

Чтобы свести друг с другом медиков, спасателей и робототехников, в начале ноября был организован семинар Safety Robotics for Ebola Workers, состоящий из серии одновременных мероприятий в разных местах. Организаторами стали американское Управление по вопросам научно-технической политики, Техасский университет, Вустерский политехнический институт и Университет Калифорнии в Беркли.

В семинаре приняли участие медики, исследователи и представители коммерческих робототехнических компаний.

По словам Мерфи, инженерам необходимо было выслушать тех, кто борется с эпидемией, чтобы выяснить, что требуется для помощи пациентам, ограничения распространения вируса и защиты спасателей от инфекции.

«Выслушав их, мы сможем подумать, что способны предложить и сделать в ближайшие несколько месяцев и в перспективе», — добавила она.

Эпидемия лихорадки Эбола, начавшаяся в странах Западной Африки, — самая масштабная в истории. По данным Центра контроля и предотвращения заболеваний, заразились уже около 14,5 тыс. человек, умерли почти 5,2 тыс. В одной только Либерии соответствующие показатели — 6,9 тыс. и 2,8 тыс. В США зарегистрировано четыре подтвержденных случая заболевания, в том числе один с летальным исходом.

Вместе с Мерфи организацией семинаров занимался Таскин Падир, доцент кафедры проектирования роботов и электронного машиностроения WPI. Он подчеркивает, что технику не стоит рассматривать как замену людям: «Мы пытаемся понять, как с помощью техники свести к минимуму контакт людей с вирусом, — отметил Падир. — Но какие бы технологии мы ни внедрили, полностью людей они не заменят, да это и не требуется».

Падир с коллегами рассматривают несколько идей. Одна из них — колесный робот с двумя распылителями для обеззараживания техники и территорий, где было выявлено заболевание. По словам Падира, он уже сконструировал прототип такого робота, снабдил его манипулятором, созданным другой исследовательской группой, и установил распылители.

«Мы не собираемся придумать какую-то совершенно новую конструкцию, поскольку, как мне представляется, у нас на это нет времени, — подчеркнул Падир. — Мы стараемся задействовать ранее созданное и рассчитываем быть готовыми к внедрению чего-то уже в течение трех месяцев. А проектировать совершенно нового робота возможности нет — на это уйдет не меньше года».

Еще одна идея — создать робота телеприсутствия, который мог бы перемещаться по полевой клинике, позволяя медикам дистанционно наблюдать за пациентами. Непосредственный контакт это не заменит, но позволит взаимодействовать с больными.

По мнению Падира, средства телеприсутствия могли бы уменьшить чувство изоляции, на которое жалуются пациенты, находящиеся в карантине.

«Люди боятся идти в больницу, опасаясь, что их поместят в карантин, где они будут в одиночестве, в отрыве от близких, — добавил он. — Мы готовы изучать любые возможности, чтобы исправить эту ситуацию. Общение с помощью телеприсутствия могло бы помочь соблюдению условий карантина».

Мерфи занимается проектированием поисково-спасательной робототехники еще с 1995 года. Она думает над конструкцией робота, способного хоронить умерших от лихорадки Эбола.

Одна из причин, по которым гуманитарные миссии, работающие в зоне эпидемии, подвержены очень высокому риску, — в том, что люди, инфицированные вирусом, наиболее заразны на момент смерти и еще несколько дней после. Если задействовать робота для переноса и погребения тел, можно было бы защитить людей и предотвратить дальнейшее распространение болезни.

Но создание робота, способного безопасно и надежно выполнить эту задачу, соблюдая уважение к останкам и близким погибшего, — необычайно сложная задача.

«На АЭС Фукусима-1 используется множество строительных роботов, например небольших, которые разгребают завалы, пачкая все без разбора грязью, — отметила она. — По отношению к усопшим подобное было бы недопустимо. Человека нельзя просто закатать бульдозером в могилу. Есть культурные особенности, традиции погребения; семьям нужно дать возможность попрощаться с усопшим».

Мерфи обсуждает идею роботов-могильщиков со своими студентами, чтобы заранее ввести их в курс дела на случай, если они понадобятся на проекте. Сейчас студенты с факультета архитектурного проектирования пытаются модифицировать четырехколесного робота Bobcat — установить вместо бульдозерного лезвия саркофаг для переноса тела.

«Создать робота, который сможет собирать тела, сохраняя уважение к останкам, невероятно трудно, — признает Мерфи. — Ведь нужно еще учесть, что они инфицированы. Сама задумка важная, но,чтобы ее воплотить в жизнь, потребуется решить не только технические задачи. Нужно массу всего принять во внимание, множество мелких деталей».

Робототехникам предстоит искать ответы на вопросы о том, как организовать обучение управлению роботами, как перезаряжать батареи, как организовать связь с Интернетом, как транспортировать роботов к месту гибели людей, как передвигаться по различным типам грунта и т. д. Наконец, предстоит выяснить, согласны ли местные жители на то, что им будут помогать роботы.

Университет обратился в Национальный научный фонд США с ходатайством об ускоренном получении гранта на исследование, посвященное вопросам выработки требований к технике для борьбы с эпидемией.

По словам Падира, он с нетерпением ждет возможности пообщаться с гуманитарными работниками: «Мы можем предложить какие-то чисто инженерные идеи, но нужно еще позаботиться о том, чтобы наши разработки были применимы в реальных условиях».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями