Эл Золлар: Глушков, подходя к делу, как настоящий большевик, был уверен в том, что технологии 70-х годов позволяют упаковать планы партии и правительства в гигантские ЭВМ и тем самым добиться процветания. Жизнь показала, что с технологической точки зрения задача намного сложнее, чем представлялось, а главное, продуктивное управление обществом и экономикой не согласуется с доминировавшей в ту пору политической доктриной. Но отрицать идеи автоматизированных систем управления, предложенные Глушковым и его коллегами, нельзя - для обращения к ним есть очевидные объективные предпосылки. На исходе первого десятилетия XXI века корпорация IBM в определенном смысле вернулась к идеям автоматизированного управления сложными системами в форме программы Smarter Planet, распространив ее от уровня отдельного предприятия до планетарных масштабов.

В целом эта амбициозная программа нацелена на то, чтобы сделать всю Землю более приспособленной к управлению, снабдить ее необходимыми средствами для взаимодействия и сделать ее smarter, то есть "поумнее". (Впрочем, слово smarter означает еще и "рациональный", и "ловкий", и "изящный" и еще множество иных достоинств.)

IBM возлагает на программу Smarter Planet большие надежды, она рекламируется на главных телевизионных каналах, в аэропортах и т. д. Внимание к Smarter Planet в немалой степени объясняется особенностью текущего момента в мировой экономике. Всем очевидно, что для выхода из кризиса нужны нетривиальные меры, в том числе "поумнение" в национальном масштабе за счет внедрения инфраструктурных сервисов. Об этом писал Сэм Палмизано, генеральный директор и президент корпорации IBM, в своей статье, опубликованной в январе в The Wall Street Journal: "Перспективно мыслящие нации, компании и сообщества вынуждены пересмотреть свои возможности и переосмыслить роль инфраструктурных сервисов. Сделаем ли это мы? Будет ли Америка инвестировать в свое будущее, чтобы сделать развитие экспоненциальным? Давайте не исправлять сделанные ошибки, а строить более умное будущее нашей страны". Спорить нечего, вместо Америки можно подставить название любой иной страны; примерно об этом же недавно говорил и российский президент.

Вопрос, станет ли кибернетический подход к управлению заменой или дополнением монетаризму, выходит за пределы нашей компетенции, но то, что динамические инфраструктуры могут стать основой для придания управляемости планете в целом и ее отдельным частям, возражений не вызывает. Обсуждение роли и места динамических инфраструктур в Smarter Planet придало конференции Pulse 2009, прошедшей в феврале в Лас-Вегасе, особую значимость. Эл Золлар, генеральный менеджер IBM Tivoli, подчеркнул, что само название Pulse (раньше это была конференция пользователей, называвшаяся Tivoli Technical User Conference) символизирует актуальность. Проблематика Pulse 2009 была постулирована так: "Помочь организациям в управлении их динамической инфраструктурой и обеспечении конкурентоспособности в современной среде, с ее всепроникающими цифровыми связями".

За ширмой названия

Плакатность словосочетания "динамические инфраструктуры" не может не настораживать. Слишком часто за последние пять-семь лет мы становились свидетелями появления новых слоганов, но редкие из них выживали. Не из их ли числа и "динамические инфраструктуры"? Зачем еще один слоган, и вообще, почему они рождаются с такой интенсивностью? Нетрудно прийти к выводу, что лозунги, сопутствующие развитию ИТ, есть производное от необходимости представлять себя клиентам. В компьютерной индустрии новые качества появляются ежедневно и ежечасно, но нет интуитивно понятной формы, в которой их можно было бы представить, вот и приходится придумывать лозунги-оболочки, иногда удачно, чаще – нет. Лозунг оказывается внешней формой для некоторой совокупности идей и технологий. В данном случае словосочетание "динамические инфраструктуры" необходимо, чтобы обозначить новое явление и привлечь к нему внимание. Назови его прозаически, как-то вроде АСУ, клиент и не клюнет.

Скорее всего, появление сущности, которую в IBM Tivoli назвали динамическими инфраструктурами, вполне исторически оправданно, к ним приводит логика эволюционного процесса. Предшествующие годы компьютерной истории можно разделить на пять этапов. Сначала был централизованный период (мэйнфреймы и мини-ЭВМ), его сменил распределенный (ПК, клиент-сервер), далее началась эпоха Internet, на ее основе получили развитие мобильные устройства, и предпоследний период, когда компьютеризация проникла во все области человеческой деятельности. А далее шестой этап – "революция встроенных систем", которая дает возможность для объединения прежде независимых устройств в единые физические инфраструктуры и для связи физических инфраструктур с информационными инфраструктурами. Конвергенция может стать основой явления, названного IBM динамическими инфраструктурами. В основе таких структур лежит новое поколение исполнительных устройств, способных "осознавать" свое состояние плюс состояние контролируемого ими объекта. К тому же они подключены в сеть, они способны передавать сведения об этих состояниях в центр управления и воспринимать направляемые им оттуда управляющие воздействия. Классический пример – интеллектуальный электрический счетчик, который не только учитывает количество потребленных киловатт-часов, но и способен информировать пульт о текущем потреблении; если такими устройствами оборудовать десятки и сотни тысяч потребителей, то можно построить систему энергоснабжения с высокой степенью динамизма.

Итак, современная физическая среда демонстрирует готовность к созданию динамических инфраструктур, во времена АСУ ничего подобного и быть не могло. Как полагают в Tivoli, сегодня формируется пять подпространств, обладающих готовностью к автоматизации. К первому относится все, что движется (автомобили, поезда, самолеты…). Связь отдельного автомобиля с центром управления дорожным движением в больших городах может радикально изменить ситуацию на дорогах. Второе - окружающая человека среда и коммунальные услуги; в ближайшее время микропроцессорами и средствами связи будут снабжены все камеры слежения, входные двери в жилые помещения, системы водо-, газо-, электроснабжения и многое другое; иными словами, вся среда обитания может стать контролируемой и управляемой. Третье - производство. Мы привыкли к тому, что автоматизируется управление на фабриках и заводах, но снабжение множества иных отраслей устройствами радиочастотной идентификации, а персонала - средствами современной связи позволяет внедрять системы управления для таких процессов, которые раньше не могли рассматриваться в качестве предмета автоматизации. На конференции в качестве примера приводилось управление действием бригад, ликвидирующих последствия чрезвычайных ситуаций. Еще две области – автоматизация управления собственно информационными технологиями и автоматизация коммуникационных технологий. Конвергенция ИТ со средой в этих пяти областях и дает то, что в IBM Tivoli называют Dynamic Infrastructure.

Достаточные условия

Но готовы ли ИТ к поддержке динамических инфраструктур? До тех пор пока не был достигнут требуемый уровень развития приборостроения, полупроводниковой индустрии и технологий коммуникации, о создании инфраструктур, обладающих динамическими качествами, и речи не могло идти, но это условия общие, а есть и более конкретные, и это хорошо известные технологические достижения буквально последних лет. Во-первых, сервисные архитектуры и управление сервисами. Сложные системы невозможно построить на жестких связях - они будут попросту неработоспособными, в них невозможно обеспечить необходимый уровень готовности, способности адаптации к изменяющимся условиям. Не случайно главный евангелист технологий IBM Ирвинг Владавски-Бергер сравнивает роль сервисов в динамических инфраструктурах с ролью языка HTML в Web. Говоря так, он имеет в виду два типа сервисов – бизнес-сервисы, образующие функциональные связи, и сервисы как часть архитектуры SOA. Конвергенция двух типов сервисов и управление сервисами - один из факторов, обеспечивающих возможность создания динамических инфраструктур. Второй фактор – виртуализация. Адаптация информационных систем к изменяющимся условиям физических систем невозможна, если все ресурсы, в том числе процессоры, системы хранения и приложения, виртуализованы. Третий фактор, непосредственно следующий из второго, - перенос вычислений в облако.

Отвечая на вопрос о том, каким именно он представляет облачную среду, Эл Золлар сказал, что он далек от утопического видения облачных вычислений, которое появилось несколько лет назад, когда казалось, что все сведется к созданию нескольких гигантских ЦОДов, которые будут предоставлять сервисы всему миру. Скорее всего, облако сложится как сеть поставщиков услуг разного уровня. Одни будут предоставлять физическую среду для переноса приложений и среду разработки, другие - непосредственно услуги по выполнению каких-то видов вычислительных работ; возможны и какие-то иные разновидности участия. Главное, по мнению Золлара, – поддержка открытых стандартов. Значительная часть стандартов уже имеется, но впереди еще большая работа в области стандартизации. Итогом внедрения динамических инфраструктур должно стать повышение качества предоставления бизнес-сервисов, снижение стоимости и заметное улучшение управления рисками.

Первые практические шаги

Помимо облачных вычислений, в числе практических шагов - методы автоматизации управления сервисами и новые решения в инфраструктуре хранения данных. Для того чтобы помочь предприятиям в практической деятельности по объединению физической и информационной инфраструктур, в IBM предложили ряд решений IBM Service Management Industry Solutions, адаптированных к основным семи отраслям (жилищные и коммунальные службы, нефтехимия, телекоммуникации, банки, электроника и машиностроение). Для упрощения планирования и внедрения управления сервисами разработан специальный пакет услуг IBM Service Management Implementation Enhancements & Accelerators. Он позволяет оптимально использовать компоненты программного обеспечения Tivoli. А новый инструментарий Tivoli Service Automation Manager автоматизирует процессы разработки, внедрения и управления сервисами, предоставляемыми программным обеспечением промежуточного слоя, приложениями, аппаратным обеспечением и сетями, что избавляет от присущих человеку ошибок и повышает качество обслуживания.

Одной из важнейших задач становится новая стратегия работы с данными. Она включает технологии дедупликации данных, избавляющие от дублирования хранимых данных. В 2008 году была куплена компания Diligent Technologies, производящая специализированные устройства ProtecTIER Deduplication Appliance. Дальнейшее развитие получат кластерные накопители IBM XIV Storage System, выпущена уменьшенная версия Baby XIV. Технология полной криптографии Full-Disk Encryption реализована в устройстве System Storage DS8000. Для обеспечения безопасности данных на сетевом уровне разработана система IBM Internet Security System.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями